За­му­жем в Аме­ри­ке. Донорские органы

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва зна­ко­ма дав­ним чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» — она не раз пуб­ли­ко­ва­лась в на­шем еже­не­дель­ни­ке. Несколько лет на­зад она выш­ла за­муж за аме­ри­кан­ца пос­ле зна­ко­м­ства по Ин­тер­не­ту на од­ном из брач­ных сай­тов и пя­ти (!) лет об­ще­ния. Ма­ри­на про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

Я даже не пытаюсь представить, что чувствовали родители этой девочки, когда принимали решение об отключении ее от аппарата и дали ей возможность окончательно  умереть. Кэти было 24 года, она была веселой и понимающей толк в хорошем юморе, большой любительницей модной обувки, она никогда не была замужем и не имела детей, и, казалось, еще вся жизнь впереди... Но случился эпилептический припадок, после которого последовала остановка сердца. И все. И доктора сказали родителям, еще не верившим до конца, что их девочка уже никогда больше не проснется, что у нее нет никакой мозговой активности и «что это просто так кажется, что она спит». Она дышала, ее сердце билось, но это все, что осталось родителям от ясноглазой красивой блондинки с широкой белозубой улыбкой. Голубоглазая Кэти отметила свой двенадцатый день рождения с диагнозом «эпилепсия». Думали, что с возрастом все пройдет, или, как принято говорить, израстется. Но не проходило. Припадки с годами становились сильнее и чаще, словно росли вместе с девочкой...
Кэти, еще учась в школе, пережила две операции на мозге и постоянно находилась под врачебным контролем, исправно принимая лекарства. Три ее младших брата и две старшие сестры всегда были рядом, даже когда она начала учебу в университете: никогда не знаешь, что может спровоцировать  очередной припадок и когда он грянет. Из-за этого девушка никогда не водила машину, но всегда была отличным «навигатором» для старших сестер.

Припадок случился, как всегда, неожиданно. Сестры вырывали сорняки на заднем дворе родительского дома. Кэти вдруг упала, но старшая сестра помогла ей подняться и дойти до скамьи. Усадила и помчалась в дом за водой. Вернулась, когда сестра уже не дышала. Девушка кинулась звонить родителям, отправившимся за покупками в соседний город, и в службу 911. Диспетчер службы спасения наставляла, как делать искусственное дыхание, и была на телефонной трубке, пока не прибыла скорая. Родители поехали уже не домой, а прямиком в госпиталь. Они были уверены, что все будет хорошо. Что обойдется. Ведь столько раз обходилось...

Позвонили из Международной донорской службы в Солт-Лейк-Сити и предложили родителям подумать о том, чтобы «предоставить органы их дочери в пользование другим»... «Нам было непросто принять это решение. Ведь все произошло буквально за каких-то 72 часа», — рассказывает отец Кэти Джон. Он еще не знал, что в это же самое время какой-то далекий и незнакомый ему человек в далеком Лос-Анджелесе и тоже в госпитале готовился расставаться с жизнью.

Перенесший операцию по шунтированию сердца, он знал, что его «пламенному моторчику» нужна замена, потому что его сердце просто-напросто изношено... Ему, борющемуся с сердечной болячкой более тридцати лет, было необходимо совершенно здоровое молодое сердце, и доктора твердили: «Либо мы незамедлительно раздобудем новый «мотор», либо установим механическое сердце, но в этом случае пациент не имеет права покидать стены больничного заведения...»

Отец девушки, недавно вышедший на пенсию почтовый работник,  попросил у семьи позволить ему остаться наедине с дочкой. Он провел у ее больничной постели целую ночь, молился и плакал. И искал ответа, как же все-таки следует поступить. На следующее утро он знал, что делать. Он верил, что даже если плоть мертва, то дух жив. И утром он твердо знал, какое решение приняла бы его девочка. Сообщил жене — уроженке Нидерландов и тоже пенсионерке, что пришло время сказать прощальные слова их девочке. Вся семья собралась в больничной палате, они молились и были уже на все сто процентов уверены, что поступают единственно верно. Из госпиталя отправились в аэропорт, чтобы посмотреть на самолеты, улетающие в разные концы страны с сердцем их девочки, с ее легкими, с ее почками, печенью... Это так похоже на фильм с Уиллом Смитом в главной роли, который называется «7 pounds» («7 фунтов» — что равно примерно трем с половиной килограммам), но в российском прокате получившем название «7 жизней». Что, в общем-то, правда.) Но там — кино, а тут — жизнь.

В 3 часа утра доктора распахнули дверь в палату: «Вы готовы? Немедленно приступаем к операции. У нас есть подходящее сердце!» Пациент узнал, что его сердце — сердце двадцатичетырехлетней женщины, еще до операции, а после, по прошествии всего десяти дней, он уже вышагивал милю, еще через десять дней — две... Он и мечтать о таком не мог.

Другой счастливый обладатель (точнее, обладательница) частички тела Кэти еще в возрасте 12 лет услышала диагноз «диабет». В 19 лет девушка уже не могла жить без инсулина, но болезнь никак не поддавалась контролю. Девушка постоянно чувствовала себя уставшей и подавленной и могла работать от силы 12 часов в неделю. Почка и  поджелудочная железа, которые ей доставили из моего одноэтажного американского городка, изменили жизнь девушки до неузнаваемости: «Я ночь перед операцией не спала. Знала, что это мой единственный шанс жить полноценно, но в то же время я понимала, что там, далеко, в семье огромное горе. У меня счастье огромное, а там, на другом конце этой цепочки, — горе».

Прежде девушка и пары ступенек не могла преодолеть, зато теперь, после операции по пересадке, заделалась бегуньей на длинные дистанции и работает не менее сорока часов в неделю...

Теперь все эти люди празднуют один особенный для всех них день —  день рождения Кэти. А еще (у каждого он свой) — второй день рождения. И устраивают по всей стране по этому поводу массовые забеги и другие способы помочь собрать денег на помощь таким же, как и они (тем, кто ждет донорских органов, находясь между жизнью и смертью). А еще все эти люди взяли за правило навещать папу и маму Кэти: они теперь точно одна большая семья. Обладатель девичьего сердца всегда прихватывает с собой стетоскоп, и родители, затаив дыхание, слушают живое сердце их безвременно ушедшей красавицы. Сперва они, говорят, даже боялись услышать его, ее живое и бьющееся сердце. «Ведь когда раны чуть зажили, вдруг — бац! — распахивается дверь, и вот оно, живое сердце родной дочери!!!» — делится со слезами на глазах  глава семейства.

— Легкие Кэти достались человеку, которого уже нет в живых. Зато он дожил до свадьбы его единственной дочери и сам лично вел ее под венец в церкви, а еще он сумел подержать на руках своего первого внука. И все это благодаря легким Кэти. Мы никогда полностью не оправимся от этой потери, но мы с каждым новым днем все больше и больше убеждаемся в правильности принятого нами в те страшные дни решения, — делятся пережитым родители девушки, светлая память о которой будет еще долго жить на этом свете. — Ведь теперь мы твердо знаем, что если бы такая же помощь в виде донорских органов была нужна нашей девочке, — несомненно, мы бы ее получили».

Продолжение в следующем номере «Пятницы».

Фото из архива Марины Лыковой, © Corbis

На плакате — парень и его имя, а также информация о том, что он умер, так и не дождавшись донорской печени. Всего одно «да» могло бы спасти его жизнь
На плакате — парень и его имя, а также информация о том, что он умер, так и не дождавшись донорской печени. Всего одно «да» могло бы спасти его жизнь
Многодетный отец семейства рассказывает о том, что если бы не донорская помощь, его дети были бы сиротами
Многодетный отец семейства рассказывает о том, что если бы не донорская помощь, его дети были бы сиротами
Загрузка...