За­му­жем в Аме­ри­ке. Банк еды

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад вышедшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

Сегодня продолжу рассказ, начатый в прошлом номере «Пятницы», о раздаче бесплатных продуктов в Америке, о так называемом Банке еды.

Написать этот текст меня живущие здесь американцы уговаривали давно. Живу здесь, в Штатах, уже почти восемь лет, и у меня ни разу не возникало желания это сделать. Прежде всего потому, что я не люблю писать, не подкрепляя текст фотоснимками. В этом случае мне искренно не хотелось лезть с фотокамерой в лица незнакомых мне людей и тем самым ставить их в неудобное положение. Всех тех голодных, нищих и убогоньких, кто получает продуктовую помощь от, скажем, местного продуктового банка. Да-да, речь пойдет о благом деле — о бесплатных продуктах питания в помощь голодающим Америки.

 Для начала кратко объясню, что такое «продуктовый банк» и с чем его едят. В просторном ангаре, оснащенном холодильной камерой, собирается еда. Как ручейки, реки и речушки стекаются в океан, точно так же пополняется «казна» в этой некоммерческой организации. Несут сюда кто что может. Кто-то замороженную индейку тащит, кто-то консервы. Вон тот фермер решил поделиться урожаем кукурузных початков, а одинокая близорукая старушка молча, вижу, выписывает чек, помогая Банку еды финансово. (Это если мы говорим о частных пожертвователях, проявляющих заботу о голодающих ближних.) Или еда поступает сюда еще вот так — совершенно даром от местных супермаркетов. Например, срок годности товара уже приближается к концу, товар убирают с полок. Что с ним делать? Можно, пожалуй, просто выбросить. Но за вывоз и утилизацию «мусора» (а ежедневные объемы «мусора» американских супермаркетов представить российскому человеку будет непросто) надо платить. Но можно этот же самый слегка просроченный и слегка подпорченный товар отдать нуждающимся. Да еще при этом и вычет за благотворительность получить с налогов.

В Америке дармовую помощь в размере пары сотни долларов сегодня получает чуть ли не каждый четвертый.

Слышала, что для того, чтобы стать получателем дармовых госденег, стесненный в средствах американец должен не работать или зарабатывать меньше 15 000 долларов в год. То есть порядка 70 000 рублей ежемесячно. (Замечу, что еда в Америке дешевле, чем в России.) Если мы слижем такую «помощь» с Америки, то тогда на эти продуктовые карточки надо будет подсадить, получается, всю страну? Не знаю, к чему это приведет. Боюсь, что к точно такой же повальной деградации общества, как и в США. Ну да не будем о грустном. Итак, чуть подробнее о том, как работает «пластик» для бедных. На человека по карте (первого числа каждого месяца!) перечисляется по 250 долларов (ну, или около того). То есть на карту для семьи из мамаши с семью ее детьми падает 1200 баксов. Ежемесячно. Вроде как на продукты питания и на самое необходимое — на мыло, презервативы, туалетную бумагу, прокладки, шампуни. Но если продукты питания, как и презервативы-прокладки, раздаются здесь чуть ли не на каждом шагу совершенно даром и коробками, коробками, коробками и коробищами, а также телегами и каталками (!), то не мудрено, что деньги с продуктовой карты, призванной поддерживать уже вроде бы как спадающие от невообразимой худобы штаны голодающих, идут вовсе не на еду. Куда? На оплату аренды жилья, на курево и татуировки, нередко на покупку новехоньких автомобилей в кредит, на телевизоры с экраном во всю стену, на золотые и прочие украшения, на накладные ресницы — «крылья бабочки» и педикюр-маникюр. Первого-второго числа каждого месяца в салонах красоты, что попроще да подешевле, все забито. Женщины, старые и молодые, но почему-то в массе своей совершенно беззубые и невообразимо жирные представительницы «голодающей Америки» срочно кидаются наводить красоту.

...Грузовой фургон городского Банка продуктов с раннего утра объезжает местные магазины три раза в неделю — по понедельникам, средам и пятницам. Продукты доставляются в Банк, сортируются и хранятся. Ждать своего часа всем этим позавчерашним белым булкам, йогуртам с истекающим сроком годности на крышечках и увядающим желтым кабачкам приходится недолго: в нашем городке с населением в 60 000 жителей вся собранная в одном месте еда будет очень скоро роздана. Сразу в нескольких местах и в разные дни и часы здесь организованы пункты помощи голодающему населению. То есть кроме того, что городские бедняки с семьями могут ежедневно столоваться в бесплатной столовой Армии спасения, предоставляющей горячие обеды из трех блюд, и все лето во всех парках города детей в возрасте до 18 лет кормят бесплатными обедами (и никто детей этих не спрашивает, работают ли их родители, и если да, то кто как много зарабатывает), терпящий нужду народ здесь еще часто и щедро снабжают провиантом вперед и надолго. И это помимо Food Stamps (так называемых продуктовых карточек), которые получают здесь, кажется, все. За редким, правда, исключением. У меня и моего мужа, как и у моей дочери, этого сине-красно-белого пластика никогда не было и, верю, не будет: мы слишком хорошо, сыто и благополучно живем, но прежде всего мы слишком уважаем себя, чтобы позволить себе жить той жизнью, какой живет здесь, кажется, каждый пятый из шести.

Слышала, что что-то такое же затевают замутить в России.

Слизать, так сказать, успешный американский опыт и ввести в России продовольственные карточки для малоимущих как вариант адресной продовольственной помощи населению по типу Food Stamps. Не нравится мне это. Я всегда была горда тем, что россияне всегда сами ставили своих детей на ноги, сами решали свои проблемы и сами себя кормили не в пример американцам, которые рожают пачками, ничуть не задумываясь о том, что они могут дать своим отпрыскам. Иные американские мамаши плодятся как крольчихи, потому что знают, что государство выкормит-выпоит-выучит. Тем более что при наличии детей можно не работать, а очень даже безбедно жить. Потому что государство позаботится. Но не стоит забывать, что почти половина населения США находится за чертой бедности и никогда (ни-ко-гда!) не сумеет оттуда выбраться.

Обамовские (точнее, мои и других работающих законопослушных граждан, платящих налоги в Америке) денежки, возможно, идут на наркотики. А почему нет? Есть такие предположения. Не зря же неоднократно здесь выдвигалась идея, чтобы перед тем, как кинуть на карту очередную порцию денег, надо сперва отправить главу семьи пописать в пластиковую баночку под присмотром врача. Нет наркотика в моче — деньги на жизнь будут. Есть наркотик? Иди гуляй! Я знаю, что называется, из первых рук, как американские мамаши с малолетними детьми, получив такую баночку (например, когда дело касается женского здоровья), идут в туалет. С детьми. И в баночку писает кто-то из малышей, потому что их мамаша крепко сидит на героине. Я этому не удивляюсь, потому что не удивляюсь тут уже вообще ничему. Ведь именно здесь, в Америке, я научилась почти безошибочно по состоянию кожи и зубов встречного человека определять, употребляет ли наркотики прохожий, и если употребляет, то какие. И да, по совершенно случайному совпадению, обладатели почерневших, истонченного вида страшных зубчиков-загогулек от «мета» (метамфетамина) или иже с ним — счастливые обладатели продуктовых пластиковых карточек, на которые — что бы ни случилось! — всегда упадет необходимая для жизни сумма денег. Дармовых денег. И да, весь этот пир во время чумы — из моего собственного кармана.

Я кормлю от пуза, а заодно и приукрашиваю пирсингом, тату и накладными ресницами всю эту армию ни к чему не пригодных прожор Америки. Просто потому, что я плачу налоги.

baikalpress_id:  108 093