Заплатят за скользкий пол

Ангарчанка отсудила у собственника здания компенсацию за перелом ноги

Упал на льду, подвернул ногу на поврежденной тротуарной плитке, поскользнулся у бассейна... Даже если это заканчивается больничной койкой, далеко не все обращаются в суд за компенсацией вреда: это долго, хлопотно, иногда даже унизительно. Молодая ангарчанка Лера Гусева, получившая перелом на скользком полу в офисном здании, добилась судебного решения в свою пользу.

Вспоминать эту историю Лере Гусевой (имя изменено. — Авт.) по-прежнему больно. Девушка то и дело вытирает слезы и не может унять дрожь. И дело тут скорее не в физической боли, которую пришлось пережить, а в безразличии и упреках людей, которые теперь уже судом названы виновниками травмы.

— Это было 23 января 2014 года, — рассказывает ангарчанка. — Наше предприятие арендовало офис в здании «Ангарск Бизнес-Центра», там в коридоре на полу глянцевая плитка — она и так скользкая, а тогда ее только что помыли. Я пошла в туалет, наступила на мокрое, туфля скользнула вперед — и я села сначала как бы на корточки, а потом и на пол. Боль была адская! 

Мужчина, оказавшийся рядом, помог ей снять обувь. Девушка вспоминает, что она не могла даже пошевелиться: «Уборщица тоже была там, спросила: «Ой, вы что, упали?». Сбежался народ, вызвали скорую, а я так и сидела на полу. Нога отекла, посинела — ужас! Врачи поставили уколы, вынесли меня на носилках и увезли в БСМП». 

Рентген показал закрытый трехлодыжечный перелом костей левой голени со смещением отломков, наружно-задний подвывих стопы.

С таким диагнозом Леру сразу отправили в операционную, где установили специальную пластину и 9 болтов. «Ногу разрезали с двух сторон, провели первую операцию, наложили гипс — до 13 февраля я была в стационаре. Живу я на 5-м этаже, лифта нет, чтобы подняться, мне требовалось 40 минут! Я научилась ходить на костылях, но боль не отпускала. Поэтому сама научилась делать перевязки, обрабатывала ногу... В мае была назначена вторая операция — вытаскивали болты: опять разрез по тому же месту, боль, швы…» — от воспоминаний у Леры начинают дрожать руки. 

Девушка приложила максимум усилий, чтобы восстановиться и избежать хромоты, — врачи ЛФК объяснили, как можно разрабатывать ногу дома: «Я не могла ездить на занятия, это далеко и проблематично — только в одну сторону такси 200 рублей. Покупала мази, лекарства, специальные повязки для скорейшего заживления швов и фликтенов. Я боялась наступать на ногу, казалось, что сейчас снова все сломается. В общем, путь был пройден очень тяжелый…»

31 мая, спустя 4 месяца после травмы, ангарчанка вышла на работу. Ни о каких каблуках речи уже не шло — нога была отечная и болела. Лера стеснялась шрамов на лодыжке — все лето носила длинные брюки и юбки, а в сентябре предстояла третья операция.

Кстати, начальница пострадавшей ангарчанки тоже падала на этом же месте, но, к счастью, отделалась ушибами. Случившееся с подчиненной было оформлено как травма на производстве.

Пока Лера была не в состоянии выйти на работу, ей оплачивали больничный. 

— Я думала, что состоится какой-то конструктивный разговор с собственником здания, но этого не случилось. На письменное обращение к ним с предложением решить ситуацию полюбовно я получила отказ. Собственники лишь высказали недоумение: дескать, люди будут руки-ноги ломать, а мы должны платить — с какой стати? Тогда я обратилась в суд.

Примерно такая же позиция была у представителя ответчика в суде: «В здании много туалетов, могла бы здесь и не ходить, и вообще необязательно бегать по мокрому кафелю в туфлях на каблуках! Работодатель оплачивал ей больничные, чего еще она хочет?» 

Судья подобные доводы сочла недоказательными и подтвердила вину уборщицы, которая плохо вытерла пол. Уборщица — сотрудник собственника здания, значит, вина за причиненный вред здоровью ангарчанки возлагается именно на собственника. Кроме того, судья разъяснила ответчику разницу между больничными выплатами и утраченным заработком и вынесла решение: иск к ООО «Ангарск Бизнес-Центр» удовлетворить частично — взыскать с собственника утраченный заработок, расходы на лечение, оплату нотариальных услуг, услуг представителя и компенсацию морального вреда — 185 566,74 рубля.

— За моральный вред я требовала 300 тысяч рублей, судья оценил страдания в 60 тысяч, — рассказывает ангарчанка. — Еще немного уменьшили сумму утраченного заработка и затраты на лечение. Но и назначенную сумму собственник считает преувеличенной. Я уже не говорю, что никто так и не извинился: позиция у ответчика осталась прежней — сама виновата.

После случившегося прошло уже больше двух лет, но в деле так и не поставлена точка. Ответчик не согласился с решением Ангарского городского суда, вынесенным 1 февраля этого года, и обратился с апелляционной жалобой в Иркутский областной суд. 

— Я все жду, когда мне станет легче. Наверное, когда шрамы станут незаметнее, а назначенная выплата поступит на мой счет, если, конечно, областной суд поддержит решение суда первой инстанции, — говорит Лера.

  • Осторожно: скользкий пол

Чтобы избежать ответственности за подобные происшествия, собственники зданий обзавелись предупреждающими табличками «Осторожно! Скользкий пол». Уборщиц помещений обязывают выставлять их там, где только что был вымыт пол. Однако собственник здания, в котором расположен «Ангарск Бизнес-Центр», настаивает, что уборщица не мыла пол, а вытирала снег, который посетители приносили на обуви. Даже если так, разве это меняет дело?

В здании «Ангарск Бизнес-Центра», бывшем детском саду, располагается несколько офисов. Именно здесь, недалеко от центрального входа, сотрудница одной из фирм поскользнулась на мокром полу и получила сложный перелом левой ноги. Ангарский суд обязал собственника выплатить пострадавшей 185 тысяч рублей, но «Ангарск Бизнес-Центр» счел решение несправедливым и обратился с апелляцией в Иркутский областной суд
В здании «Ангарск Бизнес-Центра», бывшем детском саду, располагается несколько офисов. Именно здесь, недалеко от центрального входа, сотрудница одной из фирм поскользнулась на мокром полу и получила сложный перелом левой ноги. Ангарский суд обязал собственника выплатить пострадавшей 185 тысяч рублей, но «Ангарск Бизнес-Центр» счел решение несправедливым и обратился с апелляцией в Иркутский областной суд
Такой шрам остался на ноге ангарчанки после трех операций, связанных с восстановлением после трехлодыжечного перелома костей левой голени со смещением отломков и наружно-заднего подвывиха стопы. К тому же левая нога на уровне перелома стала немного шире правой. «Конечно, все познается в сравнении, — рассуждает Лера Гусева. — Первое время я не могла себе позволить ничего, кроме юбки в пол и брюк, сейчас уже немного легче»
Такой шрам остался на ноге ангарчанки после трех операций, связанных с восстановлением после трехлодыжечного перелома костей левой голени со смещением отломков и наружно-заднего подвывиха стопы. К тому же левая нога на уровне перелома стала немного шире правой. «Конечно, все познается в сравнении, — рассуждает Лера Гусева. — Первое время я не могла себе позволить ничего, кроме юбки в пол и брюк, сейчас уже немного легче»
Загрузка...