За­му­жем в Аме­ри­ке. Круиз (продолжение)

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад выш­едшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о своем замужестве.

В общем, моя подруга Светка так и не собралась в круиз. Зато мы, ею сдернутые, отправились в путешествие в красивую жизнь. Роберт и Лина — в самый первый раз. Я — уже в четырнадцатый. Начинаю рассказывать о путешествии.

Про Майами

Я видела этот город во Флориде много тысяч раз, но по телевизору. Экран купленного на прошлое Рождество телевизора размером со стену показывает Майами красивее всего: бесконечная полоска пляжа, яхты, небоскребы, пальмы... И где-то там, вдалеке, мне мерещатся в толпе красивых и богатых российские обладатели своих майамских квартир Анна Курникова, Алла Пугачева, Филипп Киркоров... И вот теперь в этом городе оказалась я. С Линой и с мужем.

Город в той части, где был расположен наш отель (престижный и дорогой), напугал меня не сразу. Мы прогуливались по безлюдным улочкам жилого района сперва походкой уставших с дороги туристов, но очень скоро стали ускоряться: чем дальше мы уходили от отеля — тем шире становились наши шаги. Жилой сектор вечером (бесконечные одноэтажные домики) был мертвецки пуст, но не покидало ощущение, что за нами пристально наблюдают. На окна и входные двери домов (иные строения и домами назвать сложно, если следовать американским стандартам) были установлены толстенные железные решетки, а местами даже навесные замки. На фасадах иных домов висели... иконы. У лачуг, которые язык не повернется назвать домом даже по меркам российским, припаркованы самые дорогие и новехонькие автомобили. Чаще всего — с низкой посадкой, какие любят типичные представители мексиканского народа.

— Мам, ты что?! Ты зачем тут фотографируешь??? Ты не видишь, что тут ножи прямо на тротуаре валяются??? — Лина отобрала у меня фотоаппарат и упрятала в свой рюкзачок.

— Это вы еще, Марина, в черном районе Майами не были, — прокомментировал мой рассказ о посещении города вечных каникул знакомый американец. — Вот уж кто белых не любит! Они там мало кому позволяют ходить по их улицам...

На обратном пути к отелю я вновь обратила внимание на безумное движение: автомобили нескончаемым потоком летят на всех парусах, издавая при этом странные звуки, словно чуть ли не каждый второй автомобиль наезжает на пустую пластиковую бутылку. Звуки такие, будто только что треснул от спелости один огромный арбуз, а затем — тут же другой... и прямо на проезжей части. С хрустом. И арбузам этим нет числа... Я остановилась. Прислушалась. Пригляделась. И с ужасом обнаружила, что хрустят и «взрываются» под колесами на раскаленном асфальте Майами никакие не бутылки, а... черепахи. Самые обычные черепахи. Такие, что продаются в наших зоомагазинах. Только крупнее. (Тут я могу ошибаться, потому что о размере еще минуту назад переползавшей четырех- или восьмиполосную дорогу черепахи сужу по кроваво-красным гигантским лепехам, «украшенным» сверху, точно вишенка на торте, фрагментами разбитого панциря...)

Каймановы острова

Остров с первых же моих шагов удивил своей похожестью на Барбадос. Те же пальмы. То же море. Идентичные маленькие здания и соседство роскоши с роскошью, но заметно поскромнее. Ухоженно все. Все чистенько. Все дорого. Эдакая мини-Англия в Карибском регионе. Даже автомобильное движение, как на Барбадосе и Кипре, на Каймановых островах — левостороннее. Островок Grand Cayman прилизанный, маленький и чистенький, и одного дня, как мне показалось, вполне достаточно, чтобы исколесить его вдоль и поперек. И хоть название — Крокодиловы острова — звучит чуточку устрашающе, жизнь там течет спокойно и размеренно. И пресно. Раздолье там для тех, кто, как и я, обожает воду, море, купания и ныряния, а еще плавание со скатами, дельфинами, черепахами и просто валяние на чистеньком беленьком песочке. И если смотреть на Кайманах (кроме фасадов зданий роскошных банков) особенно и нечего, все-таки если умудриться выйти с корабля на берег часов так в восемь-девять утра (предварительно плотненько отзавтракав, потому что на американский лад известную русскую поговорку можно перефразировать так: «Идешь на день — ешь на три»), то поспешить с туром по острову все равно не мешает, потому что к трем пополудни надо быть уже на корабле. Потому что таковы правила. Потому что отплытие ровно в четыре, и кто не успел, тот опоздал.

Мы, изголодавшиеся по морю, солнцу и теплому песочку, выбрали купание. Целый день плескались в чистейшей морской воде у всемирно известного куска песчаной суши под названием «Семимильный пляж». За 120 долларов за троих получили купончики на «бесплатное» питье (по маленькому стаканчику фруктового, типа, напитка), на «безвозмездное» пользование шезлонгом и на вход на сам, собственно, пляж. Остальные удовольствия — «за отдельную плату». Аренда маски-трубки-ласт — десять долларов. (Тот же пляж, но с включенными в «пакет» каяком и маской-трубкой-ластами, стоит уже 100 баксов с носа.) В предыдущих наших семейных путешествиях мы ныряли и плавали в открытом море с огромными морскими черепахами на Гавайях и на Барбадосе и даже кормили их с рук подпорченным куриным мяском. (А я, грешна, даже умудрилась, вцепившись в одну тортиллу, на ней прокатиться, чем привела ее в дикое бешенство.) И все это было за гораздо меньшие деньги, нежели здесь, на Каймановых островах...

Про краски и акварельную бумагу

Если Лина решила на корабле затмить всех своей красотой и нарядами, то я решила, что буду просто отдыхать. А отдых — это что? Правильно, «отдых — это смена деятельности». И раз я давно уже не писала акварелью, значит, пришла пора этим заняться. В путешествие я захватила с собой мои любимые кисточки из беличьего волоса, акварельные краски, немецкие же акварельные карандаши и соответствующую бумагу. Целый альбом о ста листах. Мечты, мечты...

Развлекательные программы на круизных кораблях теперь так насыщенны, что даже на сон (и это на отдыхе-то!) времени не остается. И все-таки краски, как и все остальное «для художества», мне пригодились: я не могла удержаться и в первую же ночь после посещения Каймановых островов, сидя в кресле на балконе нашей каюты, написала все то, что видела под водой. Коралловые леса и разноцветных рыбин. Солнечный рассеянный свет, изменяющий восприятие цвета под водой. Огромные раковины, стоит только чуть поднырнуть и протянуть руку. И все это подводное великолепие разукрашено Боженькой так, что позавидовали бы все вместе взятые мастера кисти. А однажды днем, когда наш многотонный пароходище совершал путешествие из порта А в порт Б, я, устав плавиться на шезлонге у бассейна (того, что исключительно для взрослых) среди таких же, как и я, желающих поскорее загореть отпускников, вытащила этюдник «в люди». Решила дать руке вспомнить, как та когда-то в отрочестве писала портреты. Упражнялась на Лине, на муже... Любопытствующие подходили, заглядывали через плечо... и уже через полчаса один за одним дюжина человек, попросив у меня кисти, краски и бумагу, занималась вокруг бассейна... живописью.

Интересное знакомство

Пляж (самый большой) на Каймановых островах запомнился не только своей красотой и чистотой (не зря же чернокожие парни с деревянными граблями в сильных руках непрерывно ровняют песочек после каждого только что оставленного туристского босоногого следа), но и знакомством с очень приятным молодым человеком. Он сам подошел к нам с Линой познакомиться, услышав наши восторженные крики во время купания. Его зовут Игорь. Ему двадцать девять. И он одинок и ищет себе достойную невесту. Живет в Нью-Йорке, а на работу летает в Лондон. Трудится Игорь адвокатом. А поскольку с солнышком в Англии не очень, то, чтобы чуточку подзагореть, Игорь отправился в четырехдневный круиз на круизном лайнере. Признался, что за четыре дня впервые вышел из каюты, потому что так устал, что только и делал, что спал. Игорь рассказал, что в США попал еще в девятилетнем возрасте: только что разведенная мама увезла его из Союза в поисках лучшей жизни. Маме уже было за сорок, но она выучилась на программиста и сейчас, много уже лет спустя, чувствует себя материально более чем уверенно. Только вот замуж она так и не вышла... Тут же, стоя по пояс в воде у кромки берега Grand Cayman, умный и красивый Игорь пригласил нас к себе в гости. В Нью-Йорк. Абсолютно серьезно. Я вообще верю, что такие вот случайные и ни к чему, казалось бы, не обязывающие знакомства чаще всего перерастают в дружбу, которая длится, ну, если не всю жизнь, то долгие-долгие годы.

О плюсе случайных знакомств

У меня лично таких примеров в жизни хоть отбавляй. Однажды, ожидая вызова на посадку в Иркутском аэропорту, я обратила внимание на женщину со светлыми волосами-паклей, неопрятно, убого одетую. Женщина по виду — вокзальная «бичевка». Но все-таки что-то меня в ней привлекло. Какая-то беззащитность, что ли? Встретившись с ней, проходившей мимо, взглядом, я вдруг, сама себе удивившись, спросила, не нужна ли ей помощь. В ответ — радостный блеск благодарных глаз и… английская речь: «Я не говорю по-русски». «Зато говорю я!» — пошутила я по-английски. Иностранка сказала, что «счастлива, что наконец-то хоть кто-то здесь ее понимает, и была бы рада, если бы кто-то ей подсказал, когда объявят ее рейс на Москву». Лететь нам предстояло в одном самолете. Я ее успокоила, усадила рядом, угостила шоколадкой. Она уселась, расслабилась, представилась. Учительница из Германии. Хорошо за пятьдесят. Целых два летних месяца провела на Байкале, но целью ее приезда в Сибирь был не Байкал, а мужчина. Она, познакомившись с сибирским парнем по Интернету, приехала выходить за него замуж. Но они встретились, и что-то не срослось... В Москве, в аэропорту, я проводила ее до нужного выхода (на посадку), и мы, как люди вежливые, обменялись адресами электронных почт. На этом можно было бы поставить точку... Но через месяц-полтора я вдруг получила от моей немки письмо, в котором она просит разрешения приехать в гости, и не одной, а с подругой детства и ее мужем-адвокатом.

Забегая вперед, скажу, что гостили немцы у нас где-то с месяц и мой папа возил их на своем тогда еще жигуле то на Байкал, а то еще куда подальше, а бедная моя мама не отходила все это время от плиты. Но зато нам после их отъезда было что вспомнить. А на Рождество немецкий адвокат прислал по почте приглашения и оплаченные авиабилеты в Германию. На всех членов нашей семьи. И мы пожили тогда и в Германии, и в Бельгии, и в Голландии... и по сей день поддерживаем теплые дружеские отношения. А мои немцы собираются теперь навестить меня и мою семью здесь, в Америке. А не спроси я тогда ту «бичевку», не надо ли ей чего?..

Совершенно случайным было мое знакомство и с 28-летней японкой по имени Йорика, но и она прожила в нашей иркутской квартире где-то с месяц, а потом, уехав, взялась оформлять для меня документы. Когда пришло приглашение навестить ее в Японии... я уже была в США. Был еще совершенно незнакомый монгольский мальчик, ни слова не говоривший по-русски и прогостивший у нас на даче целое лето и зачем-то регулярно подстригавший нашему коту усы...

Много было в моей жизни таких вот «случайных» людей, оставивших в памяти добрый след. Много воды уже утекло с тех пор, как во время путешествия по Ливану я познакомилась с парой пожилых французов. Оба высокие и сухие, обоим хорошо за восемьдесят. Я тогда почти не говорила по-английски (а тем более по-французски), но супруги добровольно взяли надо мной опекунство во время моих ливанских каникул, не оставляя меня без присмотра. И непрестанно «учили жизни». Узнав, что у меня растет дочь, а я не замужем и никогда там не была, старики наставляли, как и что следует делать при выборе будущего супруга. Чтобы не ошибиться. Чтобы быть уверенной, что делаю правильный выбор. (Один из советов, например, был таков: «Марина, надо однажды сказаться сильно больной и наблюдать, что станет делать претендент на руку и сердце…» Другой совет был таким: «Смотри, всегда смотри, как мужчина ест...») Претендента не то что на мое сердце, но даже на руку тогда и в помине не было, но их добрые советы я мотала на ус. При расставании старенькая француженка меня крепко, по-матерински обняла и поцеловала, а старик-француз снял с руки золотые часы и протянул мне. На добрую память.

Продолжение в следующем номере «Пятницы».

Материалы в тему: 

В Зиме к концу 2013 года достроят дом для детей-сирот

В Зиме в очереди на получение жилья стоит более 200 детей-сирот, которые выпустились из детдомов, интернатов. Как сообщает начальник управления министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области по Зиме и Зиминскому району Наталья Макина, на окраине Зимы, в поселке Строитель...
Загрузка...