За­му­жем в Аме­ри­ке. Небо в радугу

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад выш­едшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

Сан-Франциско — мировая столица «голубых», «розовых» и прочих людей с нетрадиционной ориентацией. Итак, штат Калифорния, город Сан-Франциско. Я только что вернулась из путешествия оттуда и не знаю даже, с чего начать. Начну, пожалуй, с того, что мне вдруг захотелось все бросить и переселиться жить именно в этот город. Не в Нью-Йорк, не в Лос-Анджелес, а именно сюда. В город, где чуть ли не на каждой улице меня поджидали сюрпризы. Потому что в жизни ведь как? Когда ничего от жизни (или путешествия) особенного не ждешь, что-то всенепременно случается.

Сделав здесь пару шагов, вдруг понимаю, что я не просто в городе рыбаков (до океана рукой подать!), но еще и как будто в спрятанном внутри города подгороде. Словно бы я уже не в Америке, а в какой-то другой стране. Чувство это, признаюсь, не покидало меня здесь повсеместно.

Утро. Солнечно и тепло. Часы вот-вот покажут одиннадцать. Я шагаю по району, напичканному кафешками. Очень хочется фотографировать все то, что предстает перед моими глазами, но мне боязно потревожить «моделей», и я как заправская американка скольжу взглядом по объектам, в которые русский человек вперился бы все тем же взглядом сразу и надолго.

Взять хотя бы такую картину: кофейня битком набита людьми. Мужики с бородами и в свитерах (декабрь все-таки!) мирно беседуют, перед каждым стоит на столике кружечка с зеленым чаем, реже — чашечка свежесваренного кофе.

Мужчины (в основном в возрасте за сорок), никуда не спеша, потягивают напитки, негромко смеются, улыбаются чему-то своему. И при этом все до единого, человек сто, посетителя этого заведения (кроме меня!) вооружены вязальными спицами. Они общаются друг с другом и... вяжут. Тут тихо. Спокойно. Уютно по-домашнему в этой кафешке. Шарфы. Свитеры. Кто что. Они меня вроде бы не замечают, но я шкурой чувствую, что я тут — единственная женщина, в монастыре этом чужая. Первая мысль: «А чем в это время занимаются, интересно мне знать, их «мужья»? Тоже где-то так же, сбившись в кучки, тренируются в спортзалах? Гоняют в футбол? Рыбачат или охотятся? Или чем там еще принято заниматься у геев — примерных семьянинов?». Вторая мысль, молниеносно сменившая первую: «А ведь и вправду их тут, в Сан-Франциско, в разы больше, чем в среднем по всей планете!». И, наконец, третья (и самая грустная): «Эх, вот бы все это запечатлеть с помощью фотоаппарата! Но как фотографировать в таких условиях?».

Небо в радугу (где, в отличие от Гавайев, пара радуг на небе одновременно чуть ли не ежедневно норма) — это не особенности погоды в Сан-Франциско.

Небо в радугу — это флаги и прочая гейская атрибутика, которая заполонила улицы американской столицы геев на регулярной, как принято говорить, основе. Над крышами зданий реют флаги с цветами радуги (международный символ геев и лесбиянок), и разноцветье это повсюду. В витринах многих торговых точек квартала красуются порнографические постеры. Сканирую пространство вокруг: здесь все словно создано для интима. Но никаких привычных нам, гетеросексуалам, шелковых простыней, алых роз и будоражащих воображение нормальных мужиков полупрозрачных пеньюаров. Да, здесь все про интим, но по-другому.

В сторону пар (он + он) никто не тычет пальцем и не обращает внимания. Скорее, дикость здесь — пары другие, нормальные, где «он + она». И я покрепче цепляюсь за ладошку мужа. Мужу хочется плеваться, но он мужественно молчит, скрипя зубами. Он здесь, в районе Кастро, лишь потому, что так хочу я, его жена. Забегая вперед, скажу, что по ночным клубам геев Сан-Франциско он тоже меня провез, но заходить со мной внутрь не стал, заявив тихо, но жестко: «Даже если убивать будут, я на порог к ним не ступлю».

Здесь и там в виде платной баннерной рекламы напоминание о СПИДе и прочих передающихся половым путем болячках. Но взгляды прохожих (тех, кто здесь обитает, а не тех, кто, как и я, пришли сюда точно в зоопарк на прогулку, то есть исключительно ради праздного любопытства) на них не тормозят: все ведут себя так, словно никого здесь это не касается.

Говорят, что местные геи обижаются на слово «гомосексуалисты». Не стану врать, я не пробовала их так называть. И вряд ли когда-нибудь отважусь.

Не только потому, что их тут слишком много — оттого что мне нет до них дела. Живут люди своей жизнью, меня не трогают? Вот и хорошо! Этот крошечный магазинчик торгует исключительно печенюшками в форме гениталий. Печенье, должно быть, вкусное и идет влет (ну чем не сувенир?), но очень уж дорогое. Да и не нова сама идея: я уже лакомилась шоколадом с изображением позиций из Камасутры аж в Иркутске. Витрины магазинчиков одежды пестрят мужским бельем (надо полагать, для привлечения в лоно торгового царства исключительно мужчин), эротическими игрушками, алкогольными напитками, где гигантские витринные бутылки щедро раскрашены во все цвета радуги. Здесь много книжных магазинов, бутиков дизайнерской одежды, модных парикмахерских (для людей) и огромное число салонов-парикмахерских для собак. «Голубые» собачек любят (в основном отчего-то тойтерьеров) и холят да лелеют их так, как относились бы, пожалуй, к собственным детям, если бы таковые у них случились. Шапочки и костюмчики на местных псинах — норма. Здесь вообще пахнет деньгами. Ведь кто, если взять для сравнения мужчину-гетеросексуала и мужчину-гомосексуала, готов выкладывать на нужды себе, любимому, больше денег? Ответ очевиден. Если у первого жена с декретами и болячками да куча спиногрызов, которых надо кормить, поить, учить, то у второго есть точно такой же успешный и состоявшийся в профессиональном плане партнер и больше никого. Ну, может, только собачка-сыночек, которую они с партнером по очереди нацеловывают в лобик? В общем, кому еще непонятно, повторю: эта часть города почти у самого океана и с морем развлечений и домами с великолепной викторианской архитектурой — вовсе не резервация для «голубых» и «розовых», а один из самых дорогих жилых районов. Геи свили себе гнезда в пяти минутах езды от финансового центра Сан-Франциско. А я-то еще удивлялась на первых порах, отчего это здесь безумно дорогостоящая недвижимость? А все благодаря гей-любовникам.

Геев я видела и раньше (не зря в США живу уже девятый год и время от времени ради развлечения люблю захаживать в здешние гей-бары), но вот такого огромного их скопища в одном месте не встречала еще никогда. Здесь их, слышала, по самым скромным подсчетам, из почти что 800-тысячного населения Сан-Франциско — более 15%. Геи тут повсюду, и не только в собачьих парикмахерских, кафешках, лавках с органической (дорогой) едой и в брендовых магазинах, но и во власти. Вообще, чувствуется, их брат тут — владелец «заводов, газет, пароходов» и более.

Если в российской семье обнаружение гея воспринимают все еще как вселенское горе, то в Америке к этому факту родители и прочие родственники относятся как к данности. Рассуждают примерно так: «Жив-здоров, и слава Богу! Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало!».

Кстати, вспомнилось отчего-то: американские генетики утверждают, что сексуальная ориентация человека формируется под влиянием внешних факторов и к генетике не имеет ни малейшего отношения. То есть все это к чему? Они не родились такими (страдающими от мутации генов), но сами сделали свой выбор.

Как бы там ни было, но именно в Сан-Франциско люди с нетрадиционной ориентацией чувствуют себя вольготно: мужчины, идущие, взявшись за руки, и целующиеся, и при этом один из них явно «папик», а второй — молодой, в роскошных серьгах до плечей, в короткой юбочке и колготках в сеточку. Макияж «девочки» продуман до мелочей, как и прическа, и море украшений на тонких пальцах рук. «Я так не одеваюсь. Я — женщина! Неудивительно, отчего они однажды могут нас переплюнуть!» — шепчу я супругу. Он согласно кивает: в их «женщинах», павами ступающих на высоченных каблучищах, с накладными ресницами и наращенными волосами, женственности и сексуальности (хоть и чисто внешне) в разы больше, чем у нас, баб натуральных, но наряженных в привычные безразмерные мягкие и удобненькие джинсы, в удобные опять же полуразвалившиеся кроссовки. И даже если гей-«женщина» не пытается изобразить из себя диву, а просто держит за руку своего любовника (и оба в джинсах и курточках), в его грации, взгляде, осанке, движениях, походке столько гордости, что бабам нашим и не снилось. И да, здесь они могут усыновлять детей и знают, что их не выгонят с работы только за то, что они спят с теми, с кем им хочется. У них здесь свой канал на телевидении и своя рука в городском управлении. Им можно тут теперь официально вступать в брак (в религиозной-то Америке!). Не ошибусь, назвав Сан-Франциско мировой столицей геев.

В подтверждение моим словам — реклама бренда Gар, на которой изображены два парня в одной футболке со слоганом «Будь одним. Будь ярким».

Здесь, в районе геев в Сан-Франциско, можно прямо на улице и совершенно бесплатно провериться на СПИД. Вот только что-то очереди из желающих  не наблюдается
Здесь, в районе геев в Сан-Франциско, можно прямо на улице и совершенно бесплатно провериться на СПИД. Вот только что-то очереди из желающих не наблюдается
Сан-Франциско, штат Калифорния. Любовь. Такие пары повсеместно
Сан-Франциско, штат Калифорния. Любовь. Такие пары повсеместно
Известно, что если делать то же самое, что и все, то  и результат будет такой же, как у всех. Середнячковый. А вот если делать что-то необычное, то тогда можно рассчитывать на лучший результат. Бомжи в Сан-Франциско вынуждены оригинальничать, а потому попрошайничают не в компании набивших оскомину собак и детей,  а с кошечками или даже карликовыми кроликами. Ну, чтобы хоть чуть-чуть выделяться
Известно, что если делать то же самое, что и все, то и результат будет такой же, как у всех. Середнячковый. А вот если делать что-то необычное, то тогда можно рассчитывать на лучший результат. Бомжи в Сан-Франциско вынуждены оригинальничать, а потому попрошайничают не в компании набивших оскомину собак и детей, а с кошечками или даже карликовыми кроликами. Ну, чтобы хоть чуть-чуть выделяться
Загрузка...