За­му­жем в Аме­ри­ке. Настоящие индейцы

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад выш­едшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

 Моя приятельница Таня с дочками только что вернулась с Аршана. Ездят они туда каждый год, но впечатления от каждой поездки новые. В этом году их поразили... индейцы. Как-то умудрилась моя ровесница Танька с двумя своими дочерьми встретить там двух индейцев. Из самой что ни на есть настоящей Аме-ри-ки! С переводчиком были индейцы, потому что по-русски не говорили совсем...

Дело было в какой-то то ли бурятской позной, то ли просто в придорожной кафешке. Поняв, что рядом за столиком не буряты, а самые что ни на есть настоящие американские индейцы, Таня тут же быстренько пристроилась фотографироваться. И девочек своих пристроила. И прислала мне фото, на котором в компании троих молодых белокурых, голубоглазых девчонок (на маму сорокадвухлетняя Танька никак не тянет. Разве что на старшую сестру) — три смуглолицых человека. А к фотографии сопроводиловку черканула: «Расскажи, Марина, пожалуйста, как живет в вашей Америке этот гордый и красивый народ?»

Еще Танька написала мне о том, как в детстве мечтала стать индейцем. Как смотрела фильмы про индейцев и как училась летом на даче кидать лассо. Как бредила мечтой о собственной лошади, умной и понимающей человеческий язык, и как зачитывалась романами про краснокожих, мечтая жить в вигваме...
Ну что ж, расскажу про индейцев в Америке все как есть.

Тема гордого и красивого широкоскулого народа в Америке — одна из болезненных.

Много можно говорить на эту тему. Например, про то, что живет этот народ, из поколения в поколение лоботрясничая. Пьет горькую. Потому что зачем учиться-трудиться, если деньги все равно будут выплачиваться (да в таких количествах, что далеко не каждому белому столько под силу заработать, хоть на трех работах паши). Знакомый индеец как-то обмолвился, что ежемесячно получает от американского правительства $4500. И жена его получает примерно столько же. А еще время от времени перепадает на каждую (!) семью в индейской резервации тысченок так по 10 зеленых. И тогда за считанные минуты с витрин ювелирных магазинов исчезают дорогие часы и самые великолепные украшения, а салоны, торгующие новехонькими авто, закрываются, потому что продано все...

Что еще можно к этому добавить? Что живет этот народ все еще с обидой на белого человека (за то, что случилось очень давно)... Что... Да много можно чего рассказывать, но вряд ли поверит мне Таня. Потому что в ее представлении индейцы — красивые, загорелые и ловкие. Они скачут на лошадях. Лихо орудуют кинжалами и могут разжечь огонь без зажигалки. Они грамотные, юморные и одновременно романтичные. Они говорят иносказательно, мудро и исключительно легендами, и их молчание — золото. Они курят трубку мира и видят и слышат то, чего не видим и не слышим мы, белые. Каждого второго сексапильного загорелого ловкача зовут Зоркий Глаз или Острый Коготь. А еще они умеют любить так, как не снилось белому человеку, ведь их женщины красивы, женственны, стройны и приветливы, нежны и кротки.

Мальчика из нынешней индейской резервации легко принять за девочку: темноглазые чумазые девочки платьев и юбочек тут не носят, а все больше бегают в шлепках да мальчишеских спортивных шортах летом и зимой. Таких — с мотней и длиной по щиколотку. А чумазые мальчики не стригут волос, а плетут свои черные толстые волосы в коски. Точно как девочки.

Вырастая, индейские девочки из мужских шорт и бесформенных футболок не вылезают и превращаются в своем большинстве в тяжеловозных мужланов с узкими бедрами и широченными сутулыми плечами.

Да, про имена. Имена у индейцев (даже совсем молодых) все еще такие, как в старинном кино про жизнь в вигвамах. Ну, если не совсем такие, то типа того. Встречался мне тут местный товарищ по имени Красная Собака. Я, решив, что у человека фамилия такая причудливая, тут же спросила, а как его по имени-то величать? И узнала, что «Красная» — это фамилия. А «Собака» — это имя.

Здесь мне на ум пришел анекдот про то, как индейцы дают имена своим младенцам, но об этом как-нибудь в другой раз. Потому что, хоть анекдот этот суперсмешной и, главное, суперправдивый, индейцы такого отношения к себе не потерпят. Точно так же, как если африканец американского происхождения может запросто черного себя, свою черную жену, своих черных детей и таких же черных друзей называть «неграми» и «нигерами», но это позволительно ему, черному. Но не мне, белой. За подобные вольности в словах в Штатах можно не только по морде схлопотать, но и в тюрьму угодить.

Продолжение рассказа о том, как живут современные индейцы, в следующем номере «Пятницы»

baikalpress_id:  99 631