За­му­жем в Аме­ри­ке. Йеллоустонский вулкан

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад выш­едшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

Когда я в 2007 году приехала с дочерью на ПМЖ в Покателло, штат Айдахо, то, только узнав про близко расположенный к нам Йеллоустонский вулкан, начала волноваться. Даже думала: «А стоит ли тратить деньги на обновление внутреннего облика дома, если вулкан все равно взорвется? Думала серьезно и про то, что буду делать и куда бежать. В основном представляла себе, и не раз, как отправляю Лину на самолете в Сибирь. Домой. К бабушке и дедушке. В Иркутск. Где холодно. Где снега. Где нет вулканической лавы и пепла вперемежку с каменьями. Сама почему-то видела себя сидящей на ступеньках переднего крыльца с бокалом красного вина. С последним бокалом вина в моей жизни. Зная, что все равно очень скоро умрешь, суетиться не хочется. Но то — в фантазиях.

Йеллоустонский парк трясет довольно-таки часто, не по разу в день, но местные ученые мужи уверяют, что «это нормально и ничего страшного в этом нет».

Я, родившись и живя в Сибири, давно уже привыкла к тому, что Байкал тоже частенько трясет. Ученым я также привыкла верить. Я не сторонница паники и распускания необоснованных слухов, ведь кому из местных захочется, чтобы напичканные долларами туристы, напуганные изменениями в жизни подземного супервулкана, искали развлечений не здесь, а в каком-то другом месте? Прежде всего, пугать народ невыгодно экономически. Нигде. Впрочем, мне кажется, что и на панике можно делать деньги. Ведь стоит только кинуть клич, что, мол, скоро взорвется, — туда кинутся все. Чтобы самим отважным путешественникам запомнить и запечатлеть для потомков место «до того как взорвалось» и чтобы было позже о чем рассказывать знакомым и друзьям. (У меня иной раз складывается впечатление, что большинство американцев затем только и путешествуют, чтобы можно было сказать: «А я тут был».)

Снятый здесь, в парке Желтых Камней, фильм «2012» наглядно показывает, что ожидает ближайшие к этому страшному месту штаты Айдахо и Вайоминг, а также весь мир.

Что может произойти на самом деле, а не в кино? Делюсь опасениями с бывшими соотечественниками, заодно пытаясь разузнать, слышали ли они, читали ли, живя здесь, в США, о предстоящей катастрофе.

Как скоро мы все умрем? Ты это хочешь знать, Марина? Да уж скорей бы! Капец пришел наконец-то этой Америке! — отвечает мне по телефону живущий в штате Иллинойс знакомый, позвонивший мне только что затем, чтобы заказать купить для него в Иркутске диск с песнями его любимого Андрея Миронова.

Самый простой, «без технических наворотов», диск. Он ко мне с просьбой купить диск, а я его про парк Желтых Камней расспрашиваю. И узнаю, что да, знает. Что слышал и читал. Но, по его мнению, не в американских СМИ об этом предстоящем ужасе шумиха, а все больше в наших, расейских средствах массовой информации. Немного порассуждав про предстоящий взрыв, который уничтожит не одну Америку, мой чикагский друг вдруг ни с того ни с сего добавляет: «Забери, меня, Маринка, отсюда. Забери меня с собой в Сибирь.

Спокойнее места на Земле быть не может и уже не будет. Там только и можно будет спастись…» Что самое страшное, он не шутит.

— А ты что, не слышала, что все бизоны этой весной из парка убежали?! Шкуры свои спасали зачем-то. Их как ветром весной этой оттуда сдуло. И, по слухам, не открывали этой весной парк долго, хотя должны были бы. Точнее, не все дороги были открыты. Что это? У них что, думаешь, времени на ремонт дорог не было? Так ведь там, в парке этом, на весь мир известном, бешеные деньги от туристов оседают. Не в дорогах там дело, Маринка! Ты вообще в курсе, что Обама с его кабинетом вылетал этой весной куда подальше из страны, когда в парке трясти начало сильнее и чаще обычного? Они потом вернулись все, но улетали-то из страны тайно! А знаешь, что уже города подземные построены, но не для нас с тобой? Мордой мы не вышли, потому что в городах этих места всего на 144 000 граждан мира. Самых богатых. Точь-в-точь как в фильме «2012»! Но только там был ковчег, и на грани фантастики, а города эти подземные с запасами еды на десятилетия построены уже, если что!

— Взорвется ли вулкан парка Желтых Камней? А куда ж ему деваться! Время подошло! — восклицает моя новая нью-йоркская знакомица — черноволосая и кареглазая еврейка Соня.

Еще я узнаю от своих всезнающих бывших соотечественников, раскиданных судьбой по всей Америке, про то, что ядерную войну Россия уже, считай, выиграла. Почему? Да потому, что есть в США этот самый национальный парк. «Стоит всего лишь одной (!) нашей ядерной ракете до вулкана долететь — и п...ц Америке!» — в голос твердят те, кто еще вчера пел от счастья, получив-таки, наконец, гражданство в этой самой свободной стране мира.

Слышала, что сейчас магма залегает на глубине около 10 километров. Когда магма поднимется до уровня 2—3 км, нужно будет бить тревогу.

Чтобы стало понятно, что всех нас ожидает, приведу такой пример: 18 мая 1980 года на северо-западе США в штате Вашингтон ожил вулкан Гора святой Елены. Извержение продолжалось весь день, высвободив энергию 20 000 (!) атомных бомб. Поднявшийся столб пепла за час (!) достиг высоты 25 км и дважды облетел вокруг глобуса всего за две недели. Штат Вашингтон был покрыт вулканическим пеплом объемом 0,07 кубических мили. Пепел от грядущего извержения супервулкана парка Желтых Камней, по мнению ученых, составит более 240 кубических мили. Иными словами, у меня и моих близких будет слишком мало времени, чтобы что-то предпринимать: вулканическая пыль забьется и моментально приведет к негодности автомобили, самолеты и все другие механизмы. Убежать и улететь не удастся никому. Так и вижу себя сидящей на крыльце с бокалом красного винца. А чего бежать, если все равно не убежать? Даже если удастся убежать, то где искать укрытия? Погибнет скот. Умрут поля с кукурузой и пшеницей. Воздух и вода по всему свету будут безнадежно испорчены. Дышать станет тяжело не только тем, у кого астма: жить без маски-респиратора будет невозможно. Вдыхание вулканической пыли подобно вдыханию мельчайших частиц стекла...

Как только вулканическая пыль достигнет атмосферы, наступит вулканическая зима. Извержения очень мощных вулканов не только  угрожают людям, живущим поблизости, но и могут глобально изменить климат на всей планете. (Эффект, когда атмосферу Земли заволакивает пепел и из-за этого приходят холода, называют вулканической зимой.) Наступят годы без солнца... «В общем, вероятность того, что я была права, что супервулкан в месте, где я живу, все-таки прорвется наружу и что не стоило увлекаться ремонтом все той же кухни, вколачивая в одну только мраморную столешницу целых 4 тысячи долларов, довольно-таки велика», — не по разу на неделе проносится в моем мозгу. Но здешние ученые народ не пугают и с внушающей доверие уверенностью в голосах говорят, что «на ваш век хватит» (в смысле, жизни без вулканического пепла в воздухе, воде и моторе вашего собственного автомобиля). Уверяют, что гораздо выше вероятность быть сбитым, переходя дорогу. (В положенном или в неположенном месте, американские ученые отчего-то не уточняют.) Но это и неважно. Важно одно: никому не нужно нарастание волны истерии в доверчивом американском обществе. И все те же ученые добавляют все тем же утешительно-доверительным тоном: «Обычно, чем страшнее и сильнее природная катастрофа, тем меньше вероятности, что это произойдет».

А между тем почва в Йеллоустон продолжает подниматься со скоростью 4—6 см ежегодно.

 В неамериканской прессе читаю: «Извержение Йеллоустонского супервулкана случится в ближайшее десятилетие!», «Йеллоустонская кальдера — бомба замедленного действия!», «Белый дом всячески пытается сдержать утечку информации!». (Речь идет о, само собой, реальном положении дел в Yellowstone National Park.) Пишут и всячески трубят о возросшей вулканической активности Йеллоустонской кальдеры аж с 2013 года везде, но только не здесь. Не в Соединенных Штатах Америки. Вулкан просыпается. Ведь как иначе объяснить зафиксированные тысячи землетрясений ежегодно? Грунт поднимается. Сила и численность толчков растет...

Сказать, что мысли в голову приходят сразу самые ужасающие, — значит не сказать ничего.

Супервулкан, на котором я, живя в Айдахо, практически сижу. Здесь вдоль дорог и даже около частных домов обычных рядовых граждан можно увидеть окаменевшую лаву. Ее даже искать не надо, потому как она тут повсюду. Скалы лавы. Черная. Коричневая. Разноцветная. На ней едва-едва растет трава да мелкий кустарник. Еще у нас неподалеку другой национальный парк под названием Moon Craters («Лунные кратеры», где лава — сплошняком...) пугает. Сила извержения Йеллоустонского супервулкана будет в тысячи (!) раз мощнее, нежели сила извержения вулкана обычного.

Супервулкан, за которым я уже почти восемь лет жизни здесь пристально слежу, читая и просматривая все, что только можно, просыпался уже целых три раза, и было это около 640 000 лет назад. Каждый взрыв изменял ландшафт Северной Америки до неузнаваемости и оказывал необратимые процессы на весь остальной мир. Так, во всяком случае, утверждают ученые-вулканологи.

Где-то читала, что вулканы не взрываются ни с того ни с сего. Вулканы копят силу неделями, месяцами и даже годами.

Ученые, изучающие «мой» супервулкан, утверждают, что перед тем, как произойдет что-то непоправимое, должны начаться землетрясения, выбросы камней из геотермальных территорий (коих в Йеллоустон великое множество). В общем, случится все то, что принято называть «расстегивающим» (как если бы расстегнуть молнию на штанах) процессом и что очень беспокоит вулканологов сегодня: огромный кратер в Йеллоустонском парке в самом центре США площадью 70 на 30 километров уже давно и активно живет своей жизнью.

Йеллоустонская кальдера («кальдера» — огромный кратер) — не привычная конусовидная гора, какую привычно рисует наше воображение. При слове «вулкан» все до наоборот: Йеллоустонский вулкан — громадная ложбина, образованная во время последнего извержения. Тогда, когда часть территории провалилась глубоко под землю. Взрывное облако Йеллоустонского супервулкана, уверяют ученые, будет похоже на гигантский гриб, который заполонит собой все небо над парком. Когда супервулкан проснется, выбросы пепла, лавы и камней, убивая все живое на своем пути, моментально разлетятся в радиусе 50 миль (80 км), а грохот от извержения будет такой силы, что ученые уверены: человеческое ухо не слышало еще звука мощнее и страшнее. Но для моего штата Айдахо и городка, где я живу, да и вообще для всего остального мира все самое ужасное наступит чуть позже.

Так выглядит Йеллоустонский вулкан в разрезе. Известность супервулкан приобрел полвека назад благодаря спутниковой фотосъемке в 60-х годах. Местные вулканологи, вероятно, ужаснулись, когда выяснили, что под поверхностью парка скрывается колоссальный по размерам «мешок» с горячей магмой. Внутри мешка, по расчетам специалистов, температура более 800 градусов по Цельсию, а глубина залегания пузыря более 8000 метров! Ученые считают, что самое первое извержение вулкана произошло 2,1 млн лет назад. И оно носило самый жестокий сценарий. Тогда от взрывов рассыпались горные цепи, земля трещала на сотни километров. Высота пепла и грязевых выбросов достигала 50 километров! Кто подзабыл — это верхняя граница стратосферы
Так выглядит Йеллоустонский вулкан в разрезе. Известность супервулкан приобрел полвека назад благодаря спутниковой фотосъемке в 60-х годах. Местные вулканологи, вероятно, ужаснулись, когда выяснили, что под поверхностью парка скрывается колоссальный по размерам «мешок» с горячей магмой. Внутри мешка, по расчетам специалистов, температура более 800 градусов по Цельсию, а глубина залегания пузыря более 8000 метров! Ученые считают, что самое первое извержение вулкана произошло 2,1 млн лет назад. И оно носило самый жестокий сценарий. Тогда от взрывов рассыпались горные цепи, земля трещала на сотни километров. Высота пепла и грязевых выбросов достигала 50 километров! Кто подзабыл — это верхняя граница стратосферы
Загрузка...