Жизнь среди головешек

В Иркутске продолжают гореть исторические постройки

Жильцам, населяющим дома по улице Подгорной, не позавидуешь. Еще недавно улица соседствовала с «шанхайкой», обретшей ныне более цивилизованный вид торгового комплекса «Шанхай-сити». Но жизнь улицы это обстоятельство мало изменило, здесь по-прежнему нагромождены друг на друга контейнеры и живут мигранты. С издержками проживания рядом с крупной торговой площадкой люди уже примирились, а вот с чем примириться невозможно, так это с пожарами, которые вспыхивают здесь с завидной регулярностью. Горят, как правило, расселенные исторические памятники. А поскольку дома здесь построены буквально впритык, каждый раз люди опасаются, что огонь может зацепить и их жилье. 

Даже бомжи ушли 

В марте на улице Подгорной сгорели два пустующих дома. Один из них — исторический памятник, доходный дом купца Шелихова; второй — небольшой пустой частный дом. Пожар, быстро набравший силу в ветреный день, был виден с разных точек города. Пожарные тушили  его несколько часов. Дом, от которого сейчас остался обугленный остов, купец Григорий Шелихов построил 125 лет назад. Площадь этого двухэтажного дома составляла 120 квадратных метров. Дом расселили три года назад, и все это время он простоял с заколоченными окнами. Вроде как должны были превратить его в гостиницу, да что-то не задалось.

Историческое здание должны были выставить на конкурс и передать инвесторам для реставрации, но не успели. Дом подожгли, и, как обычно бывает в таких случаях, поджигатели неизвестны. Среди предварительных версий — виновны дети, игравшие со спичками, или граждане без определенного места жительства. Может, в некоторых случаях действительно случайными поджигателями являются бомжи, но местные жители, как и многие иркутяне, давно укрепились во мнении: поджог исторических памятников — целенаправленная акция. Кто-то очень захотел вывести это здание из списка памятников и построить на его месте что-то новое. Еще одна версия: сожгли, чтобы построить новодел и не мучиться с реставрационными технологиями.

На пересечении улиц Подгорной и Киевской стоят сразу несколько сгоревших домов. Без труда отворив незапертую дверь, мы заходим во двор одного из них. Этот дом, судя по всему, сгорел несколько лет назад, и то, что не успел уничтожить огонь, завершают ветер и дождь. По словам Станислава, чей двор соседствует с двором сожженной «деревяшки», дом разрушается на глазах. Не ровен час кого-нибудь придавит подгнившим горелым бревном. Но полуразрушенное здание никто не огораживает.  

— Дом расселили. Первый раз он горел пять лет назад, зимой. Второй раз — летом. Тоже был памятник, остались руины. Приходили специалисты, вдоль и поперек его измерили, да что толку — головешку уже не восстановить, — говорит Станислав. — Во второй раз выгорел так, что уже и бомжей перестал интересовать — крыши-то нет.

Бомжи — частые гости на улице Подгорной. Они устраивают себе «гнезда» в исторических зданиях и надворных постройках. Жители Подгорной этот контингент, любящий разводить костры и засыпать с непотушенной сигаретой, не жалуют и выгоняют самостоятельно. Но, как признаются люди, сегодня гонять уже особо некого. Дома на Подгорной непригодны для обустройства «гнезд», поскольку  выгорели практически полностью.

Пожары с трех сторон

В оставшихся домиках небольшой улицы Подгорной живут пожилые люди, но их тут все меньше и меньше. В основном дома населяют выходцы из Средней Азии — узбеки, киргизы. Люди неконфликтные и с виду законопослушные. По крайней мере, у старожилов Подгорной к ним нет никаких претензий.

— Киргизы, которые тут у нас живут, — люди семейные, с ребятишками, скромные такие, ничего плохого не делают, — говорит жительница Подгорной Клавдия Михайловна. — Гораздо больше бед от хулиганов. Плохо, конечно, жить в своем доме в центре города, особенно если окна выходят на улицу, — хулиганы стекла разбивают.

Киргизы, живущие рядом со сгоревшим доходным домом Шелихова, действительно оказались людьми очень скромными. Когда мы пытались выспросить подробности пожара, опасливо поглядывая, они как один твердили, что в тот день  их не было дома.

По словам Клавдии Михайловны, дом Шелихова был построен на века, и если бы не сгорел, мог бы восхищать и наших потомков своей добротностью и искусным кружевом деревянных наличников. Сейчас деревянное кружево валяется под ногами, и никому до него нет дела.

Жительница Подгорной Валентина Мальцева пережила три пожара — справа, слева и позади ее дома сгорели три постройки. Каждый пожар для пожилой женщины — это стресс и урон. Дом Шелихова стоял к ее дому совсем близко. Во время пожара во двор женщины падали головни, загорелись дрова, которыми Валентина Мальцева отапливается; централизованного отопления в ее доме нет. Те дрова, которые не сгорели, оказались затопленными. Чтобы потушить деревянное строение, пожарным пришлось использовать огромное количество воды. В итоге в доме Валентины Мальцевой случился потоп, хозяйка в ужасе бродила по колено в воде.

Лечить стресс женщина уехала на дачу, а еще наняла киргизских женщин, которые сейчас проводят в ее доме капитальную уборку и уже отдолбили во дворе корку льда толщиной в метр.

Загрузка...