Жизнь после приговора

Как оценивают свои поступки воспитанники Ангарской воспитательной колонии для несовершеннолетних?

 

Денис Кодачигов уже знает, как помочь подросткам, которые напали на школу в Бурятии и которые после суда приедут в АВК

В колонии многие дети впервые узнают, что в жизни есть место добру и красоте

Малолетки всегда были отдельной категорией осуждённых, им нельзя внушать ничего преступного, ведь потом в голове у человека сложно что-либо изменить

В январе на всю страну буквально один за другим прогремели два ЧП: в Перми и посёлке Сосновый Бор в Бурятии подростки, вооружившись ножами и топорами, напали на школы, покалечили немало людей. Социальные сети привычно пошумели и затихли — вероятно, до нового ЧП.

В ситуации, будем надеяться, разберутся правоохранительные органы, педагоги, детские психологи, призадумаются родители, примерив на секунду этот ужас на себя. В сухом остатке о мотивах расправы известно немного — какие-то старые обиды, надуманные поводы. Но итоги чудовищны, и впору призадуматься: как такое стало возможным? Когда у ребёнка начинает сжиматься пружина агрессии, что или кто служит спусковым крючком? Как впоследствии оценивают свои поступки подростки, отбывающие наказание?

Чтобы попытаться найти ответы на эти вопросы, мы отпра­­вились в Ангарскую воспитательную колонию для несовершеннолетних, где на данный момент содержатся 42 школьника, за плечами большинства из них тяжкие и особо тяжкие преступления.

«Я убил человека»

— Что означают эти рисунки? — спрашиваю я мальчишек, на пальцах которых синеют несмываемые перстни — загадочная аббревиатура.

Собеседники молчат, они не привыкли доверять взрослым, тем более тому, кого видят в первый раз. А ещё за забором не расшифровывают свои поступки — просто называют статью УК РФ, по которой осудили. Может, так легче, но скорее не принято задавать кому-то лишние вопросы, любопытство в любом виде, мягко говоря, здесь не приветствуется.

Семнадцатилетний Егор из Братска промышлял кражами, его сверстник Руслан из Читы также воровал, угонял машины. У обоих есть шанс выйти по УДО, именно поэтому я застала их в классе, на подготовке к научной конференции. Парни стараются хорошо учиться, потому что это их путь к свободе. А вот 15-летнему Вадиму предстоит отбывать ещё 6 лет, с переездом во взрослую колонию: за убийство и порчу имущества он получил 8 лет. Он один из немногих, кто не раскрасил тело.

— А зачем мне эта «изолента» на руках? — отвечает он вопросом на вопрос.

В отличие от большинства сверстников Вадим из благополучной семьи: родители несудимы, не пьяницы, но однажды развелись. Мальчишка стал жить с мамой и отчимом. Это ему не нравилось, и он всё стал делать назло взрослым: с восьми лет воровал, бродяжничал, уже в четвёртом классе заработал кличку Бандит. А два года назад, будучи пьяным, залез в чужой дом, убил хозяина, а потом устроил пожар.

— Этот перстень значит, что я убил человека, — объясняет свою татуировку 17-летний Руслан. — Я сделал её ещё в СИЗО, мне казалось — это важно. Но теперь собираюсь свести. Начинать новую жизнь с такой татуировкой будет сложно… Сейчас я обо всём жалею. Мне ведь почти 18, я мог бы многого добиться. Выучился бы, может, работал. Братьям младшим помогал бы…. Главное, на душе у меня неприятно — от этого уже не избавиться, человека всё-таки убил.

Жертвой Руслана стала его соседка, женщина 42 лет. Жил он тогда в Слюдянском районе, учился плохо, большую часть времени проводил в компании таких же бездельников. Вспоминает, что успел поменять пять школ — отовсюду выгоняли.

— Я каждый день с кем-то дрался, — рассказывает. — Легко мог взять чужое, даже не задумываясь. Гулял ночами, употреблял спиртное.

В тот день Руслан тоже был пьян. Вернувшись домой, перелез через балкон на втором этаже, проник в соседнюю квартиру. Зачем —  не может объяснить даже сейчас. Возможно, искал что-то ценное. Соседка проснулась и, увидев вора, бросилась бежать. Руслан не помнит, как в его руке оказался нож. Дальше всё произошло моментально. Он догнал женщину, развернул её к себе и ударил ножом несколько раз.

— Я хочу быть лучше, чем сейчас, — говорит Руслан. — Я много размышлял над этим. Хочу семью, дом и нормальную работу.

— Что ты сказал бы сверстникам, которые до сих пор живут «по понятиям»?

— Одумайтесь! К хорошему это всё равно не приведёт. Я не хочу всю жизнь сидеть в колонии, когда на свете столько всего интересного. Не хочу просто существовать…

Илья Михайлов до сих пор не знает, почему участвовал в групповом изнасиловании. После освобождения он будет жить один — семьи у него нет

Лекарство для души

У начальника колонии Дениса Кодачигова есть своё объяснение того, что происходит с детьми. Многие знают, какую роль в жизни ребёнка играет семья. К сожалению, некоторые семьи по разным причинам не сумели справиться со своей основной обязанностью — одарить детей любовью.

— Трудный ребенок — это тот, которому трудно, — говорит Денис Анатольевич. — По факту они обычные дети, но упущенные в социальном плане. Можно сказать, что всех, кто находится у нас, воспитывала улица. Давая отпор этой агрессивной среде, они и нарушают Уголовный кодекс, преступают закон. В итоге попадают сюда.

Денис Кодачигов пришёл работать в систему ГУФСИН 15 лет назад как на альтернативную службу. Окончил педагогический институт, получил диплом учителя химии и биологии, некоторое время участвовал в разработке лекарства от рака.  Ангарскую воспитательную колонию возглавил два года назад. Признаётся: в новой работе больше всего востребована психология.

— Денис Анатольевич, что сложнее — искать лекарство от рака или воспитывать несовершеннолетних преступников?

— И то и другое очень ответственно. И если уж проводить параллели, то в обоих случаях приходится быть лекарем. Каждый человек живёт с установками, полученными в детстве. И сейчас основная наша задача, как пенитенциарной системы, — перепрограммировать сознание детей, вылечить их души. Показать им, что есть совершенно иная реальность, нежели та, в которой они росли. Некоторые из осуждённых, например, никогда не были в театре. Мы вывозим их в театр, в кино, в художественную галерею, в музеи, на ипподром, на футбол и хоккей. Они участвуют в конкурсах профессионального мастерства и научных конференциях. При этом они выезжают в город в обычной одежде, могут пользоваться деньгами со своего счёта. Сегодня это самая действенная мера поощрения для тех, кто действительно хочет измениться. Потому что вот такую — обычную, нормальную — жизнь они ещё не знали. Для них даже покупка гамбургера в кафе — событие.

— Сразу как-то возникает вопрос: почему эти подростки, убийцы и насильники получают так много внимания в то время, когда они должны отбывать наказание?

— Главное их наказание — у них нет свободы. И если мы здесь не будем показывать им, как надо жить на желанной свободе, то какой смысл в их изоляции? Необходимо показать им жизнь, в которой нет преступности. Где необязательно наносить себе татуировки. Где можно проявить себя, взяв в руки гитару, написав картину, построив дом. В ином случае, вернувшись домой, они продолжат грабить и убивать.

По татуированным рукам можно прочитать криминальную биографию осуждённого

О ложных ценностях

— Есть мнение, что старшеклассники, которые совершили нападения на свои школы в Перми и Бурятии, были приверженцами АУЕ. По сути, жили по системе ценностей, принятых на зоне. Как такое возможно? Почему дети начинают жить «по понятиям», ещё не оказавшись за решёткой?

— Многие не понимают, что такое АУЕ. Раньше это было закрытое движение, тюремная субкультура. Сейчас её активно пропагандируют в Интернете, дети знакомятся с ней на улице. Но попадают под это влияние, конечно, не все. Так, в нашу колонию поступают несовершеннолетние преступники из трёх регионов — Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края. Но если в 2016 году у нас находилось 160 человек, то сегодня только 42, потому что временно новенькие к нам не поступают — нам помогает Красноярск. Причина — высокая криминальная заражённость Забайкальского края и Дальнего Востока: Чита, Находка, Хабаровск. Больше половины всех осуждённых подростков приезжают к нам именно оттуда. И практически все они имеют татуировки тюремного содержания — АУЕ, «Жизнь ворам», перстни и прочее. На это реально страшно смотреть — они ведь дети ещё, а руки у них чёрные! А месяц назад к нам пришёл 17-летний парень, и у него на всю спину написано: «Жизнь ворам».

— Но зачем они это делают?

— Татуировка по своей сути тюремный паспорт, который означает принадлежность людей к какой-либо касте. Засилье АУЕ объяснимо в семьях, где пьют, где сильны криминальные традиции. Вот одного мальчишку спросили: «Что для тебя убийство?» Он ответил: «Да ничего особенного! У меня прабабка, бабка и мать убивали. Я всегда знал, что тоже могу». Надо ли удивляться, что таким детям очень легко впихнуть в голову преступные идеи, мотивируя это тем, что «каждый бродяга и скиталец должен соблюдать незримый закон»…

Известно, что, когда человек (а тем более ребёнок) наносит татуировку, он меняет своё психоэмоциональное состояние, своё сознание, и далеко не в лучшую сторону.

Сейчас совместно с депутатским корпусом Читы и представителями РПЦ мы прорабатываем вопрос о заключении договора с какой-либо косметологической фирмой о бесплатном выведении подобных татуировок у несовершеннолетних. Очищая кожу, очищаем и сознание, запускаем обратный процесс. Детская психика, кстати, очень гибкая, и на данный момент абсолютно все подростки, которые отбывают у нас наказание, согласны избавиться от своих наколок.

— Но ведь они вернутся домой, где всё по-прежнему. И что дальше?

— Знаете, им, бывает, и вернуться-то некуда. Вот у нас сейчас есть воспитанник родом из Читы. Учится хорошо, вежливый и послушный. Мы нашли его мать, но она не желает его видеть. Ей лучше, когда он здесь, в тюрьме. В таких случаях наши психологи начинают работать уже с родителями по восстановлению социальных связей. Мы взаимодействуем с молодежным фондом «Ювента», в прошлом году они выиграли президентский грант по программе «Дом, где тебя ждут». Благодаря этому восемь подростков, например, смогли встретиться с родителями, которым оплатили дорогу до колонии.

Выбор в любом случае за каждым из них, но у нас немало положительных примеров. Только за прошлый год на УДО у нас ушли 53 человека. Так, один парнишка из Читы, сидевший за убийство, поступил в техникум, а параллельно снимается в фильме «Дорогу осилит идущий». Другой поступил в художественное училище. Ещё один приезжал в нашу школу сдавать ЕГЭ — он освободился раньше, но, поняв, насколько важно образование, хотел получить аттестат. У большинства, конечно, больше руками работать получается. Мы их обучаем профессиям каменщика, плотника, сварщика и вселяем надежду на то, что они будут востребованы. Тот же каменщик может легко сделать кладку камина, а это приличный заработок. Когда они это осознают, АУЕ и жизнь по тюремным законам им станут не интересны.

Виталий Диянов очень жалеет, что детство ему пришлось провести в тюрьме. Сюда он попал за хранение наркотиков

Шанс стать лучше

Разговор с начальником колонии прерывает громкая музыка. Год назад школа АВК заняла 1-е место на всероссийском конкурсе «Успешная школа», который проводился «Учительской газетой». На сертификат победителя купили радиоточку. Теперь вместо звонка на перемену здесь звучит классическая мелодия.

Осуждённых подростков выводят из школы, воспитатель отводит их в столовую. Я смотрю на невысокие фигуры и думаю, что они, конечно, преступники, но многие не безнадёжны. Руслан со станции Андриановской, например, неплохо рисует, вырезает из дерева. Ледовые скульптуры, что стоят сейчас на территории колонии, сделал именно он. Есть те, кто пишет стихи, читает рэп, играет в КВН. Здесь, в колонии, для них организуют встречи с интересными людьми — художниками, гончарами, спортсменами, ветеранами. К ним на помощь приходят простые люди и общественные организации — дарят спортивное обмундирование, билеты в кино.

— Проблема в том, что до сих пор у этих парней не было возможности стать лучше, — добавляет Денис Кодачигов. — И сейчас многие не лгут, думают так, как говорят. Остаётся только надеяться, что именно установки, переоценка своих поступков, новые ориентиры останутся с ними на всю жизнь.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments