За­му­жем в Аме­ри­ке. Молодёжь

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад выш­едшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США.

Американские молодые люди и девушки — тема отдельного разговора. Не раз приходилось слышать от работодателей, что они с большей радостью примут на работу человека постарше (кому за сорок), но не молодого специалиста, потому что молодая американская поросль отличается не в лучшую сторону. Ленивые. Инфантильные. Привыкшие, что все им достанется по определению. Верящие, что о них позаботится государство и что можно и не работать. А если и работать, то так, чтобы не скучать и не сильно упираясь. Цифры говорят сами за себя: в 2013 году 59% молодежи в США в возрасте от 18 и до 24 лет были уверены, что смогли бы сами себя прокормить. Еще три года назад тех, кто считал себя самостоятельными, в этой стране было 75%. И это при том, что в стране, напичканной банкоматами, один из пяти подростков по сей день не уверен, как пользоваться кредитной картой. Я впервые вышла на работу в двенадцать лет. В СССР детский труд был запрещен, но мне удалось как-то устроиться на почту в микрорайоне Байкальском. Месяц ежеутренне я ездила на раннюю доставку ни свет ни заря чуть ли не с противоположной стороны города. Первая зарплата планировалась на покупку вожделенных джинсов, но джинсы я так и не купила: в семье было много других финансовых прорех. Работа была грязная (типографская краска вымазывала руки и лицо и даже мой летний сарафан так, что приходилось ежедневно вымачивать его в мыльной воде) и тяжелая (обойти кучу подъездов, таская на себе пачки журналов и газет в тогда еще «самой читающей стране мира», под силу не каждой 12-летней девчонке). Работа сама по себе меня не вдохновляла, но деньги получать понравилось. В шестнадцать я стала получать уже гораздо больше матери, умудряясь совмещать учебу с работой: на винно-водочном заводе в те времена платили замечательно, попутно снабжая работников дефицитными импортными товарами по неприлично бросовым ценам. В общем, работать за деньги мне с тех времен понравилось так, что я так и пашу по сей день. Не переставая... Но по опыту знаю: копить деньги бесцельно, исключительно ради увеличения цифири на банковском счете так же скучно, как играть в бадминтон без счета, а одной игры ради.

Банковские пластиковые карты придают, по признанию уже 17-летней Лины, ощущение небывалой финансовой свободы, и у вооруженных пластиком юных мотов создается впечатление, что можно тратить и тратить. Без раздумий. Мой муж знает об этом не понаслышке: однажды он признался мне, что его семья с четырьмя маленькими детьми и первой женой жили так бедно, что он тайком от супруги откладывал деньги, предназначавшиеся ему на обеды, чтобы накопить семье на каникулы в Диснейленде. Через несколько лет (!) ежедневной экономии на собственном желудке он смог-таки устроить своим любимым сюрприз. Потому что он верил, что «курочка по зернышку клюет» и если чего-то очень хочешь, то задуманное всенепременно сбудется. Я тоже прямо сейчас нарисовала в своем воображении картинку того, что мне очень хотелось бы купить за деньги, но на покупку желаемого денег нет. А нужно мне для осуществления сегодняшней мечты 350 000 долларов, которые с лихвой отобьются уже через год. О чем я мечтаю? О покупке местного готового бизнеса, который гарантированно будет приносить доход и который прямо сейчас выставлен на продажу (хозяин умудрился напихать в рот больше, чем способен прожевать). И хоть я и понимаю, что мне эта покупка не по карману, я продолжаю мечтать... С мечтами приходят идеи: а вдруг кто-то прочтет о моей мечте и захочет инвестировать в это дело? А что бы я сделала, чтобы увеличивать дневную выручку вдвое как минимум? Верю, что скоро моя мечта станет реальностью.

Мечтать в современном мире надо уметь.

А вот уметь считать в уме уже совсем, похоже, необязательно. Особенно в Америке. Зато о пенсии все в тех же США надо учиться думать уже чуть ли не с пеленок. Здесь я уже не раз встречалась с фактом, что родители приучают своих чад экономить, чтобы накопить на пенсию. У 16-летнего пацана наших соседей уже есть даже специальный счет в банке. Пенсионный...

Сегодня начну рассказывать вам о нашем круизе. А началось все с письма. Света из Иркутска написала мне, что «все отчего-то идет не так, как хочется» и «что устала я от одиночества» и вообще, пишет она, «хочу устроить себе праздник в честь 55-летия, а то живу не для себя, а для других. Делаю то, что хотят от меня все, кто угодно, но не сама я. Живу интересами детей и мамы, а мама моя с каждым годом требует все больше внимания, а дети так вообще сели на шею»... Но ехать в забытый Богом Айдахо ей, судя по письму, не хотелось: «А давай мы с тобой, Марина, сядем в Майами или во Флориде на круизное судно. Вдвоем. И присоседимся там к группе одиноких путешественников. Мне рассказывали, что в Америке устраиваются такие специальные круизы для одиноких. Мужчины и женщины, находящиеся в поиске, проводят на борту круизного лайнера целую неделю, ежедневно прибывая в новые порты в разных странах... Авось и мне повезет, и я встречу своего мужчину! Но поеду только с тобой, Марина. Одна я на такое путешествие не отважусь. По-английски я не говорю, да и вообще... Я тут в иркутском турагентстве смотрела цены. Полторы-две тысячи долларов всего-то...»

«Слишком уж дорогое удовольствие!» — решила я, но прежде чем писать вежливый отказ, погуглила эти самые круизы. Цены приятно удивили: не дороже тысячи долларов с носа при полном пансионе. И это на круизном-то судне с заходом на Карибские острова, на Ямайку, в Мексику... Завтраки-обеды-ужины включены в стоимость, и при любом раскладе выходит значительно дешевле, чем даже просто жить неделю в оч-чень приличной гостинице на какой-нибудь там Ямайке, славящейся среди американцев дешевой и качественной марихуаной и дешевыми, но сильно красивыми и сильно сексуальными и еще более сильно заразными женщинами.

— Марина, и ты поедешь на Карибы или куда-то там еще только потому, что так хочет эта малознакомая женщина? — тихонько поинтересовался супруг. Я промямлила ему что-то про то, что да, дорогое удовольствие помогать в общем-то чужому человеку, но помочь все-таки хочется, потому что я не понаслышке знаю, как мучительно одиночество... Вместо отказа Светке я зачем-то снова залезла в Интернет и стала уже более предметно смотреть, сколько пришлось бы выложить уже за троих (Линины весенние каникулы по датам совпадают с моими, а Роберт всегда мечтал побывать в круизе). Кабина на четверых оказалась дешевле, чем две двуспальных.

Одному, замечу, в круизы ездить невыгодно, потому что если путешественник в каюте один, то платить придется все равно как за двоих.

И об этом я знаю не понаслышке: самый первый мой круиз я оплачивала из собственного кармана, отдыхая на солнечном Кипре. Мне было тогда 27.

Лина начала трудиться, когда ей едва исполнилось пять: за компанию со мной и другими сотрудниками рекламного агентства она раздавала на улицах Иркутска рекламные листовки. Сегодняшней бойкости и умению общаться она обязана, по ее словам, тем своим самым первым рабочим опытам. Мой папа поощрял внучкино желание трудиться по-своему: за помощь по дому 6—7-летняя пигалица еженедельно получала от деда пятьсот рублей. Лина скумекала быстро: если заработанное не спускать немедленно на мороженое-пирожные для детей со всего двора, а складывать в коробочку, то тогда можно будет купить уже что-то серьезное. Что-то такое, что хочется по-настоящему. Например, щенка пекинеса за 3500 рублей на собственное 8-летие. (И, главное, никто и слова против уже не скажет, потому что деньги-то заработаны собственным трудом!) Меня удивляет здесь, в Америке, тот факт, что дети не умеют считать. (Впрочем, взрослые не умеют считать в уме тоже.) Смотришь, кассир дает ребенку сдачу и дети, не проверив наличность, кидают ее в карман. Как-то не по-русски. Мы привыкли доверять, но проверять. И пересчитывать. Я до переезда сюда по субботам брала 9—10-летнюю Лину в магазин «ОК» в Байкальском, где снабжала дочь тележкой и листом со списком того, что необходимо купить. Зная, сколько будет стоить то, что в списке, я давала ей деньги. И Лина справлялась с задачей уверенно, не по разу пересчитывая сдачу, не отходя от кассы. Вообще же я знаю по собственному опыту: учиться тратить деньги с умом можно, только имея их в наличности. То есть в кошельке. В кулаке. В кармане.

Иллюстрации: 

Вот такие «живые» куклы расставлены у нас вдоль дорог. Механические куклы, невозможно похожие на живых и стройных девушек, призывают народ «посчитать налоги», выбрав в партнеры компанию с черно-зеленым логотипом. Не знаю, во сколько хозяевам бизнеса обошлись эти «спортсменки», понатыканные по всей стране. Но знаю точно, что вполне себе живые люди, выполняющие точно такую же работу (стоять у проезжей части и тупо крутить в руках плакатик), получают от работодателя 7 долларов и 25 центов. В час
Вот такие «живые» куклы расставлены у нас вдоль дорог. Механические куклы, невозможно похожие на живых и стройных девушек, призывают народ «посчитать налоги», выбрав в партнеры компанию с черно-зеленым логотипом. Не знаю, во сколько хозяевам бизнеса обошлись эти «спортсменки», понатыканные по всей стране. Но знаю точно, что вполне себе живые люди, выполняющие точно такую же работу (стоять у проезжей части и тупо крутить в руках плакатик), получают от работодателя 7 долларов и 25 центов. В час
Не только в России голь на выдумки хитра! (Фото сделано мной в одном американском госучреждении.) Не слишком, правда, понятно, для чего чьи-то ношеные носки надеты на ручки офисного кресла? Чтобы продлить жизнь подлокотникам?
Не только в России голь на выдумки хитра! (Фото сделано мной в одном американском госучреждении.) Не слишком, правда, понятно, для чего чьи-то ношеные носки надеты на ручки офисного кресла? Чтобы продлить жизнь подлокотникам?
baikalpress_id:  93 889
Загрузка...