Запоздалое раскаяние

Виновник ДТП на плотине Иркутской ГЭС 5 июля прошлого года признал вину и попросил прощения у потерпевших

Слушания по делу о смертельной аварии на плотине начались в Октябрьском районном суде лишь в апреле этого года. После тщательной проверки видеоматериалов, экспер­тиз и опроса свидетелей наконец назвали имя водителя «Ауди Q5», лоб в лоб протаранившей синий «Ниссан Марч». По иронии судьбы им оказался Павел Анкудинов, бывший директор компании ООО «Безопасный город», призванной предупреждать и ликви­дировать ЧС и вообще поддерживать порядок в столице Приангарья.

Без совести и тапок

Трагедия случилась в неторопли­вый воскресный полдень 5 июля. Су­пруги Андрей и Мария Кудрявцевы ехали по плотине ГЭС в сторону Бай­кальской, когда им навстречу с кольца на бешеной скорости вырулил черный «Ауди Q5». В одно мгновение их и без того компактный «Ниссан Марч» пре­вратился в груду искореженного ме­талла, обломки полетели в стороны. Подброшенный вверх столкновением «Марч» приземлился на ехавший спра­ва «Субару Форестер».

— Ехали не торопясь, вдруг — удар, перед лобовым стеклом колесо! — вспо­минает в зале суда пенсионер Валерий Старков, который в тот день ехал с дачи с женой. — Стекло посыпалось на нас, я остановился и стал перевязы­вать разрезанную руку.

Оторванный от «Субару» бампер пролетел мимо Дмитрия Валентино­вича, ехавшего на служебном авто прямо за «Ниссаном».

— Я остановился, подбежал к «Нис­сану», в салоне на переднем пассажир­ском сиденье увидел девушку, при­стегнутую ремнями безопасности, без сознания. Попробовал открыть дверь — не поддалась, — рассказал очеви­дец. — Я набрал 112, вызвал скорую, полицию и пожарную.

Из автомобилей вокруг начали выхо­дить люди. В момент происшествия по плотине ехали два сотрудника МЧС — пожарные из ПЧ в Солнечном. Они ока­зали первую помощь водителю «Марча».

— Из синей машины валил пар, де­вушку зажало искореженным метал­лом, мы увидели открытые травмы: нога, черепно-мозговая... Девушка была без сознания и часто дышала — была уже в агонии, мы ей помочь были не в силах, — объяснил в показаниях суду специалист пожарной части Алек­сандр Сек. — Я и мой начальник Евге­ний, который в это же время оказался на месте, открыли водительскую дверь и до прибытия скорой поддерживали мужчину, у которого кровь пошла изо рта, чтобы не захлебнулся.

Кто-то просто стоял, кто-то ос­матривал свою машину, в которую прилетели обломки. Но один человек казался неуместным на месте ДТП — пьяный босой парень в одних шортах ходил вокруг. Сперва он говорил о вы­ехавшей на встречку голубой машине, затем о сбежавшем водителе «Ауди»...

Одна из свидетельниц происше­ствия помогла босому выбраться с пе­реднего пассажирского сиденья «Ауди» после аварии. Он первым делом спро­сил, где его тапки, и заявил, что не помнит, кто был за рулем, но это был не он. К неадекватному мужчине быстро потеряли интерес, никто его ни о чем не спрашивал. Из травм у парня были лишь ссадины.

Как выяснилось позже по следам ДНК на рулевой подушке безопасно­сти, этот босоногий пассажир и был за рулем «Ауди» в момент столкновения.

Небезопасный город

Имя виновника ДТП не разглаша­лось до самой передачи дела в суд. «Мое имя слишком известно, чтобы я его на­звал!» — шутили в Интернете. Догадки оправдались: лобовое столкновение на плотине ГЭС 5 июля устроил экс-ди­ректор ООО «Безопасный город» Павел Анкудинов. До окончания следствия он не признавал своей вины, ссылаясь на то, что был пьян и ничего не пом­нит. Но, как только дошло до суда, он изменил свою позицию, признал вину и стал сотрудничать.

Оппонентами в суде стали род­ственники погибшей Марии Кудряв­цевой и ставший инвалидом Андрей Кудрявцев, который по состоянию здоровья не может посещать заседа­ния. Впервые принимая извинения Анкудинова, отец и мать погибшей Марии — Василий и Ольга Буйло­вы, ее брат Иван и сестра Анастасия были удивлены происходящим, ведь от виновника в смерти Марии они за все время не слышали ни слова. Он не пытался выйти на связь, попро­сить прощения, предложить помощь. А помощь оставшимся без мамы и практически не видящим папу двум дочкам пригодилась бы, да и самому Андрею копеечка не лишняя. Отец се­мейства получил 2-ю группу инвалид­ности, недавно едва начал ходить, его память до сих пор до конца не восста­новилась.

Пока Андрей живет у матери (тоже инвалида), опеку над его дочками оформила сестра покойной жены — Анастасия. После аварии девочек хо­тели отправить в детский дом, но род­ственники быстро собрали документы и перевезли детей в Култук Усольского района.

— Было очень тяжело. Ко мне при­езжала психолог, работала со мной и внучкой, и мы старшей, Оле, обо всем рассказали. Младшая, Лерочка, уже забывает маму, а Оле ее очень не хва­тает, — рассказала суду мать Марии — Ольга Буйлова. — У нас дома висит Машин портрет, внучка постоянно с ним разговаривает, пишет стихи. Мы сказали ей, что мама живет на облач­ке. Иногда Оля называет мамой меня. Просто ребенку очень хочется маму, а мамочки нет...

До сих пор, говоря о внучках, Ольга Николаевна не может сдержать слез. В искренность извинений Анкудинова она не верит, собирается подать иск о возмещении морального ущерба.

Таинственный водитель

Как и полагается в случаях, ког­да виновниками становятся люди со связями, общественность не верит в справедливость наказания. Говорят, что свидетели подкуплены, а за рулем «Ауди» с красноярскими номерами был вовсе не Павел. Смущает в основном то, что подсудимого все видели только на пассажирском сиденье, но не за ру­лем. Свидетели все как один на вопрос судьи, был ли кто-то в водительском кресле, отвечают: «Был или нет — не знаю, но я никого не видел за подушка­ми безопасности». Однако, по ощуще­ниям свидетелей, с места ДТП води­тель «Ауди» незамеченным бы не ушел.

Большинство свидетелей нашлось уже после, много позже произошед­шего: ехали мимо поста ДПС на пло­тине вечером, увидели в новостях объявление о розыске очевидцев, и т. п. Полицейским прямо на месте ава­рии контакты оставили единицы, хотя патрульные машины, скорая и пожар­ные приехали в считанные минуты. А на третьем заседании появился свиде­тель с дублирующими показаниями — оказалось, что уже сразу два человека ехали прямо за «Ниссан Марчем». Кро­ме упомянутого ранее Дмитрия Алек­сандровича сразу за синим авто ехал молодой парень, которого отыскала и пригласила в качестве свидетеля вла­делица «Ауди», как он объяснил суду.

Так или иначе, наказание для со­знавшегося Анкудинова уже неот­вратимо. За ДТП, повлекшее смерть 29-летней Марии и инвалидность 29-летнего Андрея, ему грозит до 7 лет лишения свободы.

Загрузка...