За­му­жем в Аме­ри­ке. Доносительство как феномен

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад вышедшаяа за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США.

Не знаю, кто как, а я выросла с убеждением, что жаловаться на других нехорошо: «Ябеда-корябеда — пустая шоколадина, никто ее не ест..!». Наушничать дурно, как и просто тихо говорить что-то кому-то на ухо. Воспитательница в моем детском саду на попытку какого-то мальчика что-то на кого-то донести так на него зыркнула, что тот сразу же забыл, зачем вообще к ней подошел. В Штатах же единственное негативное по отношению к предательству Snitches get stitches! — и то тюремное. Как будто бы весь остальной мир — за ябедничество. И я вижу начальство, натурально поощряющее это самое ябедничество, а потом пытающееся усиленно «эту ситуацию разрулить». (Я бы на месте начальства с самой первой попытки «поделиться информацией» указала бы информатору прямо на дверь, чтобы воздух не портил.) Но я не в Сибири. Здесь начальство обязано (!) прислушиваться к каждому и с уважением. И вот тут сам собой напрашивается вопрос: «Ябедничать-стучать — это хорошо или как?» Норма или позорятина? Или, наоборот, признак цивилизованного общества, где все уже пришли к вершине самосознания, где все за правду и справедливость?

Здесь, в Америке, стучат все.

И это не только мое мнение. Высказался против Обамы на междусобойчике с коллегами во время перекура? Лучше попридержи язык, потому что ты не дома. Не нравятся мексиканцы-нелегалы? Высказывайся дома жене на кухне, если хочешь остаться в живых и при работе. Проехал на красный свет? Будь уверен, что кто-то уже набрал нужный номер и диктует номера твоего авто. Списываешь на уроках у соседа по парте? Донесут! Садишься за руль, слегка выпивши? Уже звонят!!! Вынырнул из пробки, спеша в аэропорт, и пересек газон? Будь уверен, что это не пройдет безнаказанно! Я никогда прежде не встречала волонтеров в полиции. Здесь же, в Америке, это дело в почете: добровольные помощники американских полисменов регулярно информируют полицию о чем бы то ни было и совершенно за «спасибо», даже устанавливая на своих улицах и на своих домах специальные таблички, оповещающие всех, что «эта улица под присмотром» и что в этот дом может в любое время дня и ночи обратиться за помощью любой. И как так можно жить, предвкушая, на кого бы настучать, а?

Девочка, ровесница Лины, ушла из дома и поселилась в семье своей подружки-подростка. И подала на собственных родителей в суд с иском, чтобы родители ежемесячно перечисляли на дочерин банковский счет кругленькую сумму.

— Да мы же ее не гнали из дома! Мы ее любим! Она наша дочь! — оправдываются бедные родители, но в ответ на дочерину выходку нанимают себе своего адвоката. Чтобы не вестись у девчонки на поводу.

— Она хочет денег от нас? Пусть возвращается домой и живет здесь. Ей ведь всего 16, и она наш единственный ребенок! — плачет мать.

Но девочка домой возвращаться не собирается и чувствует себя чуть ли не героиней, ощущая общественную поддержку. А я думаю, что такое в моей родной Сибири невозможно. Не бывать такому еще долгое время. И слава богу!

...Когда мой родной муж рассказал мне, что когда он заметил, как охранник в магазине одежды ворует эту самую одежду, он немедленно вышел из магазина и анонимно позвонил куда следует, я потеряла дар речи.

«Моя хата с краю, я ничего не знаю» — это вот более по-русски.

— Тебе-то что с того?

— Зло должно быть наказано!

Когда я только-только приехала в Штаты, я, гуляя по магазинам, по российской привычке сразу искала глазами охранников у входа в торговый зал. Или продавцов за прилавками. Так, чтобы за каждым прилавком — по продавцу с парой настороженных глаз. Но тут такого нет. На весь огромный магазин типа «Детского мира» — от силы две-три продавщицы, переходящих от покупателя к покупателю (если кому-то нужна помощь или консультация) и от кассы к кассе (которая касса поблизости к покупателю — там и выбьют чек).

«Отчего так? — удивлялась я.  — Здесь что, не воруют?» Воруют. Но если кто-то ворует — надо быть уверенным, что на него всенепременно донесут, а не станут вежливо помалкивать, как бывает это у нас. А еще здесь дети доносят на собственных родителей. Если те на мальца накричат, если отшлепают или вообще как бы то ни было накажут...

Я, будучи первокурсницей филологического факультета, как и все голодные студенты, была вынуждена питаться в столовой здания, заселенного историками и филологами. Столовская работница — баба Маша на глазах у всех добавляла в чай соды (оказывается, «для цвета»), а картофельное пюре разводила холодной водой из-под крана до состояния несъедобной жидкости. Но эти ее «номера» — лишь «цветочки». «Лишнюю кружку воды плесну вам в суп, зато своего ребенка прокормлю!» — нагло заявляла она, смеясь. А мы молчали.

Потому что жалели бабу Машу и ее пропащую жизнь, а еще больше боялись быть прозванными доносчиками. Мы молчали, потому что университет был нашим домом, а она — ворюга — стало быть, родной? Недавно видела фотографии, сделанные на Гималаях. Там все горы (!) завалены мусором. Было бы кому там стучать — и было бы там, уверена, чисто. А пока все, что делают «добровольные помощники», — собирают тонны, «гималаи» мусора за теми, кто набедокурил. Тащат на собственных горбах мусор свой и еще прихватывают мусора чужого.

Я много поездила по миру и могу сказать с уверенностью, что разное отношение к наушничеству и ябедничеству у русских и у американцев имеет под собой исторические корни. У нас, русских, ценой доноса могла стать даже жизнь тех, на кого доносили. В Америке (в самом худшем случае) человеку придется увидеть собственное фото в колонке криминальных новостей, немного раскошелиться или покраснеть перед соотечественниками (ну, или и то и другое вместе взятое), но жизнь — это уж слишком. Я по сей день помню свой самый первый — туристический визит в США, когда я прилетела из «несвободной России» в свободную страну Америку. А еще больше я помню то чувство, когда через пару недель туристической американской жизни улетала домой, в Иркутск. То было чувство свободы.

Словно я лечу в свободную Россию из несвободной Америки.

baikalpress_id:  93 198