За­му­жем в Аме­ри­ке. Абсолютная столица мира

Ир­ку­тс­кая жур­на­ли­ст­ка Ма­ри­на Лы­ко­ва, несколько лет на­зад выш­едшая за­муж за аме­ри­кан­ца, про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать чи­та­те­лям «Пят­ни­цы» лю­бо­пыт­ные ве­щи о жиз­ни в США и о сво­ем за­му­же­ст­ве.

Я побывала в Нью-Йорке! Абсолютная столица мира, ведь здесь говорят более чем на 170 языках, и толерантнее места на Земле не сыскать.

Город авантюристов

Город для тех, кто готов карабкаться и карабкаться по жизни. Не сдаваясь. Здесь, слышала, нелегко. Но зато здесь лучшие, самые острые умы. Самые особенные личности. Если ты признан здесь — ты признан везде, потому что Нью-Йорк — город исполнения желаний. Мекка русской эмиграции. Запах надежды вперемежку с отчаянием и с вкраплениями жесткой бескопромиссности. Если «Москва слезам не верит», то что же тогда можно сказать о городе, где «небоскребы, небоскребы, а я маленький такой...»?

Слышала, что 97% всех бездомных (а их тут, в Нью-Йорке, немало) хотят быть бездомными. То есть бродяжничество в Нью-Йорке (как, пожалуй, и в Иркутске, и на Гаваях, и в любом другом месте земного шара) — осознанный выбор. Выбор быть нищим и принимать (с благодарностью или без, от человека зависит) дармовую булочку, дармовую копеечку, кофту с чужого плеча и ношеные тепленькие и не совсем сношенные еще сапоги плюс жалостливые взгляды в свой адрес — это, согласитесь, не для каждого. Особенно, как мне кажется, здесь, в Америке. Особенно в Нью-Йорке. Потому что Америка (и прежде всего Нью-Йорк) — в моем понимании — для успешных. Для пусть уже не очень молодых, но очень умных. Для тех, что в черных пиджаках, белоснежных хрустящих новизной рубашках и при галстуках. И с личными вертолетами. Точно как в голливудских фильмах. Ну, или без вертолетов, без костюмов-рубашек-галстуков, но все равно очень умных. А потому наши казахстанские, белорусские, русские да украинские мужики, живущие тут и в основном пашущие суткам напролет на стройках, а их женщины тоже сутками напролет вкалывающие сиделками, няньками, медсестрами, уборщицами... как-то в мою картину мира про то, каким должен быть Нью-Йорк, не вписываются.

Город контрастов

Крупнейший город Соединенных Штатов Америки и мира. Город, в котором пять частей — районы, но только один (Бронкс) находится на материке, потому как остальные — на островах.

— NYC — не Америка! Неожиданно неамериканский город! — признаются знакомые из Иркутска, супруги с 12-летней дочкой, попутешествовавшие пару месяцев по США.

— Здесь главное — как можно скорее принять местные правила игры. Быстро. Не задумываясь. И вообще отказаться от стереотипов. Я, например, до приезда в город Большого яблока всегда думал, что здесь все жутко до-ро-го. А здесь даже не в самых дешевых ресторанах все доступно и всегда и всем по карману. Цены на рестораны (замечу, не забегаловки!) здесь не иркутские и даже не московские. Если мы говорим про «дорогие рестораны» — слышу очередное мнение о Нью-Йорке от нашего путешественника:

— Мне трудно выбить из себя привычку, впитанную с молоком матери: «Ни при каких обстоятельствах не говорить о деньгах и тем более о них постоянно не думать», — делится со мной своими впечатлениями о Нью-Йорке мой приятель Валерка, всю свою трудовую жизнь посвятивший банковскому делу. — Здесь, в этой твоей Америке, Маринка, и именно в этом отдельно взятом Нью-Йорке, именно в этом городе, думать и говорить о деньгах не только правильно, но необходимо. Потому что деньги надо здесь, в Америке, и тем более, как я понял, в Нью-Йорке, делать. И это так же естественно, как и дышать. Потому что тут все так делают.

— Открыл город, я читал где-то давно, итальянец. Первое название Нью-Йорка — Новый Амстердам. Затем был Новый Нью-Йорк... — продолжает делиться «инфо» о захватившем его городе мой бывший одноклассник.

— Голландский ученый купил Манхэттен за 24 доллара. Зачем? Просто чтобы было.

Почему здесь все такси желтые?

Все просто! Местный американский воротила, затеявший таксовый бизнес, задумался как-то: какой самый приятный его глазу цвет? Таким цветом для того мужика оказался желтый, и он, недолго думая, решил, что и его машинки тоже должны быть желтыми. Вот вроде как угадал он с желтым. Что еще такого интересного я знаю про Нью-Йорк? Что в Нью-Йорке русских — целый Иркутск.

— Ты, Марина, обувь надевай удобнее, потому что там ходить много придется. Никаких настоящих украшений! Да и вообще лучше ни-ка-ких украшений! Одеться следует тепло, неброско и удобно, а денег много лучше с собой не таскать, потому что Нью-Йорк — город опасный. Это тебе не твоя деревня в Айдахо, где дома-квартиры-машины вы, штат непуганых людей, так и не замыкаете, — напутствовала меня иркутская подружка Анька, из Нью-Йорка не вылезающая, потому что, во-первых, там живет ее родственник, уже лет двадцать как живет. И он, Анин этот загадочный родственник, прямо из самого Иркутска и профессор с мировым именем. А во-вторых, Аня потому любит летать из Иркутска в Нью-Йорк, что ей там нравится. Комфортно ей там. Раздольно. Она в Нью-Йорке этом как рыба в воде.

Я собралась быстро. Покидала в маленькую спортивную сумочку пару нижнего белья, носки, теплый свитер, пижаму. Из гардероба «в чем ходить» — черные спортивные брюки, черная водолазка, черная куртка с черным же шарфом (почему-то я решила, что настоящие ньюйоркцы одеваются исключительно во все черное; элегантно и неброско) и черными китайскими тапочками-шанхайками, невероятно дешевыми и невероятно удобными, ведь ходить же придется много. Билет на самолет до города Большого яблока из моей деревни (точнее, из города Соленого озера) — 350 «зеленых». «Немалые деньги!» — услышала я свой внутренний голос, привыкший по российской привычке всегда и везде переводить доллары в рубли. Но в рублях этот самый доллар теперь стоит ой-ой-ой как много, и оттого жизнь в Америке становится страшно дорогой! «Но ведь неправильно это, Марина, все в рубли переводить!» — вспоминается мне Анькино напутствие. Она, известный в Сибири экономист, так меня учила: «Ты в Америке живешь? Вот и не парься с переводом долларов в рубли! А если бы ты с Филиппин была родом, то ты что, вообще, что ли, на доллар этот молилась бы?»

Права ты, Аня. Итак, в оба конца на самолете — 350 долларов. Еще сотня баксов на шаттл до Солт-Лейка... Мечты сбываются! Я давно хотела побывать в Нью-Йорке, но все как-то не доводилось. Младшая дочь мужа училась здесь на актрису-певицу не один год, но каждый раз, когда муж летал ее навещать, я работала и даже не думала отпрашиваться с работы. Зато теперь у меня выдалось целых четыре выходных дня, и я проведу их в Нью-Йорке! Я! Одна! Впервые за всю мою жизнь в Америке! Впервые за уже почти восемь моих американских лет жизни!

Впрочем, четыре моих выходных дня, брошенных на нью-йоркские виды, — это, конечно же, перебор. На перелеты у меня уйдет два дня, а потому на осмотр городских достопримечательностей остается всего два дня, не больше. «Галопом по Европам!» — неодобрительно отозвалась о моей затее все та же Анна Павловна, но ни слова больше не сказала.

— Москва не сразу строилась! Главное — начать! — заметила я в ответ, смеясь от счастья в телефонную трубку. Я! Лечу! В Нью-Йорк!

— ...Ну здравствуй, Нью-Йорк! Ах, вот ты какой!

Иллюстрации: 

baikalpress_id:  104 936