Жизнь на птичьих правах

Жители Иркутской области являются свого рода рекордсменами по участию в различных шоу на российском телевидении. В апреле, например, героями уже двух выпусков передачи «Мужское/женское» на Первом канале стали наши земляки.

Истории одна круче другой. Буквально в выходные вернулся житель Листвянки Юрий Матвейчук, о которым мы писали в прошлом номере, а чуть ранее — бывшие супруги Василий и Светлана Серафимовы, которые три года не могут поделить жилье, в результате чего мужчина вынужден ночевать в стареньких «Жигулях». Шоу получилось эффектным, но что изменилось в жизни главных героев после выхода передачи в эфир? В этом попробовала разобраться корреспондент «Копейки».

Когда мужчина не в самом расцвете сил

— Я так обиделся на него! — говорит Василий Ульянович Серафимов об Александре Гордоне, ведущем программы «Мужское/женское». — У меня трудно складывается жизнь, я сплю в машине, а он мне устроил программу «Жди меня»! Зачем мне это?!

 История 61-летнего Василия Ульяновича настолько непроста, что впору воскликнуть: без поллитры не обойдешься!

О том, что на территории областной психиатрической больницы живет мужчина, который в 30-градусный мороз спит в салоне машины, нашей редакции стало известно еще два месяца назад. Но сразу встретиться не удалось — Василий Ульянович попал в больницу с обширным инфарктом. Все, что удалось выведать у его коллег — сотрудников охранного агентства, дежуривших на КПП больницы, в жизни мужчины произошло несчастье.

Пообщаться с Василием Ульяновичем удалось уже после его возвращения из Москвы. Оказалось, что за это время он трижды побывал на больничной койке, причем последний раз ему стало плохо в аэропорту Шереметьево. Даже на съемки передачи иркутянина привезли сразу же после выписки из московского Института им. Филатова — 3 апреля. Видимо, режиссеров шоу не смущал тот факт, что у человека мог случиться сердечный приступ прямо в студии, а это запросто могло произойти, с учетом сюрпризов, которые ему там приготовили.

Впрочем, обвинять своих московских коллег в бездушии мы все же не станем, ведь Василий Серафимов сам напросился на съемки. Более того — он трижды звонил в Москву, всякий раз сообщая подробности своей биографии. Очень уж ему хотелось, чтобы посторонние люди помогли решить его проблему.

— У меня есть телевизор, он и сейчас стоит на КПП психбольницы, — рассказывает Василий Ульянович. — Я все время смотрю эти программы — «Час суда» с Астаховым, «Пусть говорят» с Малаховым и «Мужское/женское» с Гордоном. Но обратиться решил к последнему — у них однажды показывали ситуацию, схожую с моей. Тогда в эфире всем обещали все взять под контроль. Вот и я посчитал, что они мне помогут.

Кажется невероятным, но Василий Ульянович живет в машине уже три года — с тех пор, как его супруга Светлана поменяла все замки в доме, а случилось это 24 января 2013-го. Со слов мужчины, спал он на заднем сиденье, еду готовил на КПП, вещи стирал в больничной прачечной, а мыться ходил в общественную баню. Поскольку тогда он работал в охране, у него были деньги на продукты, а главное — на бензин.

— Хуже всего было зимой, — вспоминает он. — Я заправлял бак на 40 литров два раза в день — утром и вечером. Пока машина работала, было тепло, можно было спать. Бензин заканчивался — я замерзал, шел греться на КПП.

Три года он судился с бывшей женой Светланой Серафимовой. За это время по их делу состоялось 54 судебных заседания (!), большая часть которых завершилась в пользу мужчины. Однако воз и ныне там: жена, которая работает учителем русского языка и литературы в одной из школ Иркутского района, ни за что не желает находиться с бывшим мужем под одной крышей. Несмотря на то, что суд присудил мужчине половину дома и его четырежды вселяли с судебными приставами, окончательное решение в его пользу до сих пор не принято. Земля, на которой стоит дом, находится в собственности Светланы, а это значит, что дойти до своей половины Василий Ульянович не может. Во всяком случае, именно так утверждает Светлана, которая во время каждого его визита вызывает полицию.

— То есть ему можно находиться в доме, если он прилетит в него, как Карлсон, через окно, так? — уточнял Александр Гордон в эфире.

— Да, — отвечала Светлана.

То же самое она повторила при нашей с ней встрече:

— Я ни за что его в дом не пущу. Пусть сначала летать научится!

«Без меня — меня… развели!»

Нельзя не согласиться с ведущими популярного ток-шоу: при разговоре с Василием и Светланой возникает стойкое ощущение, что и с той и другой стороны основательно недоговаривают. Причем оба яростно и весьма убедительно называют друг друга врунами. Хотя есть факты, при упоминании которых, выражаясь юридическим языком, они не расходятся в показаниях.

Так, например, познакомились Василий и Светлана в 1996 году. На тот момент оба были в разводе и жили в деревне: Светлана преподавала в школе, а Василий (с его слов) работал трактористом.

Здесь сделаем небольшой экскурс в прошлое Василия Серафимова, ранее Цурканова (при регистрации второго брака в 1998 году он взял фамилию жены). Отметим, что на передаче «Мужское/женское» на этом сделали большой акцент. Собственно, вокруг этого и оказалось построено шоу, чего совершенно не ожидал Василий Ульянович. Дело в том, что родом он из Молдавии, где и по сей день живут его мать и братья. Всего у него шестеро братьев и сестер, которые живут также в Хорватии, Германии и Америке. Однако говорить об этом Василий Ульянович не желает. Нисколько не обрадовался он и появлению на шоу своего брата Ивана, которого, как и мать, не видел 25 лет. Даже сейчас, в столь трудной жизненной ситуации, у Василия Ульяновича и в мыслях нет обратиться ним за помощью — для него они чужие.

Равно как не может он обратиться и к своим детям от первого брака — их у него четверо.

— Была у меня семья давным-давно, — рассказывает мужчина неохотно. — Работали мы в вагонном депо — я проводником, она в прачечной. Жили в Иркутске. Неважно, сколько мы в браке прожили — я с ней разошелся! Но я понимаю, что обидел их, бросил их, поэтому нет у меня морального права просить теперь помощи.

Зачем все это подняли на передаче, Василий Ульянович так и не понял. Несмотря на красивые слова экспертов про «кару небесную», про «случай, когда человек наказал сам себя», про «сожженные мосты» и «заросшие проходы к самому себе». Василий Ульянович уверен, что есть только одна проблема — поведение его второй жены, которая лишила его не только имущества, но и полноценного общения с их совместной дочерью.

— В одном я с Гордоном согласен, — говорит Василий Ульянович. — В том, что он Светлану стервой назвал. Так и есть. Хотя знаете, как у нас все начиналось — в индийском кино такой любви не бывает! Мы стихи друг другу писали. У нас и хозяйство свое было — коровы, свиньи, куры, страусы…

— Какие страусы?! — в ответ на это Светлана лишь недоуменно поднимает брови. — Дальше его желания их завести дело не дошло. Хозяйство было — да. Но я все время в школе нахожусь, а как он хозяйство вел — страшно вспомнить: свиньи все синие были, куры тощие, а корова и вовсе в болоте утопла.

Впрочем, до 2011 года они все-таки жили вместе. У них родилась дочь (сейчас ей 9 лет), они построили дом. Вкладывались в него оба. Например, билет на рубку леса выдали ей, а рубкой и вывозом занимался он. Для того чтобы поставить сруб, он продал свой участок земли, а чтобы доделать дом — она продала свой. Чтобы купить в новый дом мебель и технику, Василий набрал на свое имя кредитов — в общей сложности более 200 тысяч рублей.

И тут факты снова расходятся. Василий уверяет: отношения испортились недавно и внезапно. А Светлана утверждает, что произошло это сразу после регистрации брака.

— Этот человек словно маску поменял, — говорит она. — Он начал по бабам таскаться. Дома неделями не появлялся.

— И вот, пока меня дома не было — а я в это время работал посменно, — говорит Василий Ульянович, — она записала все имущество на тещу, а та написала ей дарственную. А в 2011 году со мной развелась — я даже не в курсе был! После ее и вовсе научили, что меня лишат и родительских прав, и имущества, если она обвинит меня в педофилии…

Цирк уехал, а клоуны остались…

На суде этот мерзкий эпизод доказать не удалось, однако папу все же ограничили в общении: с девочкой он может встречаться лишь три раза в неделю в присутствии матери. Суд также признал за ним право собственности на половину дома. А вот участок земли являлся добрачной собственностью Светланы, и она твердо стоит на своем.

— А за что его жалеть? — возмущается она. — Он нас разве жалел? Мог и денег накопить при желании на жилье за три года-то! Деньги у него были. А сейчас пуcть идет в дом для престарелых. Я откажусь от алиментов — плевать! Дочери он не нужен, она про него и не вспоминает.

О своем участии в шоу Светлана Серафимова также сожалеет. Говорит — согласилась лишь потому, что москвичи обещали помочь оградить ее от бывшего мужа, который регулярно навещает дочь, пока сама Светлана находится на работе. Напомним, что Василию Серафимову создатели шоу обещали совершенно противоположенное — вернуть его домой. Не удивительно, что ни с ней, ни с ним на связь из Москвы больше никто не выходит.

— Обещали разобраться, сказали — ждите звонка, — говорит он. — Вот сижу и жду. Ничего не изменилось — я все так же на улице.

Сразу после возвращения из Москвы Василий Ульянович не смог уже вернуться на КПП и в охранное агентство. Как оказалось, работодатель уволил его в то время, пока он был на больничном. Хорошо, что помог предыдущий начальник, который на данный момент является председателем одного из гаражных кооперативов Иркутска, — Василия Серафимова поселили в сторожке. Его машина стоит тут же. Что делать дальше — мужчина не знает.

— Сейчас я получаю только пенсию, часть из которой уходит на алименты, — говорит он. — Денег, чтобы нанять грамотного юриста — хотя бы для того, чтобы восстановиться на работе, у меня нет.
Show must go on?

Серафимовы стали участниками весьма качественного шоу — этого не отнять. Нельзя не согласиться и с выводами, которые там сделали. Однако сами люди в данном случае (впрочем, как и всегда) стали лишь материалом для поддержания рейтинга телеканала — их судьба на самом деле никого не волнует. Так что стоит задумываться о том, для чего нужны эти шоу и так ли уже необходимо в них участвовать.

Что касается отношений между бывшими супругами Серафимовыми, то посторонние люди, действительно, тут бессильны. Мы, со своей стороны, можем лишь подсказать пути решения проблемы. Так, в Иркутске действует кризисный центр для мужчин — «Лидер». Туда может обратиться Василий Ульянович, где таким, как он, предоставляют временное жилье. Он также может обратиться за бесплатной юридической помощью в консультативный центр «Дом семьи», который находится на улице Советской, 96.

Кроме того, как подсказали нам в коллегии адвокатов Иркутской области «Байкальский юридический центр», Серафимову необходимо подать очередной иск в суд с требованием «устранить препятствия в пользовании объектом недвижимости, находящимся в собственности». Как пояснил адвокат Владимир Ефремов, если человек владеет одной второй частью дома, то Земельный кодекс наделяет его правом собственности и на землю, на которой находится дом.

Именно поэтому Светлане необходимо принять справедливое решение — либо согласиться с присутствием бывшего мужа, либо выкупить у него его долю.

Иллюстрации: