За­му­жем в Аме­ри­ке: в 45 баба ягодка опять

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад выш­едшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

— Нет, ну ты представляешь!? Она себе грудь сделала! За пять тысяч долларов! С ума сойти, Марина, такие деньжищи угрохать!

— А что в этом плохого? Захотелось Мерседес новую грудь, вот она и сделала.

— Но ведь 5000!

Я не спорю. Для кого-то деньги — фактор решающий. Но если у нашей сослуживицы с Филиппин была мечта о большой груди? Что она и сделала, взяв для этого кредит в банке, почему бы нет? Главное, чтобы Мерседес было хорошо. Тем более что она уже в том возрасте, когда ты никому не нужен, кроме самой себя. Дети давно выросли, внуки в бабушке уже не нуждаются...

В сорок пять баба ягодка опять! Я никогда прежде не понимала, как это баба, у которой есть работа, огород на дачном участке, семеро внуков по лавкам, давно наскучивший и вдоль и поперек изученный муж, которая уже давно плюнула на ширину своих бедер, потому что понимает, что широта ее души все равно больше, и которой уже перевалило за сорок пять, опять может стать ягодкой?

Мне было меньше сорока, оттого и не понимала. Теперь мне 42, и я удивляюсь, насколько верно подметили про нас — тех, кому за сорок, в народе. В душе мы все по-прежнему девочки. Ягодки. Душа не стареет. А вот что делать с оболочкой, которая, известно, бренна?

Недолго думая, я решила соответствовать народной мудрости и срочно превратить себя в ягодку. Опять.

Муж на мои пока что только проговоренные вслух мысленные поползновения в сторону красоты и молодости не отреагировал никак: «Ты и так красивая». Зато дочь подкинула идею: «Мама, тебе пойдут длинные волосы!» С моими волосами вышла однажды драма, травмировавшая мою трехлетнюю тогда Лину, и дочь помнит ту историю по сей день. Желая срочно поменять что-нибудь в жизни, я зашла в первую попавшуюся иркутскую парикмахерскую, где мои блондинистые локоны до попы за минуту нещадно обкорнали под Гавроша. Дома у Лины при виде мамы без привычных волос случилась истерика: «Иди обратно, и пусть тебе их приклеят!» Лина помнит ту свою обиду на мать, которая, по ее детскому разумению, не имеет права на изменения (а значит, и на измену), по сей день. Стараясь исправить ту давнишнюю свою ошибку, первым делом, спустя вот уже почти пятнадцать лет, я пошла по указке дочки «приклеивать волосы обратно».

У американских мужчин есть поговорка, впитанная ими с молоком матери: Happy wife — happy life («Счастливая жена — счастливая жизнь»). А потому лучше им, мужьям, со всем соглашаться и делать исключительно так и то, как и что жены хотят, пусть даже в ущерб семейному бюджету. Впрочем, выигрывают все. Муж и дочь гордятся моими шелковистыми волосами. Я чувствую себя молодой и сексуальной принцессой, а значит, не брюзжу без повода, держу спину прямее обычного и не хожу, а летаю. Я же ягодка! Еще в погоне за убегающей красотой я на пятом десятке приучила себя спать с резиновой прокладкой между зубами: с детства от ночного скрежетания зубы начали трескаться и крошиться, и если бы не купленная в аптеке резинка, ходить мне уже без передних зубов или с зубами, но не настоящими. Но и это еще не все! Волосы и зубы стали лишь началом. Я поняла, что на красивое ухоженное тело что ни надень — все будет к лицу, но и за лицом тоже нужен уход.

Одежду мы, известно, выбираем для себя одну и ту же годами. Стареем, меняемся, но отчего-то всегда выбираем то же, что носили и двадцать лет назад. Те же цвета. Те же фасоны. Привычка? Нежелание меняться? Неумение посмотреть на себя глазами другого человека? Учеба в художке не прошла даром: я как-то давно сама для себя поняла, что одежда служит украшением для тела, a для лица главное украшение — глаза и брови. Глаза надо наполнять умом годами, а вот брови можно нарисовать зараз. Брови — это своего рода скелет, золотое сечение лица. Брови нужны для гармонии и баланса, но со стороны мы себя не видим, а потому, если приспичит, лучше отдаться в руки профессионала...

...У знакомой африканской девушки вдруг взяли да и выросли длинные черные и, главное, совершенно прямые волосы. И пока Вики не показала мне крошечные защелки, прикрепляющие чьи-то чужие настоящие длинные и прямые волосы к ее головке, я не верила, что эта роскошь — нечто вроде парика, но надежнее. Я помяла их, подергала и тут же захотела такие же. Цена приемлемая — 150 долларов за целую упаковку натуральных волос, причем цвет — на выбор. Выбрала я яркий блондин и не прогадала: в парикмахерской мне под цвет моих новых волос прокрасили корни моих собственных, а сами новые волосы прикрепили и подогнали по голове. Но у новых волос оказались не одни плюсы: во-первых, крепить их себе самой мне было несподручно, a за каждый крепеж в парикмахерской надо выложить 35 баксов плюс чаевые. Во-вторых, в душ с такой красотой тоже не залезешь, а значит, в жаркий день приходится плескаться с оглядкой, как бы не повредить волосам; ремень безопасности, когда я рулила, захватывал мои длинные локоны и головой вертеть уже получалось не очень, что, в общем-то, не есть хорошо, когда я водитель транспортного средства. Еще при виде валяющегося на тротуаре американского зеленого червонца уже как-то не сильно прилично с такими роскошными (!) волосами нагибаться, чтобы подобрать денежку. И спать с металлическими защелками на голове тоже не мед: вспоминается та самая принцесса, но только на горошине. На работе в пекарне надевать кепочку на такие шикарные волосы уже вроде как-то не комильфо: как в рассказе «Воротничок», волосы стали диктовать мне как себя вести, что надевать, куда и с кем ходить или не ходить.

В общем, когда я узнала, что могу получить то же самое, но надолго, пусть и за сумму, на целый нулик в сторону увеличения отличающуюся от волос на прищепках, я знала, что «я этого достойна».

Уже другая упаковка с волосами была раскрыта и «наращена» к корням моих родных. Плюс окраска. Плюс подстрижка прикрепленных волос для придания им формы настоящих. Плюс специальные шампуни-кондиционеры. Плюс чаевые опять-таки. Визиты к парикмахеру, до того как я заделалась Златовлаской с косой до попы, мне обходились в 30 баксов в месяц; нынешний же платеж перевалил за тысячу! Зато я стала красавицей в собственных глазах и впервые в жизни старалась теперь поймать свое отражение в стекле витрин. Впервые в жизни я сделала селфи и даже отважилась позировать перед фотокамерой для зимней фотосессии, хотя прежде боялась фотообъектива как огня. Ежемесячный «апгрейд» моих новых (вот уже пять месяцев как новых) волос — около 350 долларов. «Раньше у нас были деньги, а теперь у нас есть волосы», — пытался шутить мой муж. Хотя шутка ли?! Если прикинуть, то могло бы хватить уже на вполне себе приличный автомобильчик.

Профессионалом по бровям (и ресницам) оказалась девочка лет двадцати. Говорит, что занимается апгрейдом наших, женских, физий уже целых три года и любит свою работу. Да и чего не любить? Здесь, в моей американской деревне, у каждой второй (!) дамы-ягодки — ресницы как крылья бабочки. Бывают крылья шелковые, случаются «норковые» или, чаще, синтетические, но это если присматриваться, зная в ресницах толк. А так все наращенные ресницы — точно крылья черной огроменной бабочки — одинаково привлекательны. Стоит удовольствие в среднем 120 долларов, но даже намертво присобаченные ресницы имеют обыкновение выпадать, потому что крепятся к ресницам натуральным, родным. А значит, каждые три-четыре недели надо будет возвращаться к девочке Дженни, чтобы пополнить ряды поредевших волосков. А это еще 50 баксов за визит. Да плюс чаевые — обязательные 10—15 и более процентов от суммы выполненной услуги.

Забегая вперед, скажу, что ресницы получились на славу, но вот брови подкачали: когда я увидела себя в зеркале — охнула. Черные брови едва ли не касались век и почти сходились на переносице. Согласно физиогномике так изображались лет двести назад потенциальные убийцы-головорезы. И это если я улыбаюсь, а не хмурюсь. Стоит чуть свести брови вместе и прищурить глаза — зрелище не для слабонервных. Не желая обидеть юную художницу, я расплатилась и подалась восвояси, надеясь, что отмою брови дома, но сев в автомобиль и снова глянув на себя в зеркало, поняла, что ожидание смерти подобно. Смерти тех, кто случайно меня увидит. Как голову медузы Горгоны. Я вернулась, и бедная девочка Дженни оттирала мои свежеэпилированные бровищи какой-то химической дрянью, и вместо задуманной красоты к положенному дню я сверкала темно-коричневыми корками ожога вокруг глаз и бровей.

Продолжение темы «В 45 баба ягодка опять по-американски» читайте в следующем номере еженедельника «Пятница»

Иллюстрации: 

Мои волосы до и после наращивания.
Мои волосы до и после наращивания.
Цена вопроса — 150 долларов (волосы) и  35 долларов за крепеж. Получается шикарно. Но есть и недостатки: такую гриву нужно очень аккуратно мыть, не очень удобно с ней спать, да и служебную бейсболку (требование на работе) не наденешь
Цена вопроса — 150 долларов (волосы) и 35 долларов за крепеж. Получается шикарно. Но есть и недостатки: такую гриву нужно очень аккуратно мыть, не очень удобно с ней спать, да и служебную бейсболку (требование на работе) не наденешь
Вот так примерно выглядят сегодня мои ресницы. И даже лучше. Цена вопроса — 120 долларов плюс ежемесячная коррекция — 50 долларов
Вот так примерно выглядят сегодня мои ресницы. И даже лучше. Цена вопроса — 120 долларов плюс ежемесячная коррекция — 50 долларов
Мое первое в жизни селфи (фотография самого себя. — Авт.). Решилась на него, потому что нарастила волосы
Мое первое в жизни селфи (фотография самого себя. — Авт.). Решилась на него, потому что нарастила волосы
baikalpress_id:  102 378