За­му­жем в Аме­ри­ке. Неповторимые камушки

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад выш­едшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

— Хочешь бриллиантовое кольцо? Большое? Красивое? Такое, чтобы из поколения в поколение передавать? От меня — тебе, от тебя — твоей дочке? Ну, и так далее?

— Конечно, хочу! — отвечает, не задумываясь, Лина.

— А какого цвета ты хочешь, чтобы был бриллиант?

Лина думает. Она пока не знает, желтый бриллиант ей хочется или бесцветный, голубой или розовый. Потому что не знает она, что придумала я вот что: заказать бриллиантовое кольцо... из собственного праха.

Есть, оказывается, в Америке такая услуга. Бизнес такой — бриллианты (кольца, подвески) из праха усопших людей и животных, а также из волос.

Ну, или из того и другого вместе. И не обязательно совсем (волосы есть у всех!) ждать смерти, чтобы стать обладателем столь ценного камушка. Я, впечатлившись идеей, в компанию ту несколько месяцев назад письмо деловое написала и отправила, как и полагается, в почтовом конверте с предложением о сотрудничестве. Мол, хочу ваши услуги на российский рынок продвигать. Но ответа пока не последовало, а потому просто расскажу все как есть.

Идея мне кажется более чем достойной внимания. Во-первых, кремация близкого человека освобождает родных от множества забот: не надо тратиться на покупку места на кладбище, не надо выискивать время на то, чтобы ездить в Родительский день и ухаживать за могилкой. Не надо пластиковые китайские цветы, поставленные в вазу, заливать цементом, боясь, что местные бичихи соберут их сразу после твоего ухода и вытащат продавать у кладбищенских ворот.

Мне шестнадцать. Мой деда Коля незадолго до смерти спрашивал меня, и не раз, стану ли я навещать его могилку на Радищевском кладбище. Я, совершенно уверенная в искренности своего обещания, видела себя рулящей с улицы Советской через весь город на велике с букетиком сорванных придорожных цветов к его могилке. Я свято верила, что буду ездить к нему каждый выходной, чтобы рассказать, чем живу, что читаю, как учусь на одни пятерки. «Ну, раз в неделю — это точно!» — обещала я деде. Но прошли годы. 26 лет прошло, а я там так ни разу и не появилась. То экзамены выпускные и поступление в ИГУ на журналистику, потом студенческая копка картошки и поиск работы по специальности, то рождение дочери и работа, работа, работа... Теперь вот жизнь в другой далекой стране, и снова никакой возможности выполнить данное обещание.

Так и рисует воображение могилу дедушки, маленькую и едва заметную, с покосившимся памятником, заросшую и давно уже больше похожую на едва заметный холмик, а потому, быть может, давно уже ставшую опорой для ограды какого-то наглого «нового русского». А вот было бы вместо могилы на кладбище кольцо с бриллиантом — оно всегда было бы со мной.

По крайней мере, так мне хочется поступить с собственным прахом, тем более что цены — вполне божеские.

Так как же из того, что еще вчера было мною, изготовят замечательное бриллиантовое кольцо? Оказывается, шагов несколько. Первое — улавливание углерода (из которого, как известно, состоят алмазы) из того, что было плотью и кровью. Под высокой температурой или вроде того (я не химик, уж простите) потом получится графит типа грифеля для простого карандаша, но с уникальными характеристиками и элементами, которые и станут неповторимым бриллиантом «Марина». Второго такого в мире будет не сыскать. Затем сама работа над камушком: чем дольше он будет под прессом, тем крепче будет бриллиант. 

В общем, не поле перейти. Последний шаг в этом долгоиграющем процессе — сертификация. И вот уже камень, который рос бы в естественной среде миллионы лет, ничем не будет отличаться от того, что созрел всего за какие-то 24 недели в лаборатории, и будет красоваться в коллекции моей дочери. Камень в два карата, спрессованный из того, что было когда-то мною — Мариной Лыковой. Камень, который будет с моей дочерью каждый день. Даже после моей смерти. А еще из меня можно, оказывается, сварганить несколько бриллиантов, потому что для изготовления одного надо всего-навсего стакан моего праха. Не больше. И волос тоже совсем немного будет надо. Достаточно ровно столько, сколько обычно остается на полу в парикмахерской вокруг кресла после обычной ежемесячной стрижки.

За 13 лет существования компании уже более пяти тысяч счастливчиков обладают такими неповторимыми камушками.

И это при том, что они принципиально не рекламируются. Добрая слава всегда и уверенно прокладывает себе дорогу из уст в уста. Цена вопроса? Дешевле, чем возня с похоронами. Купить место на кладбище (не дай бог, это случится зимой, когда землю надо греть и долбить, долбить, долбить...), вырыть яму да поглубже, и чтобы гроб «не хуже чем у людей», и чтобы с оркестром, с вонючими пластиковыми китайскими венками да раскидываемой вслед за гробом пихтой, чтобы с льющейся рекой водкой и желанием (традиция все-таки!) накормить от пуза каждого проходящего мимо... Похороны в Сибири (да и в Америке) могут стоить немало. Камень из пепла — от $2999 до 24 999. В общем, память — она, оказывается, все-таки измеряется в деньгах. Ну и ладно. Главное — земли, свободной от покосившихся со временем могильных крестов, станет гораздо больше.

— Ты какой цвет себе выберешь?

— А ты, Марина, какое кольцо хочешь, какого цвета?

— Нет, ну ты же будешь бриллиантом на моем пальце, тебе и решать.

— Ну, тогда зеленым пусть будет цвет камня. Мне зеленый нравится, — вовсе не шутит мой 65-летний супруг.

Метки: Жизнь, Мир
baikalpress_id:  106 288