Зерновых дел мастера

В ЗАО «Тельминское» Усольского района научились получать высокие урожаи пшеницы независимо от погоды; плуг и сеялку особой конструкции готовы покупать земледельцы соседних регионов

Уборочная в Иркутской области близится к финишу. Пока в среднем собирают по 19,3 центнера на круг. Это неплохо, особенно по сравнению с прошлым годом, когда многие районы остались без урожая.

Между тем отдельные хозяйства получают стабильные урожаи вне зависимости от погодных условий. В их число входит ЗАО «Тельминское» Усольского района. В прошлом году здесь собрали до 30 центнеров пшеницы с га. И это в засуху! Нынче средний показатель — 40 центнеров и выше. Директор «Тельминского» Андрей Казачков уверяет: все дело в особой технологии посева, грамотном выборе сорта и в талантливых людях.

У природы нет плохой погоды

— Меня часто спрашивают: ты особенный, что ли? — с улыбкой говорит Андрей Васильевич. — В чем секрет такого успеха? Но для меня это сродни вопросу, сложно ли играть на пианино. В сельском хозяйстве как в музыке — к процессу нужно подходить творчески.

Андрей Васильевич родился и вырос в Тельме, учился в профучилище № 29, вернулся в совхоз шофером. В девяностые годы, когда животноводческое хозяйство стало загибаться, Казачков организовал собственный бизнес. А потом неожиданно для многих вернулся на землю.

— Поспорил, что сельское хозяйство может приносить стабильный доход, — вспоминает он. — Мне не верили, даже посмеивались. Собрал небольшую команду, обработали первую тысячу гектаров. Сейчас у нас 5000 га земли, и продолжаем расширяться. Работают четыре 4 отделения — в Тюменске, Новожилкино, Ключевой, Низовцева. Приличный технопарк, люди получают стабильную зарплату. Урожаи как на Кубани! Мы строим новые склады, собственный селекционный центр и лабораторию — планируем выводить собственные сорта пшеницы.

Сейчас в «Тельминском» выращивают овес, ячмень (в основном для севооборота) и пшеницу. Ее закупают в различных питомниках, доводят до суперэлиты и продают на семена. Казачков гордится тем, что всхожесть его зерна абсолютна. Поэтому число желающих приобрести именно его продукцию постоянно растет: в числе покупателей — фермеры Иркутской области, Забайкалья, Бурятии, Якутии, Монголии.

— Стопроцентная всхожесть — наш козырь, — с гордостью говорит Андрей Васильевич, раскрывая один из своих секретов. — Мы не пользуемся сушилками. Многих это удивляет, но я знаю, что это минус пять процентов всхожести. Какая бы крутая сушилка ни была, все равно где-то с краю поджарит и убьет зерно.

Совсем без просушки, конечно, здесь не обходятся, но делают это исключительно при помощи солнышка. К уборке приступают к 11—12 часам, когда зерно подсыхает в колосьях.

Любо и недорого!

Отдельный разговор — о сортах. В ЗАО «Тельминское» выращивают овес Ровесник, ячмень Ача, пшеницу Тулунскую-12. Но главная любовь — Бурятская остистая.

— Это она в прошлом году дала нам 30 центнеров с гектара! — восклицает Андрей Васильевич. — Просто нереальный урожай в засуху!

Интересно, что в свое время от Бурятской остистой в нашем регионе отказались, посчитав сорт бесперспективным. Оптимальными вариантами в Сибири считаются сорта с коротким сроком вегетации, а у Бурятской он длинный. Она просто не успевала вызревать. Однако обладала при этом весьма важным в наших климатических условиях качеством — засухоустойчивостью. Казачков подобрал брошенный сорт и не прогадал.

— О том, что такое засуха, я узнал еще в 2000 году, — рассказывает он. — Мы тогда только начали свой бизнес. Но это был хороший урок, поэтому засуху встречаю во всеоружии. Правильный сорт — один из методов борьбы.

Бурятскую остистую в «Тельминском» сеют в обычные сроки. Главная хитрость — в особой технологии.

— К земле надо относиться как к живому существу, — объясняет Андрей Васильевич. — Если хочешь, чтобы она дала хороший и качественный урожай, надо понимать все микропроцессы, которые в ней происходят. Важно грамотно вспахать, посеять, и обычными инструментами тут не обойтись.

Методом проб и ошибок в коллективе Казачкова пришли к выводу: нужны особые сеялки и плуги. Первые агрегаты собрали четыре года назад, сразу увеличив урожайность на 5 центнеров с гектара. В этом году взялись за плуги. Пока модернизировали два, но с их помощью уже подготовили под пары больше тысячи гектаров. За сутки такой плуг вспахивает 54 га, а это очень хороший показатель! В планах у «Тельминского» — наладить собственное производство плугов, причем заказчикам такое оборудование будет обходиться на 60 процентов дешевле заводских аналогов. Важно, что уже есть желающие приобрести тельминскую технику.

— Внешне наши сеялки и плуги очень похожи на заводские образцы, но, чтобы ими воспользоваться, надо обладать особыми знаниями, — продолжает мой собеседник. — Мы сеялки готовились продавать, но вовремя поняли, что под них надо еще землю правильно вспахать. Так пришла идея делать свои плуги. Машина для калибровки зерна у нас также своя. Оборудование использовали немецкое, но конструкция полностью наша. Теперь мы можем разбирать по три культуры за раз, а главное — сепаратор обошелся нам в три раза дешевле, нежели заводской. Снижается себестоимость — растет доход.

Люди — еще одна гордость Казачкова.

— У меня команда хорошая, — говорит он. — Талантливые люди подбираются годами. Токарь, сварщик, механики, управляющие, строители, шоферы, трактористы — все! Посредственных и глупых не терплю. В штате у меня нет дипломированных агрономов — не нравятся мне их рациональные подходы. Сельское хозяйство — это творчество. Изменить и остановить процесс нельзя, можно только идти параллельно природе. Пшеница, например, сама может подавить сорняк, стоит ее правильно посеять. Гербициды не нужны, от них мы отказались давно, а это еще и экономия — 7—8 млн рублей в год. Немало, правда?

Надо ли добавлять, что о пьянстве среди работяг не может быть и речи: запил — уволен. 

Как в сказке

Загадывать наперед Андрей Васильевич не любит. Когда соберут урожай, говорит, тогда и итоги подводить будут. Впрочем, уже сейчас понятно: в этом году ЗАО «Тельминское» соберет не меньше 15 тысяч тонн зерна.

— Меня часто спрашивают: вы так любите сельское хозяйство? — с неизменной улыбкой говорит Андрей Васильевич. — Нет, отвечаю, я деньги люблю. Люблю их зарабатывать. И я заинтересован, чтобы все остальные сельхозпроизводители развивались — у меня же семенное хозяйство! Мне надо, чтобы все были богатые, и я уверен, что в скором времени так и будет.

Себя Казачков в шутку сравнивает с маркизом Карабасом из сказки «Кот в сапогах». И немудрено — за два часа мы смогли объехать лишь четвертую часть его полей. При этом неубранными оставалось по 350 га в трех отделениях, все остальное уже распахивалось под будущие урожаи. Примечательно, что солому, которая оставалась после уборки зерна, тут же собирали жители деревень Ключевая и Низовцева. Как объяснил Андрей Васильевич, люди в этих деревнях живут адекватные — не пасут свой скот на его полях.

Нет потравы — нет убытков. А хорошим людям и солома даром, а она с учетом засухи поистине золотая.

Загрузка...