Жители деревни Усолье-Жилкино опасаются нового затопления

Жителей маленькой деревушки Усолье-Жилкино, на чьи усадьбы в феврале этого года шли льдины и вода, с тревогой ждут вскрытия Ангары.

День 4 февраля навсегда останется в их памяти. Все началось как в фильмах про апокалипсис: с реки донесся грозный гул, завыли собаки, заголосила обезумевшая от ужаса скотина. Люди высыпали из домов и увидели, как на берег поползли льдины, две деревенские улочки начала заливать вода. С той поры прошло полтора месяца, и последствия зимнего наводнения никуда не делись. Жители до сих пор качают воду из подвалов и подполий и сетуют на то, что им отказывают даже в минимальной компенсации ущерба.

Двор Александра Куткина похож на замерзшее озеро, толщина уже подтаявшей ледовой корки достигает 50 см. Зимнее наводнение мужчина, присматривающий за усадьбой в Жилкино, видел впервые в жизни. Признается — было страшно наблюдать за приближением ледяных глыб исполинских размеров.

— Льдины были такими, что вполне могли снести дома, — вспоминает Александр. — Хорошо, что берег у нас тут крутой, уберег.

Сейчас крутого берега не видно, как и очертаний реки. Ангара разбросала лед по всей речной долине. Посреди реки был остров, его тоже затерло льдинами.

— В подполье воды примерно на метр, я ничего не успел спасти, — рассказывает Александр. — В первую очередь спасали дрова, на улице морозы стояли -35—40. Дрова заносили наверх, на амбар.

У ограды дома, в котором живет наш собеседник, насыпаны свежие опилки, до наводнения здесь лежали столбики, которые должны были пойти на строительство нового забора.

— Топить пришлось много, морозы стояли, мокрый дом надо было прогревать, столбики пошли на дрова. Печка в доме села, тут у многих печки потрескались. Старую баню на дрова разбираю. Хорошо, что сейчас потеплело, полегче стало. Но опять же боимся, что будет, когда Ангара тронется. Сами видите, что тут творится. Волнуемся, что будет второе пришествие воды.

Дмитрий Нурулоев все свои проблемы привык решать сам, и когда начался потоп, на чью-либо помощь особенно не рассчитывал.

Посадил ребенка в машину, ценное имущество (технику, глубинный насос) загрузил в прицеп и отогнал подальше от реки.

— Мы на государство не надеялись, сами воду насосом выкачали и все запасы спасли, — говорит Дмитрий. — Три раза воду пришлось выкачивать. Поставили в погреб плитку, чтобы его высушить. Скот в деревне не весь выжил. Но своих буренок я спас. Проявил изобретательность. Когда началось, все сено с сеновала в стайку перекидал, скот и стоял как на постаменте. У соседа коровы стояли в ледяной воде, через три дня у них начала кровь идти из-за переохлаждения, их пришлось заколоть.

— Пока спасал имущество, сам здоровье потерял, — с грустью отмечает Дмитрий. — В одно легкое не попадает воздух, почки опустились на 2 см.

На палисаднике семьи Давидюк развешаны половики.

— Это мы мокрую картошку вытаскивали, дорожки старенькие подстилали, чтобы на полу ДВП не вспучило, — рассказывает Валентина Давидюк. — 35 кулей вытащили, высушили, сейчас опять спустили. Мы вдвоем с дедушкой живем, людей нанимали нам помогать. А картошка, видимо, подмерзла, вроде несладкая, но чернеть начала. Сено все замерзло и почернело, спасибо добрым людям, дали нам два тючка.

На помощь властей супруги Давидюк рассчитывали, но им сказали — у вас статус не тот.

— Как на пенсию пошли с 93-го года, так здесь и живем. А нам ничего не полагается, никакой компенсации, потому что мы дачниками считаемся, — печалится Валентина Викторовна. — У нас регистрация в Усолье, а здесь временная прописка. Но наша жизнь — в Жилкино, пенсию нам сюда приносят, льготами пользуемся. Мы здешние жители, а как дошло дело до помощи в нашей беде — отказ. Нас не сравнить с теми дачниками, которые тут живут летом, они осенью урожай выкопают, нагрузят ЗИЛ и уедут. А мы здесь 20 лет постоянно живем — держим скот, правда мало — корова, два теленочка, курицы.

— Когда началось наводнение, нас увезли в Александровское, а скотина осталась. Вода подходила к стайке, но, слава богу, как-то сразу ушла, — продолжает Валентина Давидюк. — Потом мы вернулись, наш уазик по ручки затопило, глушак лопнул от льда. Печки у нас с места сдвинулись, затопишь — дым идет, всю избу закоптили. Потепления ждем и боимся: а вдруг не днем, а ночью половодье начнется? Чтобы не прокараулить, видимо, придется нам по очереди спать.

— Наш специалист был на заседании комиссии по чрезвычайным ситуациям в Бохане. Там сказали, что силы и средства для ликвидации ЧС имеются в полном объеме, — говорит Сергей Прохоров, глава МО «Александровское». — Но нам хотелось бы предотвратить беду. В ближайшее время отправим письмо ГУ МЧС по Иркутской области с просьбой взорвать ледяной затор.

Что касается компенсации, получить ее имеют право только жители, имеющие постоянную прописку в населенном пункте. В Усолье-Жилкино такой один человек — Валерий Романюк. Он уже получил 10 тысяч рублей. Семьи Давидюк и Липатовых, имеющие временную прописку, но постоянно проживающие в деревне, получат компенсацию в размере 5—6 тысяч рублей через соцзащиту.

Произойдет это в апреле или мае.

Иллюстрации: 

Там, где сейчас льдины, когда-то был обрыв. Как во время оттепели поведет себя разлившаяся Ангара, предсказать сложно.
Там, где сейчас льдины, когда-то был обрыв. Как во время оттепели поведет себя разлившаяся Ангара, предсказать сложно.
По воротам за Александром Куткиным хорошо видно, какого уровня достигала вода, причинившая людям немало бед.
По воротам за Александром Куткиным хорошо видно, какого уровня достигала вода, причинившая людям немало бед.
Валентина Давидюк вместе с мужем 20 лет живет в Жилкино, но даже маленькую компенсацию за поврежденное имущество супругам пришлось выбивать с трудом.
Валентина Давидюк вместе с мужем 20 лет живет в Жилкино, но даже маленькую компенсацию за поврежденное имущество супругам пришлось выбивать с трудом.
baikalpress_id:  92 520
Загрузка...