За­му­жем в Аме­ри­ке. Малый бизнес

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад выш­едшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

Сегодня начну рассказывать вам о малом бизнесе в Америке. Начну с варенки. Я сама варила себе джинсы и курточку, просто скрутив синие хлопчатобумажные тряпки крепким жгутом и обмотав бичевкой. Окунала давно изношенные кем-то до меня вещи, найденные на даче, в воду с хлоркой, давая им новую жизнь. Затем уже неразбавленной хлоркой рисовала на гачах широких штанин узоры, а уже после, для пущей крутости, отрезала от стержней, вытащенных из шариковых ручек, чернила и, намешав еще чего-то, расписывала красным-синим-черным по ткани. Времена были такие, что было не до жиру. Не до выбора в одежде было, когда на дворе коммунизм. А выделяться хотелось, особенно потому, что пятнадцать-шестнадцать.

Сегодня все эти красивые радужные варенки с хлоркой и прочими прибамбасами, как и окрашенные фукорцином (который продается в аптеках и имеет ярко-малиновый цвет, а при смешивании с зеленкой, например, дает цвет ярко-черный) ткани для меня — далекое прошлое. Как и опыты по окрашиванию чего бы то ни было (из одежды) в технике шибари. Да, все эти варианты раскрашивания смогут реанимировать старые майки и футболки, но с некоторых времен я вижу в них бедность и дурной вкус. Все больше сужу не по тому, как вещи выглядят, а кто именно их носит. Например, здесь, в Америке. Но несмотря на все эти безразмерные многоцветные футболки и шорты, детские слюнявчики да распашонки, на которых при таком бурноцветье не видно пятен от срыгивания или откровенной грязи, здесь, в Америке, этот стиль жутко популярен, начиная с 1960-х. В этом тут ходят все. Ну, или почти все.

В нашем городке уже более десяти лет большая поклонница одежды в стиле шибари превратила увлечение молодости в бизнес: она сама красит вещи, сама их сушит и сама же продает.

Футболки, майки, банданы, джинсы, покрывала, гобелены, множество других вещей — все расписывается свободными, цветными и всегда непредсказуемыми узорами.

Занимается этим моя собеседница, торгуя на фермерском рынке типа нашего Центрального, но в разы меньшем, два дня в неделю — по средам и субботам. Решила она, что продается ее яркий товар на рыночке гораздо лучше, чем в многочисленных магазинах, куда она прежде развозила свой товар. «На моих вещах не видно грязи», — заявляет художница. Она по опыту знает, что окрашенную ею одежду покупают чаще всего на подарки, в качестве сувенира из Айдахо. Очень нравятся ее разноцветные футболки-ветровки путешественникам (опять же не слишком заметно при таком разноцветье, свежая одежда или ее давно следовало бы простирнуть). «Еще я рекомендую мою одежду тем, кто не умеет красиво и чисто, без того чтобы основательно заляпаться, есть», — вполне серьезно заявляет визави. (Вещички tie-dye вошли в моду на западе США еще до моего появления на свет как неотъемлемый атрибут культуры хиппи и с тех самых пор призваны напоминать нам о беззаботности, теплых солнечных деньках и о том, что не стоит воспринимать жизнь уж слишком серьезно.)

А вот эта молодая женщина, переехавшая в мой город 11 лет назад из соседней Юты, разводит свиней. Тут дело это — разведение поросят — не столь обычное, как, скажем, разведение лошадей, лам, норок, крокодилов, креветок, тропических рыб. Около 8 лет назад она купила поросят, чтобы вырастить и съесть. Стоил поросенок всего 25 долларов, и она приобрела тогда, не раздумывая, двух девочек и мальчика. Теперь новорожденные поросята стоят уже под сто баксов за голову, а не 25, как еще всего несколько лет назад. В общем, увидев, что цены ползут вверх, женщина решила превратить домашнее хобби в бизнес. Теперь у нее в хозяйстве сотни хрюшек, и это, говорит, не предел. Из-за кризиса оставшиеся без постоянной работы и медицинской страховки женщина и ее семейство, состоящее из трех сыновей в возрасте от 14 до 22 лет, недолго думая арендовали заброшенную молочную ферму и теперь удивляются, отчего не начали заниматься этим суперприбыльным бизнесом раньше: «Свиньи — потрясающие животные! У каждой свой неповторимый характер, и они не требуют никакого специального ухода. Мы кормим их сеном, отрубями и тем, что приносят нам соседи. Море тыкв после Хэллоуина никто в округе теперь не выбрасывает в мусорный контейнер, а несут нам. Пищевые отходы или просроченная консервированная еда — все опять-таки к нам! У наших свинюшек мало сала и гораздо больше мяса, а вкус домашней свинины как небо и земля отличается от магазинского. И еще одна вещь про свиней: если они тебе не нравятся характером или ты не можешь их продать, ты всегда можешь их съесть!» — смеется моя розовощекая, кровь с молоком, ровесница-блондинка. 

Я знаю здесь пару, которая решила вместо того, чтобы пахать на дядю, разводить... пони. Карликовых коньков-горбунков.

Прожившие вместе 27 лет и вырастившие сына и пятерых дочерей Терри и Кевин поняли, что пришло наконец-то время подумать и о себе. Теперь они вдвоем на их маленьком ранчо выращивают коротконогих карликов с роскошными гривами, число которых давно уже перевалило за сотни. С чего все началось? Терри всегда хотела иметь собственную лошадку, с самого раннего детства, но родители не покупали ей желаемое. Шли годы, а мечта все так и оставалась мечтой. Когда Терри была на сносях с первенцем, пара купила первого карликового пони. Затем — с рождением второго младенца — второго карликового пони. Шесть детей — шесть мини-пони в хозяйстве. А потом пошло-поехало! Теперь Терри сама продает пони и верит, что каждый ребенок должен подружиться со своим собственным коньком хотя бы для того, чтобы научиться быть ответственным за того, кого приручил.

Мини-пони в холке — всего 14 инчей в высоту и 20 фунтов весом, не больше. Кто-то покупает миниатюрных лошадок-коротконожек просто для услады взору: лучше и вернее питомца не сыскать. Умные, как собаки, эти коньки могут также прекрасно справляться с обязанностью поводыря для незрячих. Ко всему, спрос на пони огромен: они гораздо дешевле обычного размера лошадей, неприхотливы в еде (едят мало да и то в основном листву с кустарников и сорняки) и ведут себя с людьми как обычные щенки, но по цене, правда, гораздо дешевле — 200 долларов за обычного мини-пони.

Скотт и Джули загорелись идеей установки шестиугольных солнечных батарей (панелей) толщиной всего в один инч (2,54 см) вместо... привычной для нас всех асфальтной или какой там еще (увы, я не сильна в строительстве) тротуарной плитки в местах пешеходных тротуаров.

Хотя бы потому, что в конечном итоге это чище, удобнее и, главное, дешевле: панели не надо будет ремонтировать такое же бессчетное количество раз, как, например, асфальтовое покрытие. Первым делом супруги, получив грант в размере 750 000 долларов, выложили площадку возле собственного гаража такими вот панелями (понадобилось ровно 108) и уже несколько месяцев не могут нарадоваться: зимой покрытую панелями территорию не засыпает снег и не покрывает лед. И это в Айдахо-то, где зимы почти такие же, как в родном Иркутске! Но воплощение в жизнь любой, даже самой замечательной идеи требует, известно, денег. И пара обратилась за помощью ко всему миру. По Интернету. И вот на другой же день на их счету нарисовалась сумма более чем в миллион долларов. Несколько дней спустя накапало уже почти полтора миллиона — 33 000 желающих поддержать хорошую идею недолго думая перечислили деньги на счет супругов. 73 человека раскошелились по тысяче долларов каждый, и семеро перечислили сразу по 10 000 «зеленых». Люди по всему миру поверили, что за этой идеей — будущее.

Кто-то разводит тут пони, а кто-то крыс. Потому что любит их и относится к ним, крысам, с уважением.

У моего собеседника живет дома крыс этих аж 16, и он убежден, что люди незаслуженно относятся к этим животным с брезгливостью, агрессией и даже страхом. «Такая репутация у крыс пошла из книжек по истории», — рассказывает содержатель крысиного царства.

 — А ведь крысы ничем не хуже собак или кошек. И заразу они никакую не переносят. Во всяком случае наши местные, американские, крысы. 90% рожденных сегодня крыс — пища для змей. Таким образом, крысы — звено в пищевой цепи, и мне бы очень не хотелось видеть, как те, кто, как и я, любит змей, скармливают своим питомцам живыми тех, кого любим. Тем более что крысы во многом точно как мы, люди. Потому их и используют в лабораториях.

Супруги держат крыс у себя в квартире на всего ка­кие-то 200 долларов в месяц. (Деньги на содержание животных — исключительно пожертвования добрых самаритян.) Супруги крыс не разводят, но кормят их, лечат, чистят клетки, меняют воду, устраивают им развлечения, игры и общение с себе подобными. А главное — собирают под крышей своего дома тех представителей крысиного царства, кто по разным причинам оказался ненужным своим собственным хозяевам. Но ставших вдруг ненужными и нелюбимыми крыс вокруг, оказывается, так много, что супруги начали пристраивать их по своим знакомым. «Нам надо больше таких домов, как наш. Чтобы всем крысам нашелся теплый и любящий дом», — рассказали мне те, кто отдает своих питомцев для лабораторных опытов. Например, для полетов в космос. Не безвозмездно, конечно же.

Бизнес, хоть и малый, — все равно бизнес.

Иллюстрации: 

Это жительница нашего городка, которая продает вареную одежду собственного изготовления на местном рынке. Здесь, в Америке, этот стиль жутко популярен, начиная с 1960-х. В этом тут ходят все. Ну, или почти все. «Мои футболки где только не были! Гавайи, Бирма, Китай, Швеция... И все те люди, что покупали у меня товар, вернувшись из дальних странствий, делятся впечатлениями и рассказывают, что видела окрашенная мною вещь. Приятно, черт возьми!» — улыбается во весь рот бизнесменша, главное увлечение в жизни которой — смешивать между собой самые неожиданные цвета
Это жительница нашего городка, которая продает вареную одежду собственного изготовления на местном рынке. Здесь, в Америке, этот стиль жутко популярен, начиная с 1960-х. В этом тут ходят все. Ну, или почти все. «Мои футболки где только не были! Гавайи, Бирма, Китай, Швеция... И все те люди, что покупали у меня товар, вернувшись из дальних странствий, делятся впечатлениями и рассказывают, что видела окрашенная мною вещь. Приятно, черт возьми!» — улыбается во весь рот бизнесменша, главное увлечение в жизни которой — смешивать между собой самые неожиданные цвета
Загрузка...