Жириновский едет!

Поезд помощи дважды пересек Иркутскую область

Специальный поезд ЛДПР, который представители Либерально-демократической партии обычно называют просто поездом помощи или поездом Жириновского, в течение вот уже двадцати лет неизменно курсирует по России. Маршруты его бывают разные — длинные и короткие; на запад, север или восток. Иногда за год он успевает съездить лишь один раз, но чаще два или три. Сейчас по стране идет очередной поезд помощи, и его можно смело заносить в Книгу рекордов как страны, так и всего мира: 44 тысячи пройденных километров, 521 станция, время в пути — 59 суток.

Марш-бросок на север

Задачу своего «железнодорожного проекта» либерал-демократы сформулировали еще в 90-х годах: не просто проехать по стране, но и выслушать всех, кто нуждается в помощи. Поэтому поезд делает остановку на каждой станции — даже если там живет всего один человек. Существуют ли такие станции на самом деле — конечно, вопрос. Но вот, например, в Кунерме, где от былого бамовского величия осталось лишь 36 человек, поезд делал полноценную остановку.

Во время стоянки к населению выходят пассажиры поезда — депутаты Государственной думы, юристы, узкие специалисты. Депутаты общаются с собравшимися, юристы принимают от местных жителей заявления, которые в течение нескольких дней поступают в аппарат думской фракции ЛДПР, где специалисты оценивают их на предмет предоставления помощи.

Такая вот, в общем, нехитрая схема, которая тем не менее работает уже два десятилетия и неизменно пользуется у людей повышенным интересом.

В Иркутскую область поезд помощи прибыл еще 14 апреля. От Тайшета — первого железнодорожного узла Приангарья — он пошел по северной ветке, по БАМу. Таким путем агитпоезд ЛДПР отправился первый раз в своей истории. Как рассказал депутат Законодательного собрания региона, руководитель фракции ЛДПР в областном парламенте Олег Кузнецов, было совершенно очевидно, что жители северных регионов Иркутской области ждали поезд и готовились к его прибытию. Они шли не просто посмотреть на «поезд Жириновского» как на какую-то диковинку, а с вполне определенной целью — получить помощь.

— На сто человек, встречавших наш поезд, в среднем приходилось порядка 60 заявлений. Это очень хороший показатель. Всего на севере Иркутской области поезд сделал 28 остановок, — рассказал депутат.

Вопреки ожиданиям, самой насущной темой для жителей бамовских территорий было не ветхое жилье (проблемы с ним начали понемногу решаться), а школьный вопрос. Школ здесь либо нет вообще, либо они находятся в безобразном состоянии. В стране реализуется общероссийский проект строительства школ «Большая перемена», но он, похоже, идет где-то в стороне отсюда. «Будем разбираться, почему так происходит», — прокомментировал ситуацию Андрей Луговой, член ЛДПР, депутат Государственной думы от Иркутской области. Он проехал по региону в оба конца, выступал на каждой станции, общался с людьми и, по его собственным словам, получил немало сигналов для реагирования.

В ходе «марш-броска» на север случилась просто детективная история. На станции Вихоревка к поезду окольными путями принесли заявление от сотрудников одной из местных организаций. Сами сотрудники прийти не смогли — руководитель запер их на территории предприятия на время прохождения поезда. Координатор Иркутского отделения ЛДПР Виктор Галицков сообщил, что этот случай стал предметом пристального внимания и ему будет обязательно дана соответствующая оценка — уже отправлены запросы в ГУВД и ФСБ.

Член одной команды

Агитпоезд прошел через весь БАМ до Дальнего Востока, а обратно возвращался уже по Транссибу. Таким образом, Иркутская область снова оказалась на его пути. Путешествие по южному и западному Приангарью началось 5 мая со станции Култук. Здесь к поезду добавились новые пассажиры, в их числе был и я, корреспондент «СМ Номер один».

Инструкции, полученные от одного из координаторов поезда, были предельно лаконичны и понятны:

— В поезде фото- и видеосъемка запрещена. На станции выходите последним. Сначала идут те, кто устанавливает звуковую аппаратуру, потом агитаторы с раздаточным материалом. Если потеряетесь или отстанете, мой позывной 34, Дмитрий.

Вся работа в поезде происходит по заранее выстроенному алгоритму. Каждый знает, чем и когда занимается. Перед каждой остановкой Дмитрий передает по рации статистическую справку о станции прибытия: население, число членов ЛДПР, примерное количество собравшихся на станции, которое ему передают местные сторонники партии, а также такую немаловажную информацию, как правильно называть местных жителей. Таким образом, иркутян иркутчанами, а ангарчан ангарцами тут не назовут. Так и кажется, что Владимир Жириновский с портрета, висящего в штабном вагоне, куда меня определили на время моего путешествия, одобрительно наблюдает за происходящим.

— На время пребывания в поезде, — продолжает инструктировать Дмитрий, — вы член нашей команды. Вам положена наша форма — куртка и кепка.

Такую же форму с атрибутикой ЛДПР получают и представители иркутской молодежной организации ЛДПР Илья Бобрышев и Семен Степаненко. Они участвуют в работе агитпоезда на участке от Култука до Черемхово — получают, так сказать, производственную практику.

— Мы интересуемся у людей, которые пришли к поезду, их проблемами, помогаем разобраться, кому лучше обратиться, — рассказывает один из них свои должностные инструкции. — Часто люди не решаются обратиться за помощью. Мы их побуждаем к активности.

Разные станции, похожие проблемы

По сути, такой же работой выпало заниматься и мне, корреспонденту газеты. На каждой станции поезд ждали от нескольких десятков до нескольких сотен человек. Задолго до его прихода молва разносила весть: «Жириновский едет!» Владимира Вольфовича на этот раз в поезде не было, но присутствовали депутаты Госдумы, члены фракции ЛДПР Ярослав Нилов, Алексей Диденко, Михаил Дегтярев, Андрей Луговой, который представляет в Госдуме Иркутскую область.

Люди на станциях подходили, делились своими проблемами. Часто казалось, что им просто хочется, чтобы их наконец-то выслушали, посочувствовали, что-то посоветовали.

Станция Култук. Александр Тулаев, коренной житель этих мест, с гордостью рассказывает о том, что его отец — участник Великой Отечественной войны, а дядя — Герой Советского Союза, знаменитый снайпер. С Андреем Луговым, который на каждой станции выходит поговорить с народом, Александр Тулаев общается на достаточно серьезные темы: как сделать так, чтобы деньги дорожного фонда дошли до первого уровня, то есть непосредственно до муниципалитетов. Идет разговор и о местных реалиях. Селу нужны новые модульные очистные сооружения. Есть проект. Более того, были, по словам Тулаева, выделены средства — 400 миллионов. Но в итоге нет ни денег, ни очистных.

Станция Слюдянка. Екатерина Валентиновна Панфилова пришла к поезду, чтобы рассказать свою историю: 9 марта в местной больнице от двустороннего воспаления легких умер ее сын, 39-летний Дмитрий Панфилов. Екатерина Валентиновна уверена: к такому исходу привели многочисленные ошибки врачей и их равнодушие. Ни в Слюдянке, ни в министерстве здравоохранения безутешная мать не может добиться правды. Надеется, что ее обращение в ЛДПР поможет инициировать расследование этой истории и наказать виновных.

Станция Байкальск. Полковник в отставке Владимир Григорьевич Усольцев пришел к поезду, чтобы передать привет Владимиру Жириновскому.

— Пять лет назад я организовал здесь встречу с Владимиром Вольфовичем. Он тогда ехал в прицепном вагоне. Местному населению запретили с ним общаться, но я все равно два автобуса людей привез.

Нынешнему состоянию Байкальска Владимир Григорьевич дает, в общем-то, общеизвестную оценку: работы нет, ТЭЦ на грани катастрофы. Многодетные матери, целой делегацией пришедшие к поезду, подтверждают эти проблемы и добавляют свои: у многодетных семей забрали все льготы — выплаты, право на землю. Местные власти бездействуют, мэр лишь себе повышает зарплату, о других не думает.

Главы поселений просят помощи

От Байкальска до станции Большой Луг долгий перегон. Беседуем с координатором Иркутского отделения ЛДПР Виктором Галицковым.

— Используя наши возможности, мы стараемся решить максимально возможное число проблем, которые озвучивают перед нами местные жители, — рассказывает он. — Бывает, что в школах элементарно не хватает спортивного инвентаря. Привозим мячи. В Слюдянке возле вокзала есть школа. И нам рассказали, что у ребятишек не хватает тетрадок и ручек. Привезли им все необходимое. Много людей жалуется, что у них просто нет денег на приобретение элементарных вещей. И по итогам работы прошлого поезда ЛДПР в Иркутскую область поступило переводов на сумму более полумиллиона рублей для оказания точечной финансовой помощи.

Виктор Галицков проехал в составе «поезда Жириновского» всю Иркутскую область, и его откровенно удивило, что практически на всех станциях — порядка 80% — к поезду подходят главы поселений или их заместители. Просят помощи.

— Общаемся с ними и приходим к выводу, — говорит Виктор Галицков, — что не происходит, к сожалению, взаимодействия между всеми ветвями власти. 

— Каждый работает сам по себе. Отсюда и проблемы, — считает депутат Госдумы Андрей Луговой. — Не должно так быть: кто из глав  муниципалитетов быстрее всех подсуетился, подвез куда надо нужные бумаги, тот и получил деньги, а остальные должны сами решать свои вопросы. От такого подхода страдают прежде всего люди. И мы в ходе движения нашего поезда с этим постоянно сталкиваемся.

В Иркутске я сошел с поезда, частично вернул реквизит (куртку отдал организаторам, а бейсболку оставил себе на память о поездке). И, к сожалению, пропустил важный, практически эпохальный момент: в Усолье-Сибирском поезд встречали 1100 человек. Это абсолютный рекорд среди всех регионов с 1997 года — с того самого момента, когда ЛДПР организовала свой первый агитпоезд.