Законный интерес

Через Генеральную прокуратуру России пенсионерка из Ангарска Мария Шерстобитова добилась пересмотра тарифов на социальное обслуживание инвалидов

Ангарчанка Мария Васильевна Шерстобитова уверена — за свои права нужно бороться. Даже если ты относишься к одной из самых социально незащищенных групп населения — инвалидам. В этом году женщина самостоятельно, не прибегая к помощи профессиональных юристов, не выходя из дома (!), добилась перерасчета тарифов на социальные услуги, предоставляемые инвалидам в Иркутской области. Впрочем, это не первая и, надеемся, не последняя победа ангарчанки. В ближайшее время Мария Васильевна поставила перед собой цель — добиться разработки и принятия стандартов социального обслуживания.

Женщина с волевым характером

Мария Васильевна Шерстобитова приехала в Ангарск более полувека назад, после окончания филологического факультета Пермского университета. Работала учителем, занимала должности профсоюзного работника, начальника отдела кадров, организатора на базе отдыха. Но своим призванием и поныне считает педагогику, недаром уже на пенсии Мария Васильевна считалась лучшим репетитором по русскому языку и литературе в городе. Недаром носит она звание отличника народного образования.

— Попасть ко мне на занятия было все равно что выиграть в лотерею, — с улыбкой говорит педагог. — Запись начиналась за год. Не было ни одного случая, чтобы мои подопечные, даже самые запущенные, не сдали экзаменов.

Сегодня Марии Васильевне 76 лет, она инвалид II группы. Уже больше года женщина не выходит из дома, так как страдает редким заболеванием — миастенией. На всю область людей с таким диагнозом чуть больше двух сотен человек.

— Миастения — это слабость мышц, — объясняет она, — глазных, жевательных, глотательных, голосовых… Не могу ходить дальше своей квартиры, так как при любой нагрузке глаза просто закрываются.

Живет Мария Васильевна одна. Родные — это невестка (сын Марии Васильевны погиб) и две внучки — живут отдельно. Конечно, они помогают пожилой женщине, хотя не в состоянии находиться рядом круглые сутки, поэтому ангарчанка вынуждена прибегать к помощи социальных работников.

— Социальные работники — люди с золотыми сердцами и ангельским терпением, — говорит Мария Васильевна. — Потому что их клиенты в основном люди пожилые, не все, к сожалению, обладают ясным рассудком. С ними сложно, но как раз они нуждаются в помощи больше, чем кто бы то ни было.

У Марии Васильевны со здравым смыслом все отлично. Скажем больше: редко встречаются люди, которые настолько хорошо знают свои права.

Сама Мария Васильевна объясняет этот феномен просто: всю жизнь она сталкивалась с решением правовых вопросов, поэтому в законодательстве ориентируется не хуже профессиональных юристов. Например, сумела доказать, что многоквартирный дом, в котором она живет, обкрадывает управляющая компания, его обслуживающая.

— Для этого мне пришлось обращаться в Роспотребнадзор, Жилнадзор, трижды — в городскую прокуратуру, дважды в отдел по борьбе с экономическими преступлениями, — говорит она. — Помогли мне, как ни странно, полицейские. Они провели обыск в УК, арестовали на три дня руководителя, вывезли всю документацию. После чего нам сделали перерасчет за три года. В итоге нашему дому вернули миллион двести тысяч рублей! Возвратили средства жителям и других домов, которые находятся в нашем квартале.

 Марии Васильевне пришлось немало потрудиться, доказывая работникам Пенсионного фонда право на получение пенсии учителям по выслуге лет. Дело в том, что непосредственно на педагогической работе она провела менее 25 лет, все остальное — по совместительству. Но женщина знала, что оно входит в основной стаж, и смогла это доказать.

Пенсионерка подключалась, когда ее знакомым требовалось решить наследственные, банковские и бытовые вопросы. Так, она добилась, чтобы одной старушке поменяли некачественную газовую плиту — на это ушло три года. Другую женщину удалось освободить от необдуманного банковского кредита в 3,5 млн руб.

— Пять адвокатов отказались от этого дела, — говорит Мария Васильевна. — Я же, как представитель, все сделала в досудебном порядке. Было сложно, но я достигла цели.

В прошлом году моя собеседница помогала и беженцам с Украины в оформлении гражданства.

Мелочь, а неприятно

Новая победа Марии Васильевны, которую она одержала совсем недавно, касается перерасчета тарифов на оплату социальных услуг.

— Нас с осени готовили к тому, что тарифы на услуги соцработников будут повышены, — говорит она. — Это и понятно, ведь цены на все растут. И 31 декабря 2014 года министерство социального развития, опеки и попечительства Иркутской области подписало распоряжение о повышении тарифов. Я была ознакомлена с цифрами 16 февраля. Оказалось, что по некоторым позициям тарифы повышены от двух до 12 раз!

В частности, доставка продуктов питания стоила 1 руб. 50 коп., а стала 10 руб.; содействие в приготовлении пищи было 7.30, стало 19 руб. Уборка по дому подорожала с 4 руб. 40 коп. до 28 руб.; оплата коммунальных услуг — с 4.40 до 15...

— Казалось бы, мелочи, переживем, — продолжает Мария Васильевна. — Но дело в том, что многим инвалидам, которых обслуживают на дому, таких услуг требуется много. Кроме того, услуги делятся на основные и дополнительные. И если стоимость на первые не может превышать 50 процентов от той суммы, которая остается после вычета прожиточного минимума, то дополнительные оплачиваются в полном объеме. Например, один час сопровождения в больницу стоит 97 руб. Меньше трех часов это не занимает, а идем мы медленно… В день можно истратить 350 руб. на социальное обслуживание. А если люди в возрасте, колясочники? Им и мытье полов требуется, и окон, и посуды, приготовление пищи и вынос мусора… В итоге некоторые инвалиды платят 5—7 тыс. руб. в месяц!

Еще одна проблема — в министерстве есть только перечень услуг, но нет документа, который регламентировал бы стандарты социального обслуживания. То есть нет четких указаний насчет того, какие услуги считать основными, а какие — дополнительными. В итоге в Ангарском центре в числе основных оставили всего… три услуги. Это покупка и доставка лекарств, продуктов и оплата коммунальных услуг. Остальное, стало быть, необходимо оплачивать в полном объеме.

Изучив вопрос, Мария Васильевна поняла: повышение тарифов было незаконным. В Иркутской области работает 30 комплексных центров по обслуживанию инвалидов. Все они подчинены министерству социального развития, которое и должно их контролировать. Однако после обращения Шерстобитовой в министерство ей стало ясно, что за тарифами в ведомстве не следят. То есть каждый комплексный центр самостоятельно решает, что и сколько будет стоить. И ответа на вопрос, почему в Ангарске были многократно повышены цены на услуги, Мария Васильевна не получила.

Тогда пенсионерка обратилась в прокуратуру Ангарска, после чего ей лично сделали перерасчет по основным услугам за один месяц, с 21 июля по 20 августа. Сумма оказалась в три раза меньше прежней. Однако женщину возмутило даже не это, а то, что по сути ничего не изменилось.

— То есть было одно обращение в прокуратуру — на него и отреагировали, — говорит она. —- А как же остальные? Разве нет оснований сделать перерасчет всем инвалидам? В одном только Ангарске на обслуживании у центра 650 человек. Ведь эти люди самые незащищенные!

Помощь будет дешевле

И Мария Васильевна Шерстобитова решилась на очередную битву с чиновниками. В частности, написала в Генеральную прокуратуру, что в Иркутской области при попустительстве областной прокуратуры происходит искажение государственной социальной политики, направленной на защиту инвалидов. Генпрокуратура приняла решение: рекомендовать комплексным центрам области произвести перерасчет, начиная с 1 января 2015 года и по настоящее время. Это решение поставлено на контроль, разослано для информации всем районным и городским прокурорам.

Сама Мария Васильевна узнала об этом 2 ноября — после того как получила ответ. И почти сразу же обратилась в нашу газету.

— Я хочу, чтобы об этом узнали все инвалиды, которых обслуживают на дому, — говорит пенсионерка. — Тарифы на социальное облуживание в данный момент пересчитывают по всей области. Это значит, что переплату всем должны либо вернуть, либо перенести на следующий месяц.

У волевой женщины новая цель — стандарты социального обслуживания. Если их разработают, в перечне основных услуг будет гораздо больше позиций. А значит, жизненно важная помощь для инвалидов станет дешевле.

Метки: Жизнь, Ангарск

Иллюстрации: 

Мария Васильевна Шерстобитова когда-то считалась лучшим репетитором по русскому языку и литературе в Ангарске
Мария Васильевна Шерстобитова когда-то считалась лучшим репетитором по русскому языку и литературе в Ангарске
Инвалидам, которых обслуживают на дому, услуг соцработников требуется много, поэтому итоговая сумма исчисляется тысячами
Инвалидам, которых обслуживают на дому, услуг соцработников требуется много, поэтому итоговая сумма исчисляется тысячами
Пенсионерка сумела доказать, что управляющая компания обкрадывает ее многоквартирный дом. Дому вернули миллион двести тысяч рублей
Пенсионерка сумела доказать, что управляющая компания обкрадывает ее многоквартирный дом. Дому вернули миллион двести тысяч рублей