За­му­жем в Аме­ри­ке. Сан-Франциско, штат Калифорния

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад выш­едшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

Сан-Франциско, штат Калифорния. Раскинувшийся на полуострове один из самых дорогих городов Америки, к моему удивлению, под завязку напичкан малоэтажными «муравейниками». Выглядит это примерно так. Если в отдельно взятый дачный поселок под Иркутском, с домиками, построенными в бытность наших бабушек и дедушек, навтыкать между строениями еще по паре сравнительно новеньких домишек, а затем на все это плотно надстроить еще «скворечников» сверху (да не по одному этажу), все это разномастно покрасить и при этом всю эту адски замешенную архитектуру разных времен и достатка посадить на пять десятков крутых холмов, получится Сан-Франциско. С населением, правда, чуть больше, чем в Иркутске. И при всем при этом стоимость жизни, как принято здесь, в США, говорить, в Сан-Франциско бьет все рекорды. Здесь, кажется, нет ни единого, даже самого затрапезного домишки, стоимость которого была бы меньше миллиона долларов. Вы готовы выложить 60—70 с лишним миллионов (!!!) российских рублей за право жить в каморке и гордо при этом именовать себя жителем Сан-Франциско? Я — нет. (Если же рассматривать вариант с арендой, то цена удовольствия — две-три тысячи долларов ежемесячно за квартирку (даже не дом!) с единственной спаленкой.)

Мы с супругом провели здесь неполные четыре дня, и на знакомство с городом у нас, по самым скромным подсчетам, ушло 1600 долларов.

И это при том, что путешественники мы бывалые: не питаемся в модных ресторанах, не останавливаемся в гостиницах дороже ста баксов за ночлег. Но путешествие это, запланированное аккурат на мои выходные, я вспоминаю с улыбкой. Сан-Франциско — один из тех редких городов Америки, в котором мне хотелось бы жить. В этом компактном городе — несколько десятков районов, совершенно не похожих друг на друга. Повернув за угол, или просто сделав шаг, оказываешься, как кажется, не только в другой стране, но и в другой эпохе, словно путешествуешь на машине времени. Но не стану описывать все четыре десятка районов, остановлюсь всего на нескольких (Tenderloin, Chinatown, Haight-Ashbury, Russian Hill, Fisherman’s Whraft), без которых Сан-Франциско совсем не тот, каким он является. Сан-Франциско может быть разным. Деловым и стильным. Грязным и беспардонным. В деловом костюме или отрепьях давно не мытого бродяги. Веселый и беззаботный, легко идущий по жизни город притягивает к себе как магнитом тех, кто хочет от жизни большего.   Увы, спрос опережает предложение: свободной под застройку земли нет, и потому уже имеющаяся недвижимость дорожает, невзирая ни на какие кризисы, на глазах. Но как бы там ни было, в воображении я вижу себя неспешно прогуливающейся с двумя моими собачками породы пекинес по набережной Тихого океана. Набережная носит мое имя — Марина, и здесь находятся самые дорогие и роскошные, хоть и совсем небольшие, по меркам сибиряков, дома. Я верю, что нет в жизни ничего невозможного. Тем более если принять в расчет тот факт, что более трети жителей Сан-Франциско — такие же, как и я, иностранцы, родившиеся за пределами США. Ну да обо всем по порядку.

Начну с того, что в первый же день знакомства с городом я была неприятно удивлена тем фактом, что океан тут совсем не теплый. Я люблю воду и плаваю как дельфин (ну или морской лев), но тут купаться — все равно что купаться в Байкале.

Даже летом. Прожившей в Штатах более восьми лет и ставшей давно уже «нежной американкой», мне такой экстрим уже не по душе. Зато мне очень-очень понравился  район Рыбацкая пристань. Пристань — одно из самых оживленных мест города. Что-то вроде нашей иркутской набережной и порта в Листвянке вместе взятых, но только на берегу океана и там, где почти всегда тепло и не бывает сибирских морозов, а еще все и вся в разы цивилизованнее. Множество ресторанов и магазинчиков. Бесплатные чистенькие туалеты повсеместно. Парковка автомобиля исключительно платная и по таким ценам, что каждый раз, садясь утром в арендованную машину, мы загодя настраивались на то, что раскошеливаться придется, и раскошеливаться изрядно.  Здешние чайки размером с летающих коров и стаи других неведомых мне птиц (голубей и воробьев в расчет не беру вообще, потому что они есть повсюду) загадили все вокруг. Оттого карнизы домов, фонари и вообще все те места, куда (теоретически) может приземлиться птица, утыканы колючей проволокой и всаженными шляпкой вниз и, следовательно, острием вверх гвоздями.

Не удивилась после пары дней пребывания в Сан-Франциско, отчего случайный прохожий, едва завидев, как я достаю из сумки недоеденную в ресторане хлебную «чашку» и, шурша целофановым пакетом, готовлюсь покормить птичек, чуть было не накинулся на меня с кулаками. Раскормленные «жирнючие» пернатые плодятся здесь подобно бездомным котам — в геометрической прогрессии. Бросается в глаза огромное количество одноногих птиц (неудачное приземление на что-то острое, не иначе), но и эти инвалиды, похоже, не бедствуют. Вальяжные и беспардонные, они, сложив крылышки и подобострастно заглядывая в глаза, расхаживают, подбирая крошки и откровенно клянча еду прямо внутри помещений (магазинов, кафе, булочных и ресторанов). 

Пирс 39 — торговый центр, возведенный прямо на пристани. Первое, что бросается в глаза, — плавучий ресторан «Остров Форбс». Настоящий плавучий «остров» с высоченной живой пальмой.

Мы с мужем голодны, но туда не пойдем: я уже давно, как заправская американка, научилась считать деньги и отдаю себе отчет в том, что за все необычное и красивое, вроде этого плавучего острова в Америке, надо платить. И платить в разы больше. Даже если это будет обычный бутерброд. А помятуя о том, что Сан-Франциско благоухает и цветет исключительно благодаря туристам, кошелек мне хочется распахивать только в исключительных случаях: цены на все (!) в этом неповторимом городе даже по американским меркам откровенно зашкаливают. Но кого это волнует? Сан-Франциско — на почетном третьем месте (по всей Америке!) по числу иностранцев, приезжающих сюда, чтобы денно и нощно пить, петь и гулять. И ни в чем себе не отказывать. Сувенирные лавочки (в основном напичканные полосатой одеждой американских зеков, ведь как-никак тюрьма «Алкатрас» под боком!), рестораны и кинотеатры.

Катания на кораблях, морские экскурсии, калифорнийские морские львы, избравшие именно этот пирс местом своего ПМЖ 26 лет назад. Невыносимая вонь и громогласные крики, издаваемые животными, не отпугивают, а даже, наоборот, привлекают к себе огромное число зевак. Говорят, что своим домом пирс под номером 39 избрали более тысячи полутонных морских тушек, нежащихся на декабрьском солнышке. Ветер теплый. Солнышко греет, и я подставляю лицо под его лучи точно так же, как и почти 20 млн других туристов, посетивших Сан-Франциско в уходящем году. Да, вот такая благостная картина открылась мне в первый же день пребывания в этом городе, буквально под завязку напичканном домишками (домами эти «скворечники» язык не повернется назвать).

А воздух! Морской. С привкусом тины. Он, согласитесь, лучше всяких духов.

Загрузка...