За­му­жем в Аме­ри­ке. "Смузи с собой"

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва зна­ко­ма дав­ним чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» — она не раз пуб­ли­ко­ва­лась в на­шем еже­не­дель­ни­ке. Несколько лет на­зад она выш­ла за­муж за аме­ри­кан­ца пос­ле зна­ко­м­ства по Ин­тер­не­ту на од­ном из брач­ных сай­тов и пя­ти (!) лет об­ще­ния. Ма­ри­на про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

Недавнее исследование показало, что мой родной штат Айдахо по условиям для вождения автомобиля подростком находится на 41-м месте из 50 возможных. Исследование учитывало автомобильные аварии, стоимость страховки и штрафов для начинающих автомобилистов и многое-многое другое. Например, то, что в 2013 году 22 айдаховских подростка погибли в автокатастрофах, будучи за рулем, и в том же самом году 27 подростков из моего штата были убиты в автомобильных авариях (во всех случаях возраст водителя — от 15 до 19 лет). Именно эти печальные события поставили Айдахо на девятое место в списке самых фатальных штатов для юных водил. Подростки Айдахо составляют всего 5,6% от числа всех водителей штата, но при этом опасность создания аварийной ситуации, когда за рулем юный айдаховец, увеличивается на 2,7%!  

Возможно ли уменьшить эти страшные цифры? Да. И в первую очередь надо приучить подростков за рулем (и не только в Айдахо!) просто не отвлекаться. Когда тинейджер ведет авто, он должен думать только о вождении, а не о том, чего там хочется спеть или выпить пассажирам в его машине, не о пропущенных звонках на сотовом и не о том, что за рулем можно хорошенько перекусить или заняться чем-нибудь еще...

— Надо взять за правило: «Садишься за руль — выключаешь телефон», — наставляют подростков американские полицейские. 

Также они рекомендуют тинейджерам уменьшать по возможности количество шума (иными словами, пассажиров и музыки) в салоне авто. Также, отправляясь в новый район (новый отрезок пути), необходимо позаботиться о том, чтобы знать заранее, куда ехать, — происшествия на проезжей части случаются, когда водитель не уверен, куда едет и, вглядываясь в здания и повороты, очень часто пропускает знаки «стоп», например.

Исследование показало также, что американские родители в своем большинстве  уверены, что их малолетние отпрыски на дороге гораздо в большей безопасности, чем есть на самом деле.

Вот и цифры: 79% подростков признались, что ездят с превышением скорости, пользуются мобильником за рулем или даже пьют и устраивают гонки, тогда как всего 55% от числа родителей поверили своим детям. Как бы там ни было, кто прав, а кто виноват — неважно. Главное, чтобы наши дети были живы. А потому мы, родители, желая обезопасить на дорогах наших детей, можем сделать для них две вещи: ездить вместе с ними как минимум полчаса в неделю, присматриваясь к стилю вождения дочери и сына и делая, если надо, замечания, и стать для них... ролевой моделью. Быть может, и не только в вождении.

Вот еще пример из исследования о безопасности американских тинейджеров на дорогах: Северная Дакота была признана худшим штатом по количеству подростковых смертей среди юных водителей. Коннектикут был признан лучшим. Между двумя этими штатами разница ровно в 11 (одиннадцать!) раз. Иными словами, в Северной Дакоте в 11 раз больше подростков гибнет на дорогах на каждые 100 000 тинейджеров, нежели в Коннектикуте.

...Нас пригласили на свадьбу в Америке. В приглашении указывался день проведения, место, кто родители невесты, а кто жениха. Все чин чинарем.

Кроме предложения, которое повергло меня в шок. Точнее, предложений было два: «Оденьтесь в камуфляж или приходите в чем есть! Мы устроим костер сразу после свадебной церемонии. Жаренные на костре сосиски, хлеб, кетчуп и кока-колу мы обеспечим. Остальную еду, чтобы разделить трапезу с другими, приносите с собой!». Забегая вперед, скажу, что на свадьбу ту я не пошла, подумав сначала, что такой несусветной мелочности в жизни еще не встречала. Я с уважением отношусь к любой разумной экономии, но вот когда люди просят приглашенный народ притащить жрачку на их собственную свадьбу и молодоженам уже давно не по восемнадцать, меня внутренне коробит. У будущих супругов, уже давно живущих вместе, все в жизни давно утрясено и улажено, оба при работе, накоплениях, домах, машинах. Но молодожены (обоим уже хорошо за пятьдесят) решили сэкономить на всем: на нарядах, на угощении, на самой, собственно, церемонии. И здесь это, как я выяснила чуть позже, прожив уже почти восемь лет в Штатах, никакая не мелочность. Это норма.

Реальная ситуация: в магазине Нью-Йорка, торгующем товарами для русскоязычного населения (продукты питания, пресса, медикаменты, само собой, «Советское шампанское» и наша водка «Столичная»), продавщица спросила мою знакомую: «А вам колбасу слайсом или писом» (порезать тонкими пластинками или просто куском. — Авт.)? Те, кто знает английский, поймут комизм ситуации. Те, кто английского языка не знает, тоже внакладе не останутся, поняв, что мы в обыденной жизни давно и крепко уже, сами того не замечая, замешали и изрядно испоганили наш язык. Вот взять хотя бы слово «снэки», например. Оно, оказывается, уже прочно вошло в словари русского языка еще в 2006 году и значится как «легкая сухая готовая закуска (сухарики, чипсы, орешки)». Хотите примеров еще? Их есть у меня!

...На несуразность вывески в Питере (затем видела подобное и в Иркутске, и в других российских городах) мое внимание обратила Лина:

— Мама! «Сабвэй» написано по-русски! По-русски! Что это «Сабвэй»? Аж глаз режет, если русскими буквами. Что за урод такой?

Я не поверила своим глазам.

Потом был «Старбакс» и «Бургер кинг» (чужая торговая марка — и по-русски!) Зачем? Потом, листая меню в приличных вроде бы заведениях, глаз напарывался на несуразности (на русском, опять-таки, языке!) вроде «смузи», «сингл» и «дабл», «маффины», «кейки». «Что же это никто не фиксирует новые слова, которые вошли в русский язык? В живом языке, как и в ресторанном меню, например, или на вывесках и рекламных щитах слова эти есть, а в словарях нет? Или я так сильно отстала от жизни? Да и зачем вообще, если разобраться, все эти «маффины» нам нужны? Мы же можем сказать по-русски «кексы»?» — недоумевала я на первых порах, после нескольких лет вновь оказавшись дома, в родной России.

Для всего мира символами США являются жвачка, Coca-Cola, ковбойская шляпа, драные, линялые джинсы да юная белокурая и грудастая голубоглазая красотка с ярко подведенными глазами. Ну, и еще, пожалуй, сигареты Mallboro. Точнее, дух свободы и независимости, каким буквально веет от бело-красной пачки. Я так тоже раньше думала, пока не познакомилась с таким понятием, как «американская кухня». И после этого знакомства мои представления об Америке изменились кардинально. Американская кухня началась с традиций английской кухни, которую привезли в качестве культурного багажа на материк первые переселенцы.

Затем английская кухня смешалась с тем, что ели тогда индейцы. (А ели они то же, что едят и сейчас, — кукурузу, хлеб из кукурузной муки, кленовый сироп.) Затем туда же примкнули культурные пищевые наследия иммигрантов, понаехавших в Америку со всего мира. Сосиски, бутерброды да гамбургеры завезены из Германии. Пицца из Италии. Популярные здесь китайские блюда — из Китая. Напичканная специями мексиканская кухня — из Мексики. Все эти «фахита» — завернутое в лепешку мясо с овощами, «тако» — кукурузная лепешка, в которую чего только не напихано. В мексиканской кухне в дело идет буквально все, что осталось от вчерашнего обеда и ужина; «чили» — фасоль с мясом (или без) с луком, чесноком, помидорами, сладким перцем, авокадо... Именно поэтому мексиканская еда — одна из самых популярных и дешевых в Америке, ибо она не просто супердоступна, но и суперлегка в приготовлении. В общем, если взять и все вышеперечисленное смешать, то и получится то, что принято сегодня называть «американская кухня», главный девиз которой — «Приготовить супербыстро и как можно с большим количеством полуфабрикатов».

Американца хлебом не корми — дай поготовить на гриле. Кусок мяса с кровью или куриные грудки — это обычный рацион выходного дня.

Американские же блюда, которые готовят только по большим праздникам (примерно как у нас выезд «на шашлыки»), — раз, два раза в год и только в семьях, где есть настоящие хозяйки, — это фаршированная яблоками (или чем-нибудь еще) индейка, тыквенный или ореховый пироги.

— И это все? А что-то еще американские хозяюшки готовят по особым случаям? — спросите вы. Мне, увы, больше ничего в голову не приходит, потому что готовят в Америке, по сравнению с Россией, где женщина не отходит от плиты часами, и так изо дня в день, и всю жизнь, невообразимо мало. Потому что все можно купить очень недорого уже приготовленное в любом магазине. Останется принести коробку с замороженной едой домой и разогреть. Все. Ужин готов!

Из блюд под названием «на каждый день» американцы едят банановый хлеб, кукурузные хлопья, томатный суп-пюре (обычно его едят с поджаренным на сковородке белым хлебом с расплавленным сыром внутри), barbecue (жареное мясо), картофельное пюре, шоколадный десерт brownie и все те же маффины (или, по-русски, кексики), попкорн... А теперь представьте, что, с одной стороны, стол со всем вышеперечисленным, а с другой, вот с этим: селедка под шубой, холодец, окрошка, отваренный говяжий язык, сердце говяжье отварное и пирожки, нафаршированные почками и легкими или отварными яйцами, луком и рисом, или печень тушеная, пельмени, позы. Тортик «Наполеон» от иркутского гастронома № 1» — такой вкусный, что от одних мыслей о кусочке которого у меня начинается усиленное слюноотделение.

Что выберете вы? Иностранцы (даже всеядные азиаты) всего того, что нравится нам, русским, не выберут наверняка. За редким, правда, исключением. Чтобы не быть голословной, приведу в пример гуляющие по Интернету видеоролики про то, как иностранцы пробуют нашу русскую еду. При взгляде на эти скукоженные физиономии, которые вопят, что их вот-вот вырвет от одного вида блюд русской кухни, так и хочется заметить, что уважение к собственной персоне проявляется через уважение к другим. К другой культуре, в том числе и к кухне.

Вот на видео тарелка с «селедкой под шубой». «Ой, как же это воняет!», «Ужасно просто! Что за фиолетовый майонез?», «Да это же противно на вид! Я такое к себе в рот не засуну!» — вопят добровольно согласившиеся отведать еду русских иностранцы. Их трясет от одного вида нашей еды: «Мне кажется, что я земли наелась!», «Да это же по виду порубленный на закуску зомби» (это о холодце) или «Они что, за это еще и деньги в ресторанах платят?»

Оказавшись по пути в Иркутск в аэропорту Москвы, мы с Линой первым делом кинулись в ресторан с русской едой. Мы не были голодны, но не удержались от того, чтобы взять кусочек того и сего, борща и рассольника, «селедки под шубой», черного хлеба и пирожков размером с маленькое куриное яйцо.

Мы тогда ничего толком не съели и выложили за перекус пару тысяч рублей, но были при этом счастливы. Потому что еда эта — наша. На-ша. Такой нет больше нигде.

baikalpress_id:  108 553