Житель деревни в Усольском районе пытался сжечь жену и дочь

Новенькая усадьба восстановлению не подлежит.

8 апреля в деревне Большежилкино Усольского района загорелся большой двухэтажный дом. В доме оказалась заперта хозяйка с маленькой дочкой.

Муж хозяйки запалил постройку, а сам спрятался в свинарнике. Против него возбуждено уголовное дело по статье «Покушение на убийство двух лиц, в том числе малолетнего, совершенное общеопасным способом».

Пожарище в Большежилкино большое — усадьба у супругов Дмитрия и Алены была построена с размахом: новый дом, стайки, за домом начатое строительство. Все сгорело почти дотла, никакому восстановлению не подлежит. Сейчас на месте пожара находится один человек — житель Тельмы Рустам. Его попросили помочь разобрать завалы.

— Когда горело, что тут было! У хозяйки дочка маленькая. Ей не до того было, чтобы добро спасать…

Хозяйке действительно было не до того — ее с пятилетней дочкой запер в доме муж. По счастью, женщина и девочка спаслись.

Сейчас хозяйка покинула Большежилкино и перебралась в Тельму, где, как говорят, у нее родители и старшая взрослая дочь.

Соседи очень сочувствуют женщине, жалеют новый дом и вспоминают события того дня.

— Шесть коров у них было. Хозяин пастухом меня нанимал. В тот день около обеда, когда я его увидал, он на машине ехал пьяный. Стакан коктейля мне налил. Я ему говорю: «Колесо у тебя спустило». Он не послушал и попер. Ну и врезался в садик… А в два часа вижу: дым идет, мансарда Димкина загорелась. Я в магазин побежал, чтобы там в пожарку позвонили, — рассказывает сосед Виталий.

В деревне ситуацию оценивают так: хозяин усадьбы Дмитрий якобы был дурной, «сильно не пил, но псих», гонял жену, и она его чуть не прибила в ответ. В тот день супруги поссорились, и Дмитрий дурканул.

Крыша поехала, предполагают деревенские.

Ближайшие соседи баба Валя и дед Володя, присевши на завалинку, до сих пор переживают острые ощущения — в деревне ведь при ветре огонь может разлететься, не удержишь.

— Как он нас-то напугал! У нас в соседней деревне ведь было три-четыре года назад: ходил мужик с канистрой, дома поджигал. Так четыре усадьбы сгорели, пока пожарные приехали… Хорошо, что в этот раз все обошлось. Это потому, что ветра не было. Я за избой находился, дрова колол. Вдруг услышал, как Алена кричит: «Спасите!» Так кричала, что на словах не пересказать, — вспоминает дед Володя.

Он и баба Валя подумали, что сосед бьет супругу. Обзор старикам закрывал высокий забор, поставленный соседом. Дмитрий, как они рассказывают, был рачительным хозяином, вынашивал планы развести коней. У него был крошечный табунчик, в четыре головы. Мечтал купить хорошую машину. Были у него пока только оранжевый «Москвич» и бортовая.

Из-за забора видно ничего не было.

— И тут увидел я дым. Выбежал на улицу и пошел к другому дому, который ближе к горящему стоит, чем наш. Хозяин его, молодой парень, стоит, пытается горящую траву затоптать — огонь уже по сухой траве к его дому побежал. Я парню кричу: «Ногами не затопчешь, лопату тащи!»

В это время на место пожара сбежалась молодежь, ребятня из местной школы.

Молодежь, как говорят, и освободила женщину с пятилетним ребенком из горящего дома.

Те не обгорели, не задохнулись, но были в шоке. Хозяина ребята не нашли.

— Позже, когда пожарные машины приехали, потушили, полиция стала искать хозяина. У ребят спрашивает. А те: не знаем, мол, где; ни в доме, ни во дворе не нашли, но из дома точно не выходил. Стали полицейские смотреть — и нашли в стайке, где свиньи, свежую землю. Доски с пола подняли, а там яма. А в ней Димка.

Выпивший хозяин, поссорившись с женой, поджег, как установила полиция, вещи в платяном шкафу, выбежал из дома, запер жену и устроился пережидать пожар в приготовленной яме. Тот факт, что подозреваемого достали из ямы в свинарнике, окончательно убедил деревенских, что мужик съехал с катушек.

Рассказывают, что он кричал — вообще всегда, сам по себе, был очень неспокойный, нервозный. При этом сосед, дед Володя, говорит, что не видел Дмитрия пьяным и тот никогда не соглашался выпить с ним стаканчик, ссылаясь на занятость. Но другие говорят, что он иногда выпивал, хотя ему было нельзя. Точнее, деревенские про своего соседа ничего сказать не могут — нездешний он, приезжий.

Приехал, забором отгородился, хозяйство развел, дом хороший выстроил.

— Один Бог знает, какой он есть, — подытоживает деревенские разговоры дед Володя.

— Три года дому! Новый, молодой дом! Мы все его жалеем… — сетует баба Валя

— Не Димку. Дом, конечно, — вторит дед.

Нужно добавить, что в Иркутской области за нынешнюю весну это не единственный подобный бесчеловечный случай. 3 апреля житель поселка Мельницы Нижнеудинского района поссорился с женой, выгнал ее из дома, а двоих малолетних сыновей оставил в доме, облил его бензином и поджог. Соседям удалось спасти детей. 28-летний папаша был пьян…

Иллюстрации: 

Дед Володя и баба Валя, так же как и другие сельчане, жалеют хозяйку и сгоревший дом.
Дед Володя и баба Валя, так же как и другие сельчане, жалеют хозяйку и сгоревший дом.
baikalpress_id:  93 386