Замужем в Америке (от 7 марта 2018)

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Девять лет назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве.

Сегодня расскажу вам о необычной женщине, моей приятельнице. Познакомились мы случайно. Впрочем, нет. В случайности я не верю. Как бы то ни было, познакомились мы в Интернете: в паре закрытых групп для американских мам, где мы обе состоим. Там я часто видела ее комментарии. Всегда четкие, хорошо изложенные, со знанием предмета. Удивлялась, видя ее имя над комментариями, двум вещам: «Откуда эта Настя все знает?» и «Откуда у нее столько свободного времени всегда?» Почему-то, читая ее мнение на тот или иной вопрос, я прониклась к ней симпатией, а потом так вообще возникло желание встретиться. И вот я уже покупаю билет на самолет и лечу на денек на встречу с ней, Настей. В Лас-Вегас.

Настя молода, высока ростом, прекрасно сложена и явно не обделена здоровьем. Про таких говорят «кровь с молоком». Мы заходим в дом, и я сразу вижу, насколько разительно ее жилье отличается от американского. У нее в доме то, что у нас, русских, принято называть емким словом «евроремонт». Вместо привычного для американских домов коврового покрытия повсюду, включая прихожую и туалет(!), у Насти в доме деревянные полы, а на кухне кафель и плитка. И все с душой, художественно так выложено. В доме чисто и уютно, и нет низеньких потолков с «узорами» из краски, напоминающими хороводы снежинок на замороженном окне иркутского промерзшего, а потому дребезжащего трамвая. Веселенькие занавесочки и в тон подобранная скатерть на круглом столе.

— Кто это так, Настя, постарался у тебя? Где мастера такого нашла, с таким потрясающим вкусом? — я не могу сдержать удивления.

— Так это я все сама. Кто же еще? — смеется в ответ хозяйка, с гордостью показывая мне комнату за комнатой. У каждой комнаты, будь то детская или спальня, свой неповторимый стиль. Интересное освещение. Подходящие по тону и цвету скатерти — портьеры. «Да, все сама. Вот этими руками!» — смеется Настя и усаживает меня на один из белоснежных кожаных диванов в ее гостиной.

Настя росла в ежовых (маминых) рукавицах. И папа Насти тоже был в точно таких же ежовых рукавицах. Аккурат до самого развода с Настиной мамой. Когда папа ушел, вся мамина любовь обрушилась на десятилетнюю девочку с двойной силой. Насте не разрешалось гулять после школы с подружками, как не разрешалось опоздать после урока домой даже на пять минут. Она не ходила с ровесниками ни в кино, ни на дискотеки. Всегда и везде только с мамой. После окончания школы Настя пошла учиться на психолога. Училась с интересом: так же, как читала книги, без которых жить не могла. Еще Настя работала, а потому на подруг-друзей у нее времени не было. Однажды ноги привели ее в международное брачное агентство. Она пришла, чтобы заполнить анкету. Анкету заполнила и собралась уже было уходить, как тут одна из сотрудниц попросила Настю об одолжении: «Вы же по-английски говорите немного? У нас тут ситуация случилась: девушка назначила клиенту встречу, а сама не пришла. Выручите нас, пожалуйста. Посидите поговорите с ним минут двадцать-тридцать. Заодно английский попрактикуете, а то мужчина из Америки ради этой встречи летел, а у нас такая вот ситуевина...»

 

Настя, недолго думая, согласно кивнула и отправилась отдуваться за соотечественницу. «Двадцать-тридцать минут» плавно перетекли в час. И в другой. И в третий. В общем, Настя вышла замуж «в Америку», и я сейчас у нее в гостях, в ее небольшом доме в Лас-Вегасе. К дому примыкает просторный задний двор, где она, Настя, в отличие от местных жителей, засыпающих свои владения песком или гравием, чтобы не тратиться на воду для полива травки или растений, насадила коллекционных ирисов и прочей красоты. Лас-Вегас — это самая настоящая пустыня, и чтобы что-то вырастить здесь, надо ручки приложить. А Насте, вижу, не привыкать. Но об этом чуть позже.

...Прямо с самолета молодая женщина попала в объятия будущего мужа. На другой же день сыграли свадьбу, и уже через пару дней молодожены отправились в Вегас вить свое собственное гнездышко. Только тут Настя узнала, что дом, в котором живет ее муж — съемный. И машина не выплачена. И вообще ее единственный и любимый уже был до нее женат трижды, и все предыдущие жены только и делали, что обирали его до нитки. Настя повествует о том, как муж ее, уже давно не мальчик, а даже, наоборот, мужчина в возрасте «за полтинник», позиционирующий себя ранее как успешный риелтор, оказался законченным лузером. Он сутками напролет просиживал за компьютером, играя в компьютерные игры-стрелялки. Денег в семье едва хватало на аренду жилья, очень скромную еду и бензин. Настя вела хозяйство по-русски рачительно: убирала, мыла-стирала и готовила сама, чтобы сэкономить там, где у американской женщины и мысли не возникло бы напрягаться. Не гнушалась никакой работой. Научилась водить автомобиль. Она, беременная, тащила дом и мужа на своих сильных молодых плечах, а муж все играл и играл в компьютерные игры. Пил пиво и играл. А потом к этим его любимым занятиям вдруг прибавилось еще одно: он начал постоянно жаловаться на здоровье.

Настя видела, что ему на самом деле становится хуже: супруг все больше времени проводил уже не сидя за компьютером, а лежа на диване. Ей завтра рожать, а ему диагностируют рак кишечника. Она на роды, а он на операцию. Из роддома она вернулась сразу к двоим орущим и требующим ухода: младенец и муж требовали внимания одинаково.

Поскольку у Настиного супруга не было медицинской страховки, то за долги забрали машину и все более-менее ценное, что было в холостяцкой съемной квартире. Он умирал и становился все более капризным и несносным, при каждом удобном случае памятуя, что вот ей, Настьке, еще жить да жить, а вот он, муж ее, уходит. Он умирал, а она молилась только об одном: как бы не остаться без крыши над головой. Но мы предполагаем, а Бог, известно, располагает.

Он умер ночью. Настя уже знала, куда, по какому номеру звонить, если наступит такой момент. И он наступил. Настя позвонила. Люди приехали и молча, не произнеся ни слова, запихали мужнино тело в черный резиновый мешок и так же безмолвно увезли его под покровом ночи. Утром Настя узнала, что ей необходимо искать новое жилье.

Читайте продолжение истории в № 11  «Пятницы».

Настя вышла замуж буквально в первые дни своего пребывания  в Америке. Теперь, после смерти мужа, они живут вдвоем с сыном. Настя работает риелтором и «мужем на час». Может отремонтировать все, что есть в доме. С грустной улыбкой рассказывает истории, как объегоривали ее, и не раз, и не два, и все наши (наши!) бывшие выходцы из бывшего СССР. И я понимаю, что она расплачивается за свою интеллигентность. Что не умеет она стукнуть кулаком по столу и сказать «...!!!». Только вот что сказать мягкой, доброй, умной, интеллигентной Насте в таких вот ситуациях, я, признаться, пока не придумала
Настя вышла замуж буквально в первые дни своего пребывания в Америке. Теперь, после смерти мужа, они живут вдвоем с сыном. Настя работает риелтором и «мужем на час». Может отремонтировать все, что есть в доме. С грустной улыбкой рассказывает истории, как объегоривали ее, и не раз, и не два, и все наши (наши!) бывшие выходцы из бывшего СССР. И я понимаю, что она расплачивается за свою интеллигентность. Что не умеет она стукнуть кулаком по столу и сказать «...!!!». Только вот что сказать мягкой, доброй, умной, интеллигентной Насте в таких вот ситуациях, я, признаться, пока не придумала
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments