Жизнь как наказание

Юрий Дмитриевич Матвейчук, инвалид без рук и ноги, вот уже три года живет один в своем доме в Листвянке в нечеловеческих условиях

На старика, вползающего в свой дом на четвереньках, обратили внимание туристы из Читы — Наталья Романюк и ее муж Алексей. Они вышли из музея самоцветов и увидели страшную картину: пожилой человек карабкался по обледенелым ступенькам и культями пытался втолкнуть в ворота инвалидную коляску. Неравнодушные люди помогли старику попасть в дом, внесли коляску и пакет с продуктами. О той безысходной нищете, которую Наталья и Алексей увидели в доме, они написали в соцсетях. Это было 25 марта. Крик отчаяния услышали только добрые люди. С тех пор к деду ездят волонтеры — обычные люди, не состоящие ни в каких движениях и организациях. Жуткая история дошла до центральных телеканалов. У волонтеров есть надежда, что если о бездействии местных властей заговорят на всю страну, то Юрий Дмитриевич сможет прожить остаток жизни вполне сносно — как минимум со слуховым аппаратом, который обещает ему купить редакция одной из передач для участия в ней.

«То, что мы увидели за порогом дома старика, повергло в ужас, — написала Наталья Романюк в соцсети. — Полутьма. Электричества нет. Нет ничего, кроме покрытого тряпьем топчана, брошенного на голый пол матраца, пары сломанных инвалидных колясок, стола и печки, и картонной иконки св. Николая Чудотворца».

На расспросы Натальи и Алексея Юрий Дмитриевич отвечал с трудом: он очень плохо слышит и видит. Супруги затопили в доме печь, сходили в магазин, купили продуктов и воды, приготовили ужин, накормили старика. Они сразу позвонили в администрацию Листвянки.

«На наши вопросы об оказываемой Юрию Дмитриевичу помощи нам сообщили, что о нем знают и им занимаются, к нему ездят. Но как-то не клеится услышанное с увиденным. Вечером едем в церковь, что в центре поселка, поговорить с местным батюшкой, чтобы взял опеку над стариком. Батюшка немногословен: «Да, видел. Знаю про такого. Спасибо, что сказали». И тут, честно сказать, наши надежды на участие церкви рухнули».

Иркутянка Марина Чиркова, прочитав эти строки, поняла, что не сможет теперь жить спокойно, зная, что рядом так мучается человек.

— Все равно мы два раза в неделю ездим с мужем к свекрови в Большую Речку, — говорит Марина, — почему бы не доехать до Листвянки… Кто ему поможет?

Так Марина, ее муж Петр и племянник Слава оказались у Юрия Дмитриевича. Запах в доме сразил наповал всех троих. Грязь жуткая. Пока мужчины строили для деда деревянный пандус от калитки до верхней ступеньки, чтобы ему было легче заезжать или заползать, Марина убиралась в доме и готовила еду. Юрий Дмитриевич рассказывал, почему он оказался в такой ситуации.

Двадцать лет назад он возвращался от друга через лес пьяный и уснул в снегу. Отморозил руки и одну ногу, их ампутировали. Матвейчук никогда не был запойным, алкоголиком — такая вышла трагическая случайность, за которую он расплачивается до сих пор. Пока он был здоров, строил дома в Николе, Большой Речке, Листвянке и считался одним из лучших печников в районе — пользовался уважением. Сначала за ним ухаживала жена, потом, когда ее не стало, за отцом присматривал сын и периодически забирал его к себе в Ангарск. А когда сын погиб, Юрию Дмитриевичу ничего не оставалось, как вернуться в дом на берегу Байкала, выстроенный когда-то с любовью своими руками. В Ангарске остались взрослые внук и внучка, но о них он говорить не хочет, шепчет: «Я им не нужен». За три года они ни разу не навестили дедушку.

Пока Юрий Дмитриевич жил у сына, рядом с его домом на горе начали возводить большую гостиницу, а в самом доме самовольно поселили строителей. Вернувшись, Матвейчук выгнал захватчиков, но внутри уже тогда царил хаос и разгром. Настойчивые предложения хозяев гостиницы устроить его в дом для инвалидов взамен на участок Юрий Дмитриевич категорически отвергает и просит дать ему дожить спокойно в своем доме — не так много старику осталось...

За годы одиночества пожилой человек без рук и одной ноги научился сам переодеваться, варить немудреную еду, держать ложку, ходить в магазин.

Часто старику приходится выползать на улицу и просить прохожих растопить ему печь. Печь хорошая, и тепла в доме хватает на два дня. Туго приходилось в морозы.

— Хорошо, что весна пришла, тепло стало, — говорит Юрий Дмитриевич. — Зимой-то холодно было, все одеяла и куртки на себя сгребал, чтоб не замерзнуть.

Помощь от односельчан вряд ли можно назвать помощью — эпизодические посещения. Наоборот, на старике некоторые пытаются нажиться. Юрий Дмитриевич рассказывает, что к нему после получения пенсии приходит соседка и берет деньги «на сохранение». Возможно, и люди возле магазина, которых он просит купить ему продуктов, не все честны: пенсионер жалуется, что ему часто не хватает денег даже на еду. А местные алкаши приходят к деду, чтобы у него в доме выпить. Юрий Дмитриевич старается их не пускать — боится, что зарежут. Для защиты от непрошеных гостей хранит у себя под кроватью топор.

Кусок земли важнее старика

 Информацию об инвалиде Матвейчуке из Листвянки прочитал журналист из Санкт-Петербурга Максим Данилов. И сразу же вылетел в Иркутск в командировку. Вместе с Мариной побывал у деда, привез продуктов, а на следующий день вместе с иркутянкой отправился в соцзащиту.

— Мы хотели выяснить, почему к нему не ходит соцработник. Там не смогли ничего добиться, за исключением того, что Юрию Дмитриевичу сразу выписали деньги на дрова, — рассказывает Марина. — В начале мая он должен получить 7 тысяч рублей. А потом мы отправились в прокуратуру, я написала заявление с просьбой разъяснить, почему инвалид 1-й группы проживает в таких нечеловеческих условиях. После прокуратуры мы вернулись в Листвянку, и — о чудо! — у него в доме была комиссия из сотрудников соцзащиты и местной администрации! И они сказали, что в Листвянке вообще нет соцработника!

Во время посещения комиссии выяснилось, что все документы Юрия Дмитриевича, включая паспорт, почему-то хранятся в местной администрации: когда-то пенсионер их потерял, ему помогли их восстановить, но так и не отдали.

Сколько времени старик не мылся — неизвестно. Максим с Мариной попытались устроить Юрия Дмитриевича в баню в Листвянке, но им категорически отказали — ни за какие деньги! А довериться практически незнакомым людям и дать себя помыть пенсионер не позволил сам — стесняется.

Марина рассказывает, что после общественного резонанса ей позвонил владелец гостиницы рядом с домом Матвейчука и предложил заплатить ей лично любые деньги (сумма выражается в сотнях тысяч), чтобы она уговорила его переехать в дом для инвалидов. Этот кусок земли очень нужен бизнесмену под магазин. Стоимость земли на берегу Байкала измеряется десятками миллионов рублей.

О попытках подкупа написал в соцсети и Максим Данилов: «Работники соцзащиты не были у него ни разу. На наши попытки объяснить им права и обязанности инвалида был простой ответ: нам предложили баснословную сумму, чтобы мы забыли о случившемся и помогли сбагрить инвалида в дом для престарелых, а его жилье уйдет под чей-то бизнес». 

Левый ботинок на правой ноге

Пока власти думают, что делать, волонтеры продолжают помогать Юрию Дмитриевичу. Это обыкновенные люди, небогатые, которые так же платят кредиты и думают, где бы заработать на лучшую жизнь. Но они делятся тем, что у них есть, с теми, кому нужна помощь. Благодаря Марине Чирковой и Анне Пиджаковой, а также нескольким другим людям, в доме у инвалида стало чище, взамен ветхого тряпья появилось новое постельное белье, одеяла, подушки, полотенца, кое-какая одежда и обувь. Дедушка принимает помощь с благодарностью, но выбрасывать старье не дает — боится, что его обманут. Пришлось пойти на хитрость: Анна сказала, что заберет одежду стирать. При разборе вещей инвалид сам пару раз сказал, что тут большая дыра и надо это трико выбросить. А штаны все такие дырявые — ползание по полу на коленке и культе никакие ткани долго не выдержат.

— Теперь надо срочно ему штаны искать, — говорит Анна. — Юрий Дмитриевич попросил сделать резинку двойную и чтобы завязывать можно было, а то она у него быстро растягивается и штаны падают. Культями нелегко их натягивать. Да что штаны, ему все нужно — посуда, одежда.

На единственной ноге старика, правой, надет левый ботинок с двумя дырами — на подошве и в районе большого пальца.

На вопрос, почему так, пенсионер отвечает:

— Дык, правый сносил уже, теперь левый ношу.

Единственная родная душа у Юрия Дмитриевича — черный котенок Васька. Он еще и помощник: переловил всех мышей в доме, покушавшихся на крупу. Васька забирается на колени к старику и мурчит, а дед обнимает его и гладит своими культями.

На днях Марине звонили редакторы центральных каналов. Они хотят забрать Матвейчука в Москву на передачу. Юрий Дмитриевич не привык к такому вниманию, он и стесняется, и боится.

— Ехать стоит, — считает Марина. — Как минимум редакторы канала обещали ему купить слуховой аппарат. Ему нужно медицинское обследование, в идеале — операция на глаза, потому что он ничего не видит. Нужна помощь соцработника, которого ему не дают. И мы хотим, пока он будет в Москве, прибраться в доме как следует, все покрасить и побелить. Если будет порядок, его легче поддерживать. Я буду продолжать к нему ездить, мне не трудно.

* * *

 Узнав о съемках, к деду впервые за 3 года приехали внуки. Как сложится судьба Юрия Дмитриевича Матвейчука после участия в передаче, мы расскажем читателям «Копейки».

  • От предложенных услуг отказался

Ответ министерства соцразвития, опеки и попечительства Иркутской области на официальный запрос «Копейки»

Первоначально вопросами оказания социальной помощи Матвейчуку Юрию Дмитриевичу занимались специалисты администрации Листвянского муниципального образования. До ноября 2015 года в органы социальной защиты населения, а также в комплексный центр социального обслуживания населения информации о нуждаемости Матвейчука Ю.Д. в какой-либо помощи не поступало.

2 декабря 2015 года специалисты комплексного центра посетили Матвейчука Юрия Дмитриевича.

В ходе встречи было установлено, что Юрий Дмитриевич проживает один, его доход состоит из пенсии и ежемесячной денежной выплаты, администрацией п. Листвянка ему оказывается необходимая помощь в обеспечении топливом, приобретении продуктов питания, уборке жилья, также помощь оказывают соседи.

По информации администрации Листвянского муниципального образования Матвейчук Ю.Д. постоянно употребляет спиртные напитки совместно с односельчанами, которые ведут асоциальный образ жизни.

В ходе встречи специалистами комплексного центра Матвейчуку Ю.Д. разъяснен порядок предоставления социальных услуг на дому, а также в стационарной форме в условиях дома-интерната для престарелых и инвалидов, предложено содействие в оформлении необходимых документов для устройства в дом-интернат, также сразу предложено устройство в учреждение здравоохранения для прохождения медицинского обследования состояния здоровья. Однако от предложенных услуг Юрий Дмитриевич категорически отказался, о чем имеется его личное заявление. Учитывая, что у Матвейчука Ю.Д. ампутированы кисти рук, для подписания заявления ручка вкладывается ему в локтевой сустав, фиксируется повязкой, после чего он ставит свою подпись (аналогично Матвейчук Ю.Д. ежемесячно расписывается в получении пенсии). При подписании заявления присутствовали специалисты администрации п. Листвянка и соседи Матвейчука Ю.Д.

При общении с работниками учреждения Матвейчук Ю.Д. вел себя агрессивно, использовал ненормативную лексику, аналогично его характеризуют и работники поселковой администрации.

30 марта 2016 года специалисты комплексного центра повторно посетили Матвейчука Ю.Д. для оказания ему социальной помощи.

Матвейчуку Ю.Д. повторно предложено устройство в дом-интернат и содействие в оформлении необходимых документов. Юрий Дмитриевич подписал заявление о содействии в оформлении в дом-интернат с октября 2016 года.

В областном государственном бюджетном учреждении социального обслуживания «Центр социальной адаптации» (далее — Центр) зарезервировано место для Матвейчука Ю.Д. При его согласии он будет доставлен в Центр транспортом учреждения. В Центре ему будет оказано содействие в оформлении документов для устройства в дом-интернат и предоставлен приют до помещения в дом-интернат.

Меры социальной поддержки на оплату жилого помещения и коммунальных услуг (далее — ЖКУ) предоставляются Матвейчуку Ю.Д. в соответствии с Федеральным законом от 24 ноября 1995 года, № 181-ФЗ, «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон № 181-ФЗ) по категории «инвалид 1-й группы».

Выплата денежной компенсации на оплату твердого топлива предоставляется Юрию Дмитриевичу ежегодно на лицевой счет, открытый в отделении ПАО «Сбербанк России».

Первый заместитель министра социального развития, опеки и попечительства Иркутской области А.С. Макаров