Женщина-загадка

Есть такие люди, женщины, малосемейные. Как общаги. Когда жизнь устроена только на одного, максимум на двоих.

Там родственников может быть очень много по городам и весям. А такие женщины живут как детдомовцы. Или инопланетяне. Внедренные, короче. Как шпионы — легенда есть, а биографии нет. А история жизни, если и имеет закадровый текст, голос, то такими словами: он пришел, он сказал, подарил, сделал, не сделал, обещал, но не сделал. Не очень, кстати, такие люди и практичны. Вот если даже Катю взять. Что, много она поимела со своих романов? Ну, если посчитать в руб. — коп.? Ничего там нет насчет богатства и счета в банке. Наоборот, почти всегда и тратила все самой заработанное на этих, которые возникали все-таки в ее жизни. Город большой, а мужчин на всех все равно не хватает, поэтому и приходится брать, что дают. Поэтому и роман этот, предпоследний… Ну, с мужем, как раз, ее подруги. Похоже, что у Кати все-таки была подруга — Люда. Но когда страсти, тогда уже и не до подруг. И, главное, Люда всему верила. Не конкретно этой Кате, а вообще, доверие у нее к жизни и ко всем встреченным. Ее мама так воспитывала, что люди в основном хорошие. Потом, правда, началась история страны, которая, история то есть, взялась корректировать некоторые пункты Людиного мировоззрения. Вбивала в нее совсем уж другие постулаты — человек человеку волк и прочая плебейская «мудрость». Но здесь не о Люде речь, Люда прошла по краешку Катиной судьбы, хотя какой там краешек, целая уже середина. Потому что Людин муж нарисовался в Катиной жизни уже не как друг, товарищ, брат и муж подруги, а вполне себе отдельная единица, у которого право на самоопределение. Он и самоопределился. Вот представить, что они все потом продолжают встречаться, и отмечают праздники, и говорят тосты. И Люда продолжает с Катей свое доверительное общение, делится сокровенным, рассказывает, что муж стал какой-то уже не муж, а непонятно кто. Грубый и вспыльчивый. А Катя сидит рядом, пьет чай и поддакивает. А потом находит минутку и говорит этому человеку, который муж подруги: «Ну че ты, в самом-то деле, такой грубый с женой? Людка-то при чем, если у нас любовь?» Ну? Вот этот разговор, если бы его услышала Люда? Ну? Двое детей все-таки? Их что, в интернат на полное гособеспечение? А в стране разруха, безработица и долги, долги, долги. Занимались деньги вроде ими всеми, то есть семьей, но отдавать приходится Люде. Как самой ответственной. А у ее мужа в это время депрессия. Он лежит на диване и выжигает свои кишки паленой водкой, глушит чувство вины. Страдает. А Люда ищет работу и хватается за любую. А у Кати работа была все время, не то чтоб хлебная, но зарплата регулярная. Поэтому она, на фоне сплошь съехавших в психдом соотечественников, сохраняла какое-то относительно спокойствие и выдержку. Именно выдержка ей и помогла понять, что этот Людин муж — не вариант. Тем более что другие имелись. И поэтому она прерывает с Людой и ее мужем отношения. Под каким-то предлогом, какая-то ссора детская там случается, бабская, но навсегда.

Но Люда с мужем развелась. И началась у них по отдельности совсем другая жизнь, и не дай бог кому так потом доходить до простых истин. У любви не названа цена.

Речь все-таки не о Люде, хотя о таких, как она, хочется всегда говорить и приводить примеры стойкости. Речь все-таки о Кате, у которой тоже силушки — э-эй, ухнем. Хотя посмотришь и не подумаешь, что она владеет какими-то навыками. А вот умудрялась же находить себе того, кто потом будет рядом. Хотя бы на какое-то время. Некоторые девушки по спортзалам бегают, мускулатуру качают, пресс, чтоб силуэт почетче и ноги чтоб длиннее. На косметичек такие деньжищи тратят, на маникюр и парафиновые обертывания, а Катя — сама по себе. И не сказать ведь, что прямо красавица. И без пустого инфернального взгляда, как у Лили Брик, к примеру. Или кто там еще в жутком списке фатальных женщин. В Кате ничего как раз фатального, наоборот — про-сто-та. И не так чтоб с ног все падали. Обычная. Но при этом вот оно, главное — жажда жизни. То есть той жизни, которая горячит кровь и веселит сердце. Чтоб вина выпить, чтоб «РетроФМ», чтоб закусить. Эх, чавела! Ну, и юбки-мини, само собой.

И не на каждого первого встреченного вешалась. Женщина с достоинством. Женщина исключительно для мужчины. То есть побоку подруг и родственников. «Некогда, не могу говорить, позвоню позже, завтра». И не перезванивать. И даже если эти родственники стоят у дверей — приехали погостить в столицу Восточной Сибири. Она их, может, и примет, пару дней проведет, а потом, строго глядя в глаза, спросит: «А вы, собственно, на когда обратный билет купили?» Родственники сразу засмущаются, засобираются резко. А Катя даже на рынок с ними поедет, чтоб купить омуля малосоленого и кедровых орешков на развес. Умеет Катя быть строгой. И не надо, пожалуйста, обвинять ее. Что она совсем уж какая-то равнодушная. Звонить же она звонит всем, с праздниками поздравляет и посылки шлет. Если надо, то и помочь может. Но только советом. Деньги она взаймы никогда не дает, но и не одалживается. Нет, говорит, и все — когда просят. Так и говорит всегда, даже если у нее от вчерашней зарплаты все до копеечки осталось, и на книжке-карточке еще. Говорит — такая моя принципиальная позиция. Прямо в лице меняется, если речь о деньгах заходит. Видно, что ей неприятно очень, потом еще избегает того человека, кто сунулся к ней — займи до завтра, послезавтра, на месяц. Она человеку сразу дает понять, что он перешел всякие границы. А эти границы Катя сама устанавливает.

Но все-таки любит, чтоб спонтанно — это насчет мужчин. Чтоб цветов взял и принес в два часа ночи, пусть даже и пьяный. Вот порыв!

И у Кати такое здоровье, что может хоть всю ночь просидеть в разговорах, а потом утром собраться и, как ни в чем не бывало, на работу пойти. Глаза только подкрасит больше обычного, и никому в голову не придет, что она ночь не спала. Но некоторые женщины все равно о чем-то таком догадываются и думают потом — зачем таким, как Катя, дается такое здоровье, такая выносливость? Такие дары? Женщине? Чтоб не спать и люльку качать, колыбельные песни петь шепотом? А поутру чтоб за скотиной ходить? Скажи такое Кате, рассмеялась бы в лицо. Тоже ведь силы нужны, чтоб с чужим мужиком неизвестно о чем всю ночь трепаться. А через пару дней и не вспомнить, о чем, собственно, разговор шел. Загадка. Вот и получается, что Катя — загадка. Потому что спроси ее: «Катя, а может, замуж, пора?» Катя скажет — хи-хи. Ясно, что хи-хи, потому что они же все женатые, которые претенденты. Но с женатыми все равно скучно. Ты вот порядок наведешь в квартире, шторки постираешь, погладишь, чтоб тюль свеженькая на ветру болталась, как парус. На стол соберешь, тоже потратишься. Потому что мясо или рыба. Что, ты мужчину в своем доме чаем с печеньками угощать будешь? Нет, мужчина всегда мяса с картошкой требует или, на крайний случай, рыбу с рисом и зеленым горошком на гарнир. Ну, салат, само собой, колбаски, там, селедочки. А некоторые так чаю с тортом просят или конфет шоколадных. А фрукты — обязательно. Фрукты — это красиво. Гроздь винограда, пара яблок и груш. Ну, персики, там, абрикосы, это сезонное. Минеральная вода, напитки в графине, в холодильнике остужаются. Один напиток, одно наименование, в двух емкостях. На всякий случай, чтоб потом не бежать утром, если что. Например, выходные или праздники. Катя так всего накупит, стол накроет красиво. Сама нарядится, тушь, пудра, помада, немножко румян, немножко. Духи, прическа. Лак на ногтях чтоб не облупленный. Ну? А он возьмет и не придет, в лучшем случае позвонит и все отменит. Это в лучшем случае — позвонит и начнет канючить: нет, не могу. Хоть как ты его уговаривай и смейся призывно. Не могу и все. Потом позвонит из ванной или когда с собакой вечером гулять пойдет, там у всех сплошь собаки для вечерних прогулок. И он тогда наплетет, что теща приехала, неожиданно, сама понимаешь… Катя все понимает, но пара таких звонков, и пропадает интерес. Наступает такое состояние — полного и окончательного разочарования. Она же не специально включает в голове кнопку «не люблю, равнодушна». Все происходит само собой. Женатые потом удивляются — почему с ними не хотят больше встречаться и разговаривать не с двенадцати-трех ночи, не до восемнадцати — восемнадцати пятнадцати вечера. Ни о чем и никогда. Обижаются потом очень! Приходят и в дверь громко стучат. Ногами даже. Но Катя давно уже поставила двойную дверь, а входная вообще железная, ее хоть танком бей. Тем более что все подъезды сейчас закрыты на кодовые замки. А она что, дура совсем, говорить, какие там цифры нажимать или вообще направо-налево раздавать ключи от входной двери. Ключ, между прочим, шестьдесят рублей стоит. Или вообще даже сто.

Поэтому, когда на ее горизонте появился один Олег Павлович, она не раздумывала ни минуты. Потому что неженатый, то есть разведенный.

Впервые в ее жизни — неженатый! Сразу же подхватила его под ручку и повела к себе на жительство и полный пансион. Он, конечно, поупирался недолго, из вежливости и мужского кокетства — что вы, что вы, у меня своя жилплощадь имеется в пригороде. Но Катя ему сказала твердо и решительно — там у нас дача будет. И взялась за строительство. Олег Павлович и не сопротивлялся больше, хотя всплескивал иногда своими небольшими и пухлыми ручками и восклицал — загадка, прямо женщина-загадка! И действительно, непонятно, как это у нее все стало получаться — и строительство, и огород, и кустарники ягодные. Все принялось и плодоносит. Катя за всем следить успевает, и за шабашниками приглядывает и покрикивает, и за урожаем. Что на продажу, что самим съесть и в банки закатать. Чтоб витамины зимой. И если кто думает, что, умаявшись от своих работ, Катя уткнется в подушку и зарыдает о прошлом, если кто думает, что «думаю о тех временах, прошлое кажется сном», то здесь надо обязательно сказать, что Катя ни о чем таком вообще не думает. Ей ничего такого не кажется. Никакой тоски и никакого абсолютно сожаления. Если ей кого случается встретить из давних знакомцев, она проходит мимо и даже не кивнет. И не потому, что гордая или стыдливая, просто эти люди, эти мужчины, эти женщины, жены этих мужчин, к ней никакого отношения не имеют. Никто, ни один человек в мире. Есть один ее долгий день, полный сегодняшних забот. Куда позвонить, с кем встретиться, договориться. Вот Олег Павлович на одышку стал жаловаться, надо врача хорошего найти.

Соседи Катю уважают и зовут по имени-отчеству.

baikalpress_id:  97 157