За­му­жем в Аме­ри­ке. На Гавайи

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад вышедшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

Сегодня продолжу рассказывать о своей поездке на Гавайи к иркутянке Ирине Докучиц, которая вышла замуж за американца и живет на острове Оаху.

«Не имей сто рублей, а имей сто друзей» — гласит старая русская поговорка. Здесь, в Америке, с друзьями русскоговорящими (и настоящими) у меня напряг, и потому поговорка эта теперь запросто может звучать так: «Не имей миллион долларов, но имей хоть одного друга, который знает, что такое «дружить по-русски». Встретив однажды в Америке еще пару лет назад работавшую в Иркутском диагностическом центре Ирину Докучиц, я уже через десять месяцев нашего закордонного общения отправилась в качестве гостьи Ирины и ее супруга... на Гавайи. На остров Оаху. С проживанием в пятизвездочном Aulany под «крышей» Disney. Иркин муж Роберт в свои шестьдесят девять — большой ценитель ушастого Микки-Мауса, а потому неудивительно, что местом для отдыха всей их семьи и друзей (я жила там более двух недель за счет Ирининого супруга, если не считать перелета!) был выбран именно этот резорт. Ирка Докучиц (сейчас она взяла фамилию супруга Бонневиль) — маленькая и живая женщина пятидесяти лет.

Столь почтенного возраста ей не дашь: уже второй год живущая в США Ирка стала выглядеть в последнее время моложе, чем тогда, когда жила в Иркутске.

Она теперь не работает, потому что ее супруг любит круизы. Дома, в Лас-Вегасе, ему скучно. Его пожирает тоска, и он не хочет, чтобы его молодая русская жена ходила на работу, потому что в таком случае ему придется ходить в плавание по далеким странам на круизных лайнерах одному. А быть одному ему не по сердцу. А еще Роберт любит Гавайи и возвращается сюда, в один только этот отель, уже третий раз. Бывший американский сантехник, а сегодня пенсионер и заядлый путешественник, Роберт Бонневиль особенную любовь питает к Гонолулу. Гонолулу — столица Гавайев, расположен на острове Оаху (не самом большом, замечу, острове из всех гавайских островов!) — самый расслабленный город Соединенных Штатов Америки. В 1959 году за Гавайями было закреплено официальное прозвище «штат Алоха», что переводится как «штат гостеприимства».

Остров же Оаху, как любит говаривать моя сибирская подружка, а ныне москвичка Катька Косачева, «замес несочетаемого и впихание невпихуемого». Думаю, она права. Здесь все на контрасте. Например, на фоне бесконечного синего-пресинего неба — небоскребы. Чистые песчаные пляжи с бирюзовыми волнами, и тут же — рукой подать! — China Town с неимоверным количеством местных тунеядцев. Еще, как говорят сами же местные, «белым туда лучше не соваться». В общем, нищета и грязь на одних улицах, но стоит свернуть через несколько десятков шагов на другие, как тут же передо мной распахивают двери бутики всемирно известных марок ювелирных украшений и одежды, и я примеряю, отдыхая в прохладе кондиционеров от пляжного солнцепека, то серьги от Tiffani, а то красное крокодиловое пальто. В витринах магазинов острова, на котором никогда не бывает зимы и снега, уже в октябре меховые пальто и куртки. Куртки, пальто и парки в витринах меняются чуть ли не ежедневно, зато колорит и атмосфера на Гавайях всегда остаются одними и теми же: здесь никто никуда никогда не спешит. Да и кому спешить-то? Гавайцев на Гавайях раз, два и обчелся! Точнее, гавайцем окажется здесь каждый... десятый. Много американцев, но еще больше, как мне показалось, японцев, филиппинцев и китайцев, что более чем наглядно отражают ресторанные меню. (В настоящее время население Гавайев превышает 1,4 миллиона человек. Выходцев из Азии — около 40 процентов. Белых американцев — 25 процентов. И вообще здесь, на Гавайях, самая высокая плотность населения среди всех штатов США.)

China Town — то место, где забываешь, что находишься в Америке. Здесь все другое. Здесь свои законы. Здесь свои правила.

Здесь мало кто говорит по-английски и в местных ресторанчиках совсем нет белокожих. Я была единственной среди трех десятков азиатов белой, кто вместе со всеми ел во время обеда в жару горячий вьетнамский суп Pho с морепродуктами. (9 баксов за чашку размером с хороший хозяйский тазик). Здесь все относительно дешево, в этом «китайском городе». Все, кроме парковки (с автомобильными пробками и парковкой на острове Оаху беда. Я заплатила 12 баксов за 10 часов, но погуляв всего три часа, забрала машину с парковки).

Штат Гавайи — это восемь больших населенных островов (кроме острова Кахоолаве, который необитаем) и 124 маленьких необитаемых островков, рифов и атоллов. Остров Оаху (как, впрочем, и все остальные гавайские острова в разной степени), на котором я провожу каникулы уже второй раз, особенно хорош тем, что каждый его берег уникален. На одной части острова сухо и ветрено, а на другой — радуга и дождь. Там — кораллы и невиданной красоты разноцветных рыбин столько, что даже воды не видно. А на этом пляже — песочек, пещеры и скалы. И еще — птичий заповедник. А там — просто широченные пляжи и мелководье, которое так обожает ребятня. И сады невиданной красоты, куда вход открыт всем и каждому. Красота! Сиди себе то тут, то там и глазей часами то на океан, а то на здоровенные желтые цветки кактуса. И отчего это люди думают о Гавайях как о месте, где больше нечего делать, как валяться на пляжах? Здесь кроме поглощения алкогольных коктейлей (в настоящих ананасах вместо емкости) да плясок с женщинами, облаченными в соломенные юбки да половинки скорлупы кокоса вместо чашечек бюстгальтера, много чем еще можно заниматься. На островах с такой безумной красоты природой есть множество уникальных маршрутов...

К штурму самого большого в мире лабиринта из живой изгороди, что разбит на ананасовой плантации компании Dole, выращивающей ананасы, бананы и прочие вкусности не только на этом острове и не только в этой стране, я готовилась заранее.

Распечатала план лабиринта (там одних дорожек два с половиной километра!), намереваясь пробежать его на время, потому что первый скороход получает, если верить уже побывавшим, приз! Но не в призе, вообще-то, дело: лабиринт сам по себе уникален, ибо стены его — это более 11 000 тропических растений. (Взгляните на растущие в горшках на подоконниках пластиковых, в большинстве своем беленьких и чистеньких иркутских окон, и представьте точно эти же «модные» и недешевые для кошелька среднестатистического сибиряка растения, только размером с человеческий рост и даже больше!)

Что еще можно делать на острове Оаху? Можно ежедневно и совершенно даром лакомиться орехом макадамия и кофе с добавлением этого же ореха прямо в магазинчике при ореховой плантации. Этот уникальный по своим качествам орех стоит довольно дорого и считается самым дорогостоящим орехом в мире не только из-за вкуса и полезности, но все больше потому, что его трудно добыть из-за крепкой скорлупы. Я сначала не понимала, отчего вокруг этих невзрачных и некрупных (не кокосы все-таки!) орешков такой ажиотаж. На вкус, как по мне, так ничего особенного, по виду — лесной орешек. Хлопнешь по такому орешку булыжником разок — слетает первая, неказистая скорлупа-шкурка. Стукнешь снова, предварительно найдя на скамейке или на асфальте небольшую выемку-трещинку, куда этот самый орешек заботливо уложишь (не хочется ведь бесконечно гоняться за вылетающим из-под удара булыжником орехом!), и трескается наконец-то самая крепкая скорлупа. И вот я уже выскребаю из ореховой скорлупы ногтем (или мне просто не повезло?) по крошечным кусочкам то, что еще секунды назад было белым цельным ядром. В общем, от ореха я не в восторге. Особенно если орех надо покупать: макадамия в магазинах — чуть ли не по баксу за сто граммов! Пожаренный и обвалянный в кофе, корице, соли или в чем там еще орех по вкусу недурен, как и кофе с добавлением макадамии. Но кофе не только на Гавайях кофе.

Что можно увезти с островов в качестве подарка на материк? Футболки. Да, банально и скучно, но семь футболок за 20 баксoв — разве не подарок судьбы?

Бусы из засушенных тропических плодов и ракушек. Море ракушечных бус. Китайские заколки в виде цветков по цене один-три доллара за штуку. На рыночке, коих тут немало, мой наметанный глаз уперся в бутылку «Столичной». Точнее, в нечто стеклянное и приплюснутое жаропрочным прессом, с бело-красной этикеткой, что некогда было бутылкой нашей родной русской водочки. Мужик сам, собственноручно ваяет такие сувениры, налепляя золотую бумажку «Сделано на Гавайях». Просит 25 баксов. Предлагаю, помахивая у себя перед носом, вроде бы как веером, десятидолларовой бумажкой. Белый американский художник соглашается на сделку не моргнув глазом.