За­му­жем в Аме­ри­ке. Школа

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад выш­едшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

Знакомая американская мамаша недавно поделилась со мной своим негодованием в адрес школьной администрации: ее 13-летнюю девочку обвинили в нарушении школьного дресс-кода. Когда я услышала эту новость, то память незамедлительно нарисовала мне чистошерстяные рейтузы, купленные мне моей мамой уже лет так 30 назад в нашей вылазке в Ангарск, где в те далекие времена, как известно, было замечательное снабжение. Рейтузы были то ли литовские, то ли эстонские. Из натуральной шерсти и в широкую поперечную полоску. Бело-оранжевые. С какими-то узорчатыми коняшками. Санями. Цветами-деревами. Рейтузы эти я сразу невзлюбила, но выбора не было: куда без них в сибирскую зиму? (Мои же предыдущие, темно-синие рейтузы, повешенные на даче у русской печи на просушку после игры в сугробах, расплавились заживо.) У мамы выбора не было тоже: купила то, что было. Зато в школе началось невообразимое: большегрудая директриса, ростом под два метра, выловив меня на перемене, немедленно отправила домой. Переодеваться. А во что переодеваться-то? Не во что.

В тот день в школу я не вернулась, а до окончания морозов старалась не попадаться на глаза школьному начальству, так и перезимовав в тех ненавистных рыжих рейтузах.

Здесь у нас тепло. Даже самой холодной зимой рейтузы никто не надевает, а больше народ в шлепанцах да шортах разгуливает. По снегу!

Но проблемы с дресс-кодом в школах есть, оказывается, даже тут. Например, наискромнейшую дочку моей знакомой выгнали с уроков за то, что у ее обычной хлопчатобумажной рубашки в ковбойском стиле по линии плеча было вшито кружевное полотно. Мама, отправляя дочь в школу, специально проверила, не видны ли сквозь плотное кружево этой более чем консервативной рубахи с длинными рукавами лямки от бюстгальтера. Не видны. Но в школе сказали, что «лямки могли быть видны». И рубашке этой в западном стиле в школу вход стал воспрещен.

— У взрослых отношение к произошедшему самое обыденное: «Ну какая ж это проблема? Сходила домой да переоделась». Но в 13 лет воспринимают все иначе. Любое замечание от человека любого возраста воспринимается ими как драма! «И моя дочь — не исключение, — ругается в трубку возмущенная американская мамка восьмерых других детей. — Да и живем мы в тридцати минутах езды от школы. То есть пока она мне, рыдая, позвонила и попросила отвезти ее с уроков домой, прошло как минимум минут 50. Она моего приезда ожидала в приемной у секретаря. Каково это ребенку сидеть там так долго из-за того, что ты одет как-то не так, как все остальные?!

Сентябрь в этом году выдался здесь на редкость холодным, но погода не останавливает американцев от того, чтобы время от времени взять да и выплеснуть на себя ушат с ледяной водой. А причина для такого вот массового «моржевания» есть.

Не знаю, дошла ли уже мода на моржевание за идею до России, а тут, в Штатах, уже миллионы людей окатили себя водой со льдом и благодаря этому собрали (начиная с 29 июля) в пользу больных АLS уже более 88 000 000 долларов. И принимают участие в сборе средств не только отдельные граждане, но и целые компании.

В нашем городке на помощь желающим окатить себя ледяной водой пришли... пожарные, поливавшие всех желающих из брандспойтов по принципу «больше воды — лучше».

В компании, ради которой изначально все и затевалось, шагнуло под освежающие струи сразу 35 человек. Их босс пожертвовал в фонд помощи больным БАС (бокового амиотрофического склероза) по пять баксов за каждого.

Что такое ALS? Медленно прогрессирующее, неизлечимое дегенеративное заболевание центральной нервной системы, при котором происходит поражение как верхних, так и нижних двигательных нейронов, что приводит к параличам и последующей атрофии мышц. По мере развития заболевания у человека атрофируются почти все мышцы, наступает практически полная парализация, человек постепенно теряет способность двигаться, глотать, дышать. Тело словно бы разваливается на части. И чем старше по возрасту больной человек, тем страшнее наблюдать за тем, как он угасает. Число больных во всем мире — около 300 000, в России их около 9000 человек, а в одной только Америке доктора диагностируют боковой амиотрофический склероз у 5600 человек е-же-год-но! Болезнь встречается у двух человек на каждые сто тысяч, и пока от нее не придумано никакой панацеи. На жизнь заболевшему доктора отводят от двух до пяти лет. Не больше.

Когда здешний народ хвалится вылитой на свою голову бадьей с водицей, в которую щедрой горстью сыпанули кусочки льда из холодильника, я хочу рассказать теплолюбивым американцам про мою подружку Марину, которая слыхом не слыхивала ни про какие героические испытания из-за выплеснутой на макушку раз в жизни прохладной водички, потому что моя Марина делает это ежеутренне. Ежегодно. На протяжении вот уже 45 где-то лет. Не только короткими и знойными сибирскими летами, но и студеными зимами. В любую погоду выходит она в купальнике на крыльцо своего домины в частном секторе Иркутска II и... Мне на нее больно смотреть. Она покрывается сперва синими пупырышками, затем вся белеет от мороза. И только потом по всему ее телу разрастаются, расцветают, точно розовые бутоны, огромные красные пятна. Крапивница — аллергия на холод. Но Маринке все нипочем. Ей нравится то, что она делает!

Но в Иркутске моя Маринка — моржиха со стажем, такая, пожалуй, одна. А в Америке же «моржей на секунду» уже более двух миллионов. Именно благодаря популярности предприятия удалось собрать такие деньжищи (для сравнения: в прошлом году за такой же отрезок времени было собрано денег раз почти в сорок с лишним меньше). Если вам интересно узнать (и, главное, увидеть!) больше о «вызове ледяного ведра», загляните сюда: http://www.alsa.org/fight-als/ice-bucket-challenge.html

Школьной формы как таковой в школах Америки практически не существует, но есть некие правила, которые ученики обязаны соблюдать.

Например, с недавних времен стало запрещено ходить на школьные занятия в легинсах или других сильно обтягивающих штанах, которые не должны одеваться сами по себе, но только под что-то (юбку, шорты). Если же ученица все-таки вырядилась во что-то такое, то, согласно школьным правилам о школьной же форме, ученическая филейная часть должна быть прикрыта одеждой. Всегда. Даже тогда, когда девушка сидит.

Одежда же с глубоким декольте (включая спину), с открытыми плечами, оголяющая живот и вообще «среднюю часть» человека, в школе недопустима. Как и топы без бретелей, как и маечки на тоненьких «спагетти» — бретельках. Как и любая (!) одежда, через которую можно увидеть нижнее белье или кожу (кружевам — бой!). Бой в школах Америки устроен и всевозможным дырам (пусть хоть прямо сейчас из магазина!) на джинсах и курточках. Потому что там может быть (!) видно тело.

Не во всех школах Америки ребенка, вырядившегося не так, как положено, станут тут же, как меня когда-то в Иркутске, гнать домой. Здесь ученику могут просто предложить надеть бесплатную футболку с логотипом школы.

Продолжение в следующем номере «Пятницы».

Загрузка...