За­му­жем в Аме­ри­ке. Татуировки

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва зна­ко­ма дав­ним чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» — она не раз пуб­ли­ко­ва­лась в на­шем еже­не­дель­ни­ке. Несколько лет на­зад она выш­ла за­муж за аме­ри­кан­ца пос­ле зна­ко­м­ства по Ин­тер­не­ту на од­ном из брач­ных сай­тов и пя­ти (!) лет об­ще­ния. Ма­ри­на про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

 Все больше и больше встречаю здесь папаш, чья прямая обязанность — сидеть дома. С детьми. Пока жена зарабатывает на содержание семейства. В 2012 году пап-домохозяев в Америке насчитывалось уже почти 2 миллиона. Никому не надо сегодня доказывать: чем чаще и охотнее отцы проводят время с ребенком, тем успешнее и счастливее будет жизнь «молодняка». Но как бы там ни было, а сидящим дома с детьми отцам все еще приходится сражаться со стереотипами. Даже в Америке.

«Быть отцом — наслаждение. Но и работа. Такой труд, который мы хотим делать с каждым днем лучше, но никогда не получается, увы, так, чтобы стать совершенным отцом. Я уже давно не обращаю внимания на следы отрыжки недельной давности моего младшего на груди моей футболки. Я привык на вопрос «Ну и как?» отвечать широкой улыбкой и подмигиванием типа все «ОК». И при этом стараюсь держать глаза как можно шире распахнутыми на случай, если будет заметен мой хронический недосып».

«Домашний труд не заметен, но его не переделать», — говаривала моя мама. Как бы то ни было, а всему, известно, есть цена. Даже невидимому труду отцов-домохозяев. А если учесть, сколько сегодня стоит собрать и отправить любимое чадо в детский сад или в школу, то становится понятным, что все-таки лучше все подсчитать заранее.

А если все скрупулезно подсчитать, то выйдет, что в среднем американский папочка справляется с 5—9 работами. И если бы ему платили за все то, что он делает дома, то в отцовском кармане легко бы осело $24 000 с лишним. В год или в месяц?

Этого американские статисты отчего-то не уточнили.

В нашем городе салоны тату популярны до невозможности. Художники не сидят без дела, к ним — очереди из жаждущих «искусства» на собственной лодыжке.

Но все-таки иной раз можно услышать, что кто-то из мастеров предлагает свои услуги… совершенно даром. Например, как вот в этом салоне, на стекле входной двери которого висит объявление: «Программа «Второй шанс»! Зарисуем вашу татуировку расистского или мафиозного содержания совершенно даром!» Я не знаю, какими соображениями руководствуется хозяин этого маленького салона тату, у которого на лице красуется нехилый такой иссиня-черный «брюлик» и чьи руки по кисти испещрены «художествами». (То, что нарисовано под черной футболкой и простыми черными заношенными джинсами, мне неведомо.) Я знаю, что означают слезы, нарисованные на лице, или другие символы. Про ограненные громадные бриллианты я не знаю пока ничего. Уверена, что мой вопрос «А что это нарисовано у вас на лице и почему?» моего нового знакомца не оттолкнет, а очень даже наоборот. Я не ошиблась:

— Это в честь моей дочурки! — охотно, даже заметно радуясь моему вопросу, начинает повествовать хозяин маленького и искусно затемненного от ярких лучей наружного света заведения. — Она была убита пьяным водителем уже почти тридцать лет назад...

 Вот задумалась про тату. Иметь или не иметь? Не все думают одинаково о тату. Особенно те, кто не носит «картинки» на своем теле, но вынужден их рассматривать. Волей-неволей. Мой бывший сослуживец рассказывает, что был немало удивлен, а чуть позже даже зол, когда служительница бассейна, куда он отправился вместе со всей семьей, более чем холодно и прямым текстом сказала ему, что не мешало бы одеться, чтобы прикрыть этот «срам». Или попросту уйти. Мужчина сорока пяти лет отроду выбрал второе. Вместе с ним удалилась вся его семья. Перед тем как уйти, он все-таки надел на себя футболку. Служительница бассейна с радостью вернула нарушителю порядка и его сопровождению деньги за входные билеты.

— Такое случается со мной впервые. Я весь покрыт татуировками. Первая появилась, когда мне только-только 16 исполнилось, — делится со мной обидой Майкл. Но еще никто меня нигде вот так вот не обижал... В следующий раз, когда полезу в бассейн, рубаху с себя снимать не буду!

Неприличная (по мнению администрации спорткомплекса) татуировка — портрет майкловой жены. Нагишом. Ну, почти нагишом. На портрете (во всю Майклову спину) на ней вроде бы трусы… но их вроде бы и нет.

— Я думаю, что моя жена — красивая женщина. На татуировке она вышла не совсем так, как я себе ее представлял, и потому прошу прощения у всех, кого этот портрет как-то задевает. На это тату я угрохал кучу денег, ведь 20 с лишним часов работы художника чего-то да стоят! И потому я уверен, что это искусство! Но все-таки теперь я начинаю думать, что перед тем, как сесть в кресло к художнику тату, лучше подумать, как татуировка может повлиять на жизнь...

Служительница бассейна о художественной ценности разукрашенной майкловой спины спорить и не думает. Но в бассейне у себя наготы в любом виде — натуральной или художественной — допустить не должна: «Правила, понимаете ли!» Тем более что такие вот майклы летом здесь встречаются чуть ли не ежедневно: и в бассейне от этого рябит в глазах, «что картинная галерея на выезде!».

Если вы все еще считаете, что татуировки — удел зэков, моряков и байкеров, вы крепко ошибаетесь. В США салоны тату посещают на регулярной основе, по словам моего собеседника, все кому не лень.

Точнее, все, у кого на татуировки есть лишние деньги. В тату по улицам Америки ходят сегодня и лица вполне себе серьезные, а не одни черные да те, кого принято называть «белым мусором». Солдаты, пожарные, полицейские, доктора, учителя и даже мамочки, чьи дети увлекаются футболом, легко могут себе позволить татуировку-другую. Но при условии, что татуировка не должна выглядывать из-за горловины футболки, а также высовываться ниже манжета воображаемой рубашки. Таковы сегодня в США правила о наличии тату и приеме на работу, например. Известно, что каждого солдата в американской армии раз в год командование досматривает на предмет новых татуировок. И их, татуировок, содержания.

Рисовать на себе в Штатах можно что угодно, кроме разве что экстремистских высказываний и рисунков, кроме расизма, сексизма... Существует даже размер, допустимый для татуировки на ноге ниже колена. Татуировок ниже коленки и ниже же локтя должно быть не больше четырех... «Если уж решился человек на татуировку, он должен отдавать себе отчет в том, что тату повлияет на всю жизнь, — продолжает татуировочных дел мастер. — Пирсинг или тату на лице — уж точно не помогут вам при устройстве на работу. Потому что они самые заметные. Это права каждого человека — нарисовать что-нибудь на себе. Но работодатель не обязан разделять вашу точку зрения. И если все ваши нательные художества без проблем укрываются под одеждой, а работать вам хочется в продажах, в сфере обслуживания клиентов, то не о чем и волноваться».

baikalpress_id:  97 809