Жители Кахинской долины чтут духов земли и хранят память о предках

Сразу за селом Оса, в направлении на север, начинается Кахинская долина.

Она простирается на десятки километров, берет свое начало от подножия горы Хорикто, а самой дальней ее границей является участок Северный. Вдоль всей долины стоят барисаны, их точного количества не знают даже сами жители. Издавна эта земля считалась исконной бурятской территорией, на которой проживали представители четырех родов: Хогой, Онгой, Буин, Хамнагай. О каждом из них существуют свои легенды и рассказы...

При въезде в Кахинскую долину у горы Хорикто расположен первый барисан. Жители рассказывают, что в давние времена одна монгольская девушка вышла замуж за кахинца и переехала на эту землю. Муж ей достался жестокий, он постоянно бил ее, ругал. И, не выдержав таких унижений, однажды зимой женщина решила вернуться домой.

Пешком она прошла большое расстояние и поднялась на гору. Вдруг ей пришла мысль о том, что домой ей пути нет. Родные ее не примут назад, и теперь здесь ее родина. Бедная женщина решила вновь вернуться к мужу, но в дороге она слишком вымоталась, заснула и замерзла. С тех пор она стала считаться хозяйкой этой горы.

Таких легенд здесь знают немало. Жители боятся прогневать святых и каждый раз, проезжая мимо, отдают им дань, просят удачи в дороге, здоровья и благополучия близким.

Известно, что свое название долина получила от одного природного явления. В то время, когда здесь еще не жили люди, долина была богата лесом, дичью, травой, а местная река — рыбой. И как-то жарким, засушливым летом молния ударила в высокую сухую лиственницу, в результате чего в долине начался сильный пожар. Большая часть долины сгорела и высохла от зноя. Только в начале осени начались затяжные дожди, которые и смогли потушить огонь. Люди, побывавшие в те времена в долине, говорили: «Сгоревшая в пламени, высохшая под зноем долина», то есть рассохшаяся. Отсюда она и получила свое название Хаhаа — Рассоха. С тех самых пор прошло уже более четырех веков. И, глядя на современную долину, сложно представить, что когда-то она была именно такой.

На карте все селения, расположенные в долине, имеют свои названия, однако местные уверяют, что это лишь условное деление. Так, село Мольта считается Нижней Кахой, Хокта — Средней Кахой, а Онгой — Верхней Кахой. Кроме этих населенных пунктов в Каха-Онгойское муниципальное образование входят деревни Табатай и Северный. Между собой жители общаются тесно и, как говорится, живут плечом к плечу. Вместе решают наболевшие проблемы, отмечают праздники и ведут хозяйство.

С 1986 года в Хокте существует творческий коллектив «Кахинские напевы».

Его участники знают 22 вида ехора. Еще два пока остаются утраченными. Рассказать и тем более показать их некому — все старейшие жители долины умерли. Тем не менее здесь надеются, что со временем их все же удастся восстановить. Работники Дома культуры, школьники собирают национальные песни, поговорки, сказки и легенды, связанные со святыми местами края.

— Раньше, в старые времена, было принято сжигать шаманов. Для этого старейшины относили тело в лес, собирали 300 поленьев, складывали их вместе, на них ставили тело, поджигали и уходили прочь. Оборачиваться при этом было нельзя. Затем они возвращались, собирали останки в кожаный мешок и клали в дупло дерева. Если вдруг человек, даже по незнанию, срубал его, он начинал болеть. Те места, где покоился прах шамана, становились святыми, — рассказывает Нелли Бажеева, руководитель коллектива. — Не все такие места сегодня известны, на них указывают старейшины или шаманы, когда проводят обряд.
Когда-то в горах долины находились пещеры.

— Рассказывали, что вход в одну из них был недалеко от Мольты, а выход уже в Хокте. Это была природная пещера протяженностью около полутора километров. После землетрясения ее завалило. Также видели расщелину и на Красной сопке, — рассказывает Цырен Батудаев, директор культурно-досугового центра.

Жители Кахинской долины с гордостью вспоминают о своих знаменитых земляках. Здесь получили свои первые знания доктора наук, профессора, ученые: Иван Батудаев, бывший ректор Бурятского государственного пединститута; Николай Трофимов, бывший декан юридического факультета ИГУ; Анатолий Куликов, доктор биологических наук, лауреат Государственной премии СССР; Роберт Вахрушкин, старший геолог Анадырской геологической экспедиции, чьим именем названа одна из впадин чукотской тундры, и многие другие... Среди известных людей — Полина Дмитриева, депутат Верховного Совета СССР 10-го созыва; Олег Баторов, народный депутат СССР.

В Кахинской школе своими знаменитыми учениками гордятся. Как в картинной галерее, на стенах развешаны их портреты, краткая биография, особые заслуги.

Впрочем, и потомки именитых выпускников не забывают малую родину своих предков. Так, например, в 2008 году в школе была учреждена премия Валерия Баирова, заслуженного агронома РФ, за особые успехи в изучении химии, биологии и экологии. Его дети каждый год приезжают в Каху, для того чтобы вручить денежную премию учащимся 11-го и 9-го классов. Андрей Мижитдоржиев, директор школы, считает, что это хороший стимул для детей.

— Многие отсюда уезжают, с каждым годом число учеников заметно сокращается. В этом году у нас всего 63 школьника. Мы понимаем, что эту проблему нам не решить, но и бездействовать не можем. Хочется, чтобы наши дети оставались на этой земле, получали здесь знания.

Премия служит своего рода стимулом для школьников, чтобы они не только стремились к получению знаний, но и учились здесь.

В отдельном помещении расположен краеведческий музей. Многие годы ученики школы собирали старинные экспонаты, готовили материалы о ветеранах войны, тружениках тыла. В экспозиции — кухонная, домашняя утварь, выполненная руками кахинских умельцев.

Один из самых необычных предметов старины — ветродуйка. Эту установку для сортировки и очистки зерна создал в начале прошлого века Ханхакшин Семенов, народный умелец. Она сделана без единого железного гвоздя, только при помощи деревянных креплений.
Трехэтажное уютное и просторное здание школы нуждается в капитальном ремонте. Каждый год в ней проводят только косметический ремонт, однако назрела необходимость и к принятию кардинальных мер. Как отметили в Каха-Онгойской администрации, в этом году здесь обновят крышу и поменяют полы.

Острой проблемой для селений долины остаются дороги. Два года назад ситуация наконец сдвинулась с мертвой точки. В Мольте была отремонтирована проезжая часть на центральной улице, в Онгое — гравийно-дорожное покрытие. Сегодня требуется срочный ремонт полотна в Табатае, которое несет угрозу безопасности при подвозе детей в школу. Небольшой участок дороги представляет собой болотистое место, и под тяжестью автотранспорта он просто проваливается.

Именно такая болотистая дорога простирается от Онгоя до Северного. Если зимой по ней еще можно проехать, то весной она превращается в одну сплошную земляную кашу, по которой способны передвигаться только лесовозы. Впрочем, и проводить какой-то ремонт особого смысла не имеет. На самой крайней точке Кахинской долины постоянно проживает сегодня всего четыре человека. Остальные — лесорубы, которые работают вахтовым методом.

В советские годы в Северном процветал Усольский химлесхоз.

Местное население тоннами добывало живицу. Деньги тогда получали приличные. Как рассказывают пенсионеры, если одна семья сезон хорошо работала, то из Северного она уезжала на своей машине. Собирали ягоду и перевозили в бочках, которые жители сами и изготавливали.

В селении были своя начальная школа, клуб, лесхозовский магазин. После развала предприятия население стало выезжать, школу и клуб закрыли. Только заброшенные и заколоченные дома свидетельствуют о существовавшей когда-то здесь бурной жизни. На участке остались только самые стойкие. Любовь Малахова, жительница Северного, много лет проработала почтальоном и ушла со службы два года назад. Независимо от времени года и от погоды она добиралась из Северного до Онгона за письмами, пенсией. Частенько ей приходилось ходить пешком.

— Если не спеша идти, то три часа уходило на дорогу, а если потороплюсь, то два часа, — говорит Любовь Анатольевна.

В работе ей помогал супруг, Алексей Федорович. Летом на мотоцикле он возил жителям продукты питания, лекарства. Сейчас провизию в Северный поставляют лесорубы. Часть заброшенных домов они приспособили под временное жилье.

— Куда нам уже отсюда уезжать? Здесь останемся, — говорит Владимир Титяков, житель Северного. — Если бы были помоложе, то, может быть, и уехали бы, а так зачем, кто нас там ждет? Будем уж здесь жить потихоньку…

Иллюстрации: 

Проехать до Северного можно только в засушливые дни, а в другое время дорога годится только для лесовозов и тракторов.
Проехать до Северного можно только в засушливые дни, а в другое время дорога годится только для лесовозов и тракторов.
На участке Северном осталось всего четверо жителей. И, как признаются Любовь Малахова и Владимир Титяков, уезжать они не собираются.
На участке Северном осталось всего четверо жителей. И, как признаются Любовь Малахова и Владимир Титяков, уезжать они не собираются.
Часть сценических костюмов в культурно-досуговом центре шьют сами. Для каждого выступления свой наряд.
Часть сценических костюмов в культурно-досуговом центре шьют сами. Для каждого выступления свой наряд.
Острой проблемой для селений долины остаются дороги
Острой проблемой для селений долины остаются дороги
В отдельном помещении расположен краеведческий музей.
В отдельном помещении расположен краеведческий музей.
baikalpress_id:  92 160
Загрузка...