Жизнь на пороге бедности

На этой неделе Департамент социологии Финансового университета при Правительстве РФ опубликовал данные всероссийского исследования за 2014 год с расчетом индекса бедности по городам.

Наибольшие проблемы выявлены в Тольятти, Астрахани, Пензе, Волгограде и Саратове. Иркутск выдал средний показатель: около 70 тысяч горожан признали себя критически бедными, еще 300 тысяч — малообеспеченными. Итоговый индекс бедности столицы Прибайкалья составил 0,27%. У Тольятти — 0,80%, у Владивостока и Москвы — 0,08%.

Где граница между бедностью и малообеспеченностью, насколько экономический кризис затронет наши кошельки и как с этим справиться, рассказал постоянный эксперт «Пятницы» кандидат экономических наук, доцент кафедры маркетинга БГУЭП Алексей Рыженков.

— Алексей Геннадьевич, разница в положении действительно бедного человека и малоимущего определяется в какой-то конкретной сумме?

— Понятие человека о богатстве и бедности относительное. Я считаю, что малообеспеченность — это когда человеку хватает средств для удовлетворения базовых потребностей (еда, жилье), а бедность — это когда не хватает. Очень сложно оценить благосостояние в общем, так как есть номинальный доход, а есть реальный. Допустим, если официальная декларируемая средняя заработная плата по Иркутской области около 30 тысяч рублей — это у нас еще более-менее, то в Москве или Якутске — это мало, хотя номинальная величина одинаковая.

— Данные исследования Департамента социологии основываются на самооценке уровня благополучия, сделанной населением, то есть был проведен опрос и на его базе сделаны выводы. Насколько верными они могут быть, ведь мнение — это еще не факт?

— У каждого опроса есть погрешность. И полученные данные отражают субъективное мнение опрашиваемых. Например, недавно в Сети появилась информация, что Иркутск занял 10-е место в рейтинге благосостояния городов России. Был проведен анализ объявлений, размещенных на конец третьего квартала 2014 года на сайте Avito.ru. По данным сайта, в расчете учитывалась средневзвешенная стоимость автомобиля и квадратного метра жилья. В Иркутске эти показатели составляют 59 тысяч рублей за средний квадратный метр и 265 тысяч рублей за средний автомобиль. Вообще, статистические данные — очень относительная вещь, и их можно использовать по-разному. К примеру, количество машин на 100 человек может говорить об уровне доходов в городе. Но это могут быть дешевые машины, на которых ездят пару раз в год, а могут быть и очень дорогие, на которых ездят каждый день и, соответственно, несут расходы по их содержанию.

— Так отчего же зависит благосостояние города?

— От собираемости налогов.

— Думаю, многие иркутяне почувствовали себя беднее после того, как курс рубля начал падать. На вашем кошельке это отразилось?

— Я хожу по магазинам и вижу значительный рост цен, особенно на импортные товары. Мы очень сильно зависим от импорта, к сожалению.

— Скажите, есть какие-то обнадеживающие экономические прогнозы по поводу кризиса?

— Происходящее сейчас сложно назвать кризисом, так как в магазинах товары есть, услуги оказываются, никто на улицах в голодные обмороки не падает. Но то, что снизилась покупательская способность по причине того, что цены выросли, а денег у людей больше не стало, — это проблема. Первое время будет хуже и хуже, а потом привыкнем. Это не первый опыт для россиян, и многие понимают, что рассчитывать надо в первую очередь только на себя. И еще стоит заметить, что любой кризис — это и возможность появления чего-то нового.

— Например, новой отечественной продукции? Верите, что наши товары смогут заменить на рынке импортные?

— Чтобы российская продукция заменила импортную, надо не 1—2 года, а минимум 5—10 лет (зависит от отрасли). В нашей области есть довольно эффективные предприятия — производители продуктов питания («Усольский свинокомплекс», «Саянский бройлер»). Эти предприятия были организованы довольно давно и за счет своей ежедневной работы заняли свое место на рынке. Есть такая точка зрения, что страна должна производить то, что у нее лучше всего получается и дешевле, чем у других. Если исходить из такого принципа, то нам надо продавать только наши полезные ископаемые, так как большинство производимой в России продукции проигрывает зарубежной.

— Можете ли вы, как экономист, дать советы по экономной жизни?

— Надо реально рассчитывать свои расходы и не брать кредиты на ненужные вещи, так как кроме суммы кредита вы отдаете еще проценты банку из вашего фиксированного дохода, то есть денег у вас становится еще меньше.

Мы спросили у иркутян: «А вы стали беднее после Нового года?»

Марина:

— Да — цены на продукты в магазинах выросли, а зарплата — нет. И ее не собираются поднимать, потому что кризис. А еще говорят, что квартплата скоро подорожает. Вообще не знаю, как тогда будем жить.

Вера Николаевна:

— Бедные — те, кому подают, кто нуждается в помощи со стороны. Я себя к бедным не отношу, у меня пенсия есть, я опекун, так что причисляю себя к среднему классу. По крайней мере, пока.

Владимир Ильич:

— Нет. Мы раньше жили по талонам, сейчас товары все есть. Все зависит от того, сколько человеку нужно для счастья, он может иметь все необходимое и считать себя бедным, и ему будет не хватать.

Нина Анатольевна:

— Гораздо беднее! Я тружусь в бюджетной сфере, после Нового года у нас уже была задержка зарплаты, а потом и пенсию не вовремя выплатили. Добавьте к этому рост цен — как же не обеднеть?

Сергей:

— Мы почувствовали разницу: свадебное путешествие спланировали заранее, купили путевки, завтра должны были улетать. А нам предложили доплатить 17 тысяч и полететь по другому туру, но кошельки-то не резиновые.

baikalpress_id:  101 782