За­му­жем в Аме­ри­ке. О разнице между счастьем и радостью

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад вышедшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

Приближается мое восьмое американское Рождество. Кинула клич по друзьям и знакомым с вопросом: «Чего бы еще такого рассказать читателям «Пятницы» про местное Рождество?». Мой добрый приятель, певец и сочинитель песен, спортсмен, богатый человек и просто красивый мужик Джон Барроуз (John Burrows) считает, что рассказать нужно о том, что есть огромная пропасть между счастьем и радостью: «Люди перестали об этом думать. Мы отправляем друг другу по электронной почте списки того, что нам хотелось бы получить в подарок на Рождество. Мы бежим за покупками, чтобы порадовать семью и друзей, и счастливы от всей этой суеты — от обильного рождественского ужина, от веселых шумных вечеринок. Несмотря на христианское происхождение праздника, в современном мире большинство уже воспринимает Рождество Христово как светский, лишенный религиозного смысла выходной день, и не более того. Неправильно это. Больно. Мы напрочь забываем, что Рождество — это совсем не вся эта шелуха, а наоборот, тишина, покой, таинство. А надо бы помнить, что Рождение Христа — главное чудо мира, а Рождество Христово — главный праздник христианства. Светлая радость Рождества Христова — вот о чем этот день. О гармонии. Мире. Вере».

Моя старинная приятельница Марго рассказала мне только что произошедшую историю. Рождественскую, но невозможно грустную. Если вы смотрели фильм «7 фунтов» (Seven pounds) с Уиллом Смитом в главной роли, то вы знаете, о чем пойдет речь. О вещах невеселых она пойдет. Не знаю, почему в нашем кинопрокате «7 фунтов» перевели как «7 жизней». Знаю, точнее. Ведь все-таки семь фунтов — это какие-то три с половиной килограмма, не больше. Куда громче звучит «7 жизней», не правда ли? Зато про семь фунтов не понаслышке знает мама шестилетнего маленького американца, только что ставшего жертвой автомобильной аварии. За рулем тогда была мать мальчика, и ехали они в зоопарк. Старшие дети — 16-летняя сестра и 19-летний брат — не получили и царапины, а младший умер через три дня после происшествия уже в больнице одного большого города в соседнем штате, куда пацана доставили на вертолете.

Родители приняли обоюдное решение отключить сынишку от аппарата жизнеобеспечения, чтобы успеть спасти жизни другим.

Рождество всегда было любимым временем этого мальчика. И теперь его родители пока не представляют себе, как смогут остаться дома и смотреть на елку, которую еще неделю назад наряжали все вместе, на уже завернутые в красочную упаковку подарки для младшего сынишки да аккуратно уложенные под зеленой, выращенной на специальной плантации, красавицей елкой? Здесь все напоминает о нем. Его любимым цветом был оранжевый, и родители в начале декабря выкрасили комнату сына ярко-оранжевой краской. Как же он был рад! Да он вообще всегда улыбался, любил смеяться и смеялся так заразительно, что теперь звук любого звонкого детского смеха заставляет родителей рыдать.

Все те три ужасных дня в госпитале разные люди засыпали родителей мальчугана вопросами, не могли бы они дать согласие на использование органов своего сына для нужд больных взрослых и детей, ждущих своего донора. Решение сделать шестилетку спасителем жизней других людей далось отцу с матерью нелегко, но правильность сделанного выбора не заставила себя долго ждать: в их жизни уже появилась далеко не молодая, 50-летняя, женщина, живущая в Лас-Вегасе. Ее печень отказывала, и ей осталось бы совсем немного, но тут появился правильный донор — их сын — с его правильной печенью. А еще они получили письмо с нарисованной цветными карандашами елкой от 10-летнего мальчугана из Монтаны, в чьей груди бьется теперь сердце их сына. Почки достались еврейской девочке из какого-то другого далекого штата, а желудочно-кишечный тракт — мальчишке из Юты.

Рождество не для всех веселый праздник, и празднует его тут далеко не каждый.

Кому-то не с кем. Мой знакомый 76 лет Рождество ненавидит. Он ни разу не был женат. Перепрыгивая из постели одной красотки в постель другой, так и не обзавелся детьми. И он никогда не ходил в церковь. И теперь Рождество пугает его, и он на целые сутки отправляется в казино. Лишь бы скорее в тумане сигаретного дыма и в толпе таких же, как и он, престарелых лузеров пережить Рождество. У кого-то этот день отобрал любимого человека, и теперь каждый год одни грусть и воспоминания. Боль утраты. Тоска. Одиночество. Кто-то, уповая на то, что «Рождество — праздник семейный», никак не может смириться с тем, что любовник уходит в свою прежнюю семью, к своим детям: «Но ведь мы год уже вместе, и я, а не его бывшая жена, — его семья, разве не так?». В Рождество все эти чувства проявляют себя в стократном размере...

Но есть, по словам моего пожилого собеседника, и другая категория этот день ненавидящих. Это те, кто открыто выступает против Рождества, самим себе не признаваясь, что война против этого религиозного праздника — война против самого Христа. Да, сегодня тот факт, что Рождество является государственным праздником (и этот день объявлен выходным), подвергается суровой критике со стороны некоторых представителей других вероисповеданий как нарушение права на свободу совести и отделения религии от государства не только в Америке: «В Рождество тут, в Штатах, мало кто работает. Но если еврей не выйдет на работу в Хануку, потому что «святой день», без специального позволения со стороны начальства, уволят этого еврея без выходного пособия. То же самое с мусульманами на Байрам...

Я опросила так много людей, как могла, и слышала про то, что «у людей есть право отмечать их праздники, но они должны уважать праздники страны, в которую они приехали. Должны, но не обязаны. Празднование Рождества — личное дело христиан, и не более того. Есть в мире одно хорошее и очевидное правило: с тобой обращаются так, как ты сам позволяешь с тобой обращаться». А было и такое (и не раз): «...если мы, празднующие Рождество, так огорчаем представителей других религий и им не по душе наш Санта-Клаус с его оленями-санями, то они могли бы вернуться к себе, если им так уж охота работать в День рождения Христа».

— А я, переехав в США, по сей день много уже лет тоскую по нашему, советскому, Новому году. С каким размахом отмечали, а? Вот была традиция! «С легким паром» чтобы фильм был обязательно и хоть пара мандаринчиков на столе, для запаха. Чтобы салат оливье и «Голубой огонек». И обращение президента к своей стране, и бокал шампанского с кусочком покрытой пузырьками шоколадки на дне. Новый год был для всех, и не было никаких дискриминаций. И подарки к месту. И застолье. Более того, все эти двадцать с лишним лет меня не покидает чувство, что меня обманули, заменив мой советский Новый год на Рождество 25 декабря, ведь мы на родине Рождество всегда после наступления Нового года праздновали — 7 января. А когда я в Армении жил, то на день раньше. А тут, в Штатах, Новый год и не праздник вовсе. Обычный такой вот, ничем не отличающийся от других для большинства рабочий день. Но главное отличие нашего, российского, Рождества от американского — у нас этот праздник по-настоящему религиозный. Даже атеисты подключались. Помню, и шагали плечом к плечу с православными на церковную службу, и никаких никому подарков никто никогда на Рождество не дарил. Какие детям подарки на Рождество (как здесь принято), если это не их, детей, день рождения, а Иисуса?

...Сегодня великое множество стран Рождество не признают ни в каком виде. Туркменистан. Афганистан. Таджикистан. Сомали. Узбекистан. Йемен. Северная Корея. Саудовская Аравия.

В Азербайджане, Иране, Израиле, Кювейте, Японии, Китае, Бахрейне, в Монголии и в Лаосе, в Таиланде, Турции и во Вьетнаме этот день хотя бы выходной, но все-таки не праздничный. И оттого, наверное, что граждане всех этих стран живут сегодня в Америке, вместо привычного «Желаю вам счастливого Рождества!» теперь слышно на каждом шагу: «Желаю вам приятного праздника!» или «Хороших вам выходных!». Люди здесь боятся сказать простое: «С Рождеством!». Особенно те, кто работает с людьми. Продавцы. Учителя. Официанты. Неизвестно ведь, на кого напорешься... Сегодня где-то традиционную рождественскую елку уже, слышала, заменили цветовой инсталляцией. Зачем? Почему? Чтобы не оскорблять религиозных чувств представителей других религий. Это сегодня. А что будет завтра? Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет.

Продолжение в следующем номере «Пятницы».

Иллюстрации: 

Рождество в Айдахо  (снято в минувшую среду).  «После всего выпитого молока и умятого печенья Санте, когда доберется до Айдахо, надо сначала попасть в туалет...» — смеется хозяин необычной елки
Рождество в Айдахо (снято в минувшую среду). «После всего выпитого молока и умятого печенья Санте, когда доберется до Айдахо, надо сначала попасть в туалет...» — смеется хозяин необычной елки
baikalpress_id:  101 282