Замужем в Америке. Новая чума в Америке

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва зна­ко­ма дав­ним чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» — она не раз пуб­ли­ко­ва­лась в на­шем еже­не­дель­ни­ке. Несколько лет на­зад она выш­ла за­муж за аме­ри­кан­ца пос­ле зна­ко­м­ства по Ин­тер­не­ту на од­ном из брач­ных сай­тов и пя­ти (!) лет об­ще­ния. Ма­ри­на про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

Давний знакомый американец вдруг ни с того ни с сего задал мне вопрос: «Что думаешь, Марина, про тех, кто зайдет теперь в любой туалет, наплевав на собственные половые и, главное, данные от рождения признаки?» Сказать, что не думаю ничего — нагло соврать. Соврать, что меня вопрос этот не волнует вообще, — себя же обманывать. Вопрос этот волнует сегодня в Соединенных Штатах Америки, кажется, всех, кроме глубоких стариков, которые и не выходят никуда дальше собственного порога. Не учатся в школе, не «шопингуют» в популярной по всей стране сети супермаркетов, туалетные комнаты в которых одними из первых распахнули свои двери лесбиянкам, геям, людям с измененным полом, трансгендерам.

Про школу, а точнее, про туалетные комнаты для школяров — повсюду слышна одна и та же песня о равенстве и равноправии для всех.

Мол, если девочка от рождения считает себя мальчиком, то и мочиться должна в мужском туалете, дабы не быть обсмеянной и униженной. И если мальчик решил вдруг, что он девочка, то не должен подвергаться насмешкам и кривым ухмылкам в туалетной комнате с писсуарами. Та же история, читала, в американских обезьянниках: заключенный Петров или заключенная Сидорова вольны самолично выбирать, с кем (касательно половой принадлежности!!!) быть поселенными. То есть если двухметровый детина уверяет, что он ощущает себя дамой, то быть ему поселенным с женским полом (даже при полном наборе всех его боевых причиндалов). И наоборот. Рвется зэчка на мужскую половину, ибо нравится ей быть мужиком. Никто тут, в США, и слова поперек теперь не скажет.

Я имела счастье быть знакомой с девочкой по имени Сара, которая еще лет семь назад обзавелась бородкой и такими же редкими усиками, изрядно схуднув и накрепко затянув грудь, продолжала делить одну со мной туалетную комнату. Народ в Америке терпимый, и никто, уверена, не закатывал глаза при виде такого вот нечто. Такого вот оно. Где оно — уже не она, но все еще и не он. Я, помню, долго не понимала, отчего это Сара не выщипывает волосы на собственном девчачьем подбородке; отчего бегает ранними утрами, пока все еще спят, до полнейшего физического изнеможения; отчего вкалывает как мужик на двух работах. Долго не понимала, пока не увидела на почти растаявшей Сариной груди новехонький бейдж «Райан».

Сегодня таким, как Сара, в Америке живется гораздо вольготнее, чем, например в России, и уж тем более веселей живется им здесь и сейчас по сравнению со все той же Сарой еще каких-то пять лет назад. У Сары же (простите, но назвать ее Райаном я все еще не готова) теперь есть неплохая и исконно мужская работа вдали от места, где происходила ее трансформация в Райана, свой дом и даже любимая молодая женщина, пожелавшая стать Райану женой. И Райан давно уже, ничуть не смущаясь, практически пинком открывает двери в комнаты, на табличках которых красуется «Для джентльменов».

Времена меняются, и вместе с ними, похоже, будут меняться таблички на дверях туалетов.

«В нашей школе не может быть места любой дискриминации!» — подхватывают президентский призыв представители школьных администраций по всей стране. И если прежде под словосочетанием «школьная дискриминация» мы все здесь понимали лишь одно — не должно быть разного отношения к детям красивым и не очень, к детям жирным и к детям-худышкам, к детям-зубрилкам и к гениям от рождения, которым во всем и всегда везет; то сегодня большинство взрослых вкладывает в это выражение вполне определенный смысл. Смысл этот — «дети-транссексуалы».

Уже предложено школьным администрациям (и не только им!) развесить в комнатах для переодевания шторки, огораживающие детей от того, чтобы друг друга, не дай бог, рассмотреть смогли. Также все туалеты должны быть огорожены отныне кабинками. И вообще, нам всем дано здесь понять, что противозаконно не предоставлять трансгендерам возможность пользоваться общественным туалетом. Транссексуалы — это сегодня. Вчера были лесбиянки и геи. Еще раньше — черные...

Я раздумывала сегодня, что ответить моему американскому знакомцу. Думала и делала свои повседневные дела. Высаживала саженцы белой малины. Заправляла машину бензином. Гуляла с собаками. Покупала арбузы в Walmart (и там же, в этом известном на весь мир супермаркете, решила сходить в туалет). Я проработала в этом магазине без малого шесть лет и много чего тут повидала, но когда за моей спиной (я, наряженная в летнее белое длинное платье, причесывала волосы у зеркала) уверенной поступью прошагал в кабинку какой-то огромный бородатый дядька, еле удержалась, чтобы не вскрикнуть. Так и хотелось выволочь его обратно за дверь со словами: «Смотри, куда идешь, козел!».

Я не одна такая. Точнее, кто-то пошел дальше и озвучил то, что думала я при виде огромного мужика в комнате, где мы, леди, пудрим носики. Но случилось это в другом штате, в другом городе, в другом магазине. Пожилая дама, почти как я, накинулась на юную девочку, похожую на парня (белая мужская футболка, бейсболка, мешковатые дырявые джинсы), со словами: «Тебе тут не место! Убирайся отсюда!!!» (В Интернете один за другим прямо сейчас появляются видеоролики на эту тему.) Кто-то уже поспешно проводит параллель между недружелюбным отношением к трансгендерам и черным, пытавшимся посещать одни и те же туалеты наравне с белыми в далеких 1960-х. Кто-то пытается копать еще глубже.

И вся эта шумиха — из-за каких-то, возможно, 0,01% населения огромной страны, 99,99% которой не желают и слушать о набившей оскомину даже привыкшим ко всему эдакому американцам толерантности, которая уже превзошла все границы.

Я давно уже здесь, в Америке, наблюдаю эту картину: ажиотажный спрос на раскраски для взрослых. Причем ждут выпуска новой книжки-раскраски здесь даже с большим нетерпением, чем я когда-то ждала очередной серии X-files. Списывала я, каюсь, эту необъяснимую мне любовь взрослых американцев к детскому развлечению исключительно на слабоумие любителей закрашивать черные контуры цветными карандашами. Но вот буквально вчера с удивлением обнаружила, как моя почти уже 40-летняя сослуживица, мать троих детей, сидит в свой обеденный перерыв в комнате для отдыха и так шурует цветными карандашами, что шум стоит. Она аж язык высунула от сосредоточенности. 

— Ой, а я и не знала, что ты рисуешь! — я едва сдержалась, чтобы не ляпнуть какую-нибудь глупость про то, что, мол, своей фантазии не хватает? Мне смешно смотреть, как она старается, но не все ведь, как я, школы художественные оканчивали.

— А я вообще рисовать не умею, но вот мой доктор мне посоветовал это занятие, чтобы нервы укреплять. И ты знаешь, Марина, это так здорово! Сижу вот теперь целыми днями, раскрашиваю. Отдыхаю душой. Медитирую, можно сказать, и оторваться не могу от этого дела!

Теперь в ее сумке помимо ключей от авто, косметички, телефона, баллончика с перцем, таблеток от головной боли и бумажника с внушительной кипой кредиток прочно прописался альбом для разукрашивания да плюс коробка с цветными карандашами. 72 цветных карандаша в коробке. Зная эту женщину, жену, мать троих детей и ответственную работницу, я вряд ли смогу уличить ее во впадении в детство или в недостатке ума. Но тогда что это за такая новая чума в Америке — книжки-раскраски для взрослых?

А вот и другая случайно встреченная в супермаркете знакомая достает из сумки торчащую пачку листков и гордо показывает мне свои рисунки. Рисунками она почему-то называет закрашенные акварельными красками листы из альбома для разукрашивания.

Красила она, вижу, старательно и долго: в альбоме с плотными листами, на которых какой-то заботливый дядя контурами обозначил огромную игуану, она намалевала черной краской небо и траву. Игуана у моей знакомой отчего-то тоже вся черная. Нерадостная.

Я не психолог, но по черной мазне могу безошибочно определить, что не все с дамой в порядке. На душе уж точно у нее кошки скребут. Не ошибусь, заявив, что она все еще не выплатила (апрель на дворе!) кредит, взятый аккурат на покупку рождественских подарков мужу, родителям и детям. Своим многочисленным подружкам и знакомым она придумала дарить подарки более оригинальные. Оригинальным подарком по-американски зовется подарок, за который не надо платить деньги. Иными словами, это что-то такое, что можно подарить, не тратясь на это в материальном смысле. Ее оригинальный подарок был таков — на маленьких листочках бумаги она писала «С Рождеством!» и приписывала ниже меленько: «Дарю тебе уборку одной комнаты в твоем доме по твоему выбору» или «Помою твой туалет».

У раскрасок для взрослых только в отдельно взятой Америке, вижу, огромное будущее, ибо число поклонников этого сомнительного, на мой взгляд, вида творчества множится с каждым днем. И я легко могу найти сотню причин, чтобы объяснить эту странную для меня популярность. Одиночество — одна из них. Дети выросли, покинули гнездо. Пенсия или не слишком публичная работа, а значит, очень ограниченный круг общения и пустота вокруг. Чем ее заполнить, эту пустоту? Походами в спортивный клуб? Гулянием на свежем воздухе? Просмотром ТВ? Котенком в доме? Жизнь скоротечна, и умом каждый из нас понимает, что после себя не мешало бы что-то оставить, но духа по-настоящему творить у большинства из нас, увы, хватает исключительно на раскрашивание книжек.

Знаете, какие самые продаваемые сегодня книги в Интернете? Нет, уже давно не Библия. Да. Именно! Книжки-раскраски для взрослых. Две из них были напечатаны тиражом 13,5 млн копий! Рынок, согласно статистике, только в этом году вырос в 10—15 раз, и это еще не предел!

Книжные магазины и библиотеки, поддавшись сумасшествию, кинулись организовывать вечера «Книжки-раскраски», приглашая людей собраться вместе, сесть поудобнее, успокоиться после суматошного дня, налить себе чая с ромашкой и... начать зарисовывать белые листы с напечатанными черной краской на них узорами, павлинами, диковинными животными.

Раскраска по мотивам книги Джорджа Мартина «Песнь льда и пламени». Знаменитый сериал «Игра престолов» был снят по этой книге. Раскупается в магазинах как горячие пирожки
Раскраска по мотивам книги Джорджа Мартина «Песнь льда и пламени». Знаменитый сериал «Игра престолов» был снят по этой книге. Раскупается в магазинах как горячие пирожки
А вот и картинка, опубликованная в соцсетях. Такими, по мнению большинства американских обывателей, должны стать знаки, обозначающие половую принадлежность. И туалетные двери — это только начало
А вот и картинка, опубликованная в соцсетях. Такими, по мнению большинства американских обывателей, должны стать знаки, обозначающие половую принадлежность. И туалетные двери — это только начало
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments