Захар Прилепин больше всего сожалеет о распаде СССР

По поводу феномена Захара Прилепина можно говорить долго и спорить тоже долго. У него есть масса поклонников, которые выдвигают его в ряд ведущих писателей современности.

Но есть и масса критиков, считающих автора «Саньки» довольно посредственным. И это несмотря на огромные тиражи и многочисленные литературные премии. Наверное, причина в том, что Прилепин им классово чужд. Он придерживается леворадикальных взглядов, является членом запрещенной Национал-большевистской партии, членом коалиции «Другая Россия». Считает, что присоединение Крыма хорошо для России, что русские не должны стремиться стать европейцами, сожалеет о распаде СССР и крушении социализма. На этой неделе Захар Прилепин приезжал в Иркутск (организатором стала автономная некоммерческая организация по поддержке социальных инициатив и защите гражданских прав «Центр гражданского содействия» в Усть-Куте). На встрече с читателями в кинотеатре «Художественный» побывала обозреватель «Пятницы» Елизавета Старшинина.

Существует устойчивый образ писателя патриотического толка. Это такой довольно унылый дядька с жидкой бородой, тоскливым взглядом и такими же тоскливыми романами. Новая генерация писателей-патриотов полностью разрушает этот стереотип. Они молоды, хорошо образованы, знают иностранные языки, общаются с читателями через «Фейсбук» и «Твиттер». Вот и Захар Прилепин выглядел практически как кинозвезда: бритая голова, синие джинсы, светлый свитер, кожанка. С самого начала Прилепин попытался сломать барьер между собой и публикой, сказав, что ездит не ради того, чтобы самому говорить, а чтобы услышать людей. И по вопросам, по интонации понять, чем они живут.

— И если вы будете перебивать меня, и не соглашаться, то это будет замечательно.

Как и положено всякому русскому писателю, Прилепин начал с разговора о назначении писателя и роли литературы.

— В чем основное качество русской литературы? Она велика тем, что ставит самые страшные вопросы, и в этом заключается ее гуманизм. Она гуманистична, потому что не боится самых сложных, самых болезненных и самых чудовищных тем. Русская литература — это пространство наивысшей свободы.

С явной ностальгией Прилепин напомнил о временах СССР, когда статус писателя был «занебесный»: Евгения Евтушенко принимали президенты и премьер-министры, он был посланником великой страны, державы. И в обществе слово писателя играло огромную роль. Писателям верили. В итоге возник определенный психотип советского человека: с одной стороны, идеалиста, с другой — очень доверчивого. Но все это было растоптано и раздавлено в годы перестройки. И литература в этом тоже сыграла огромную роль.

— Вспомним: «Дети Арбата» (роман Анатолия Рыбакова, разоблачающий сталинизм. — Авт.) прочитал каждый третий житель страны! В эпоху разоблачений было много книг, которые били в основание страны, и она в итоге пошла трещинами и посыпалась. Многие люди жили наивной верой, что когда вся правда, наконец, откроется, то вместо советского гражданина с рабской психологией появится совершенно новый тип человека: образованного, ответственного, все понимающего. Но Советский Союз развалился, а нового гражданина так и не появилось. Литература потеряла свой статус, обесценилась. Писатель исчез из поля зрения.

По словам Прилепина, у людей появились новые властители дум: прорабы перестройки, экстрасенсы, затем боевые генералы, потом все увлеклись телезвездами. Однако три года назад все начало возвращаться на круги своя. Это случилось на волне протестных и антипротестных митингов в Москве, главными героями которых снова стали писатели: Дмитрий Быков, Олег Кашин, Борис Акунин, Проханов, Кургинян, Лимонов. Писатели вернулись в общественное поле.

— И сейчас в какой город не приедешь, на афишах — Дмитрий Быков, Александр Проханов, Людмила Улицкая, Дина Рубина. Если бы Виктор Пелевин приехал, он бы запросто собрал огромный стадион. Значимость писателя снова выросла. Это очень важный момент: люди хотят услышать объяснения того, что происходит в стране, не от политиков, которым речи пишут спичрайтеры, а от писателей, которые через всю жизнь пронесли какие-то взгляды и умеют их артикулировать.

Иркутяне задавали самые разные вопросы: личные и глобальные. Одна женщина поинтересовалась, какая литература оказала влияние на самого Прилепина.

В ответ он рассказал о своем отце, настоящем деревенском самородке, необычайно одаренном человеке, который самостоятельно выучился играть на гармошке и гитаре, прекрасно рисовал, резал по дереву.

— К сожалению, ни один из этих талантов мне не передался, но я с детства полюбил стихи. Я радикальный патриот левого толка, возможно, это связано с поэзией Серебряного века. В поэзии Блока и Есенина содержатся все самые главные вещи, необходимые для миропонимания человека, живущего в России. Стихи гармонизируют душевное пространство человека. Сейчас же все книжные полки уставлены не поэзией, а какими-то текстами к песням: Ларисы Долиной, группы «Любэ», Джигурды. Это чудовищно! Страна величайших поэтических традиций… она Джигурду этого.. Кошмар просто….

— А как вы относитесь к инициативе депутатов от КПРФ возбудить уголовное дело против Михаила Горбачева за развал СССР?

— Никак, — ответил писатель. — Никаких симпатий к Михаилу Сергеевичу никогда не испытывал, но все это давно во мне перекипело. Зачем судить Горбачева? Зачем откликаться на эти совершенно уже неважные вещи? Пусть живет и смотрит на последствия дел своих. Он владел огромной страной и вдруг начал совершать нелогичные поступки, сдавая стратегические позиции. Я не собираюсь выступать адвокатом СССР, но понять этого невозможно. А вообще, русские люди не должны быть мстительными. Больше стоического спокойствия по любому поводу! Я бы предпочел, чтобы депутаты КПРФ занялись чисткой в своих рядах: они уже срослись с властью и финансовыми потоками, что просто невозможно.

Был вопрос по поводу высказывания одного из критиков, назвавшего прозу Прилепина «гоповской» (от слова «гопник», означающего малообразованного, невоспитанного, невежественного молодого человека, близкого к криминалу).

Прилепин в ответ заулыбался (правильно, только дураки обижаются на критику. — Ред.).

— Ну да, я вырос на рабочей окраине, работал в ОМОНе, и некоторые мои рассказы написаны в умышленно пацанском стиле. Эту уголовную и полууголовную среду я знал очень хорошо. Ну и что? Да, гоповская, но и у Высоцкого тоже есть песни, стилизованные под блатные. У Бабеля были стилизации под блатные рассказы.

Симпатичная девушка спросила, где писатель берет энергию для творчества. Прилепин ответил, что ему некогда об этом думать, поскольку у него четверо детей.

— Некоторые думают, что надо сначала состояться, а потом уж семью заводить. Но чем меньше работаешь, тем больше распыляешься. Дети — есть дети, их кормить надо и некогда думать о том, где взять энергию. Я просыпаюсь в шесть утра, в семь везу детей в школу и садик. День строго зафиксирован в определенной последовательности событий.

Серьезный молодой человек спросил: «Есть ли выход из цивилизационного тупика, выраженного в телевизионной шоу-культуре и ведущего Россию к деградации?»

Хороший вопрос, и было видно, что он очень волнует писателя. Но свои рассуждения о деградации общества Прилепин снова однобоко свел к катастрофическим последствиям перестройки и реформ 90-х годов.

— Пространство якобы духовной свободы, в которое нас поместили, оказалось иллюзией, потому что человек опустошается той самой свободой, к которой он так стремился. Я имею в виду свободу от семейных уз, от идеологии, от патриотизма. Эта свобода выражается в популярных фразах-маркерах, например, молодые люди часто произносят: «я никому ничего не должен», «не парься», «мне по барабану». С этим, конечно, надо что-то делать, я бы предложил бить за такие слова линейкой по губам, но боюсь, не поймут. Эта иллюзия, что никто никому ничего не должен, она, конечно, удивительна в своем сатанизме. Тысячу лет на этой земле жили люди, которые эту землю вспахивали, защищали, проливали кровь и передавали потомкам. Они были нам должны, а мы пришли, и гуляй, матушка Россия, я свободный человек.

Вроде все верно, но создается впечатление, что Захар Прилепин сильно идеализирует советское общество и в упор не хочет замечать его очевидных изъянов. Мы-то жили и помним, что буквально все вокруг было пропитано ложью и лицемерием. Вряд ли в советское время Прилепин смог бы опубликовать свои романы, скорее всего, его бы вынудили уехать на Запад.

По событиям на Украине Прилепин высказался предсказуемо, он с самого начала не обольщался Майданом и поддержал присоединение Крыма к России.

— У меня отношение к этим событиям простое, и, если бы я жил на Украине и был украинцем, то у меня тоже к этому было бы простое отношение. Но я живу в России и разделяю все самые сложные вещи, связанные с российской государственностью.

В конспирологические версии, дескать, Путин давно хотел отторгнуть Крым, писатель не верит, считая, что Россия меньше всего была заинтересована в противостоянии на Украине. Но ситуация была доведена до предела, и получилось как получилось. Одни считают, что это аншлюс, другие, что это естественная реакция российского государства на волеизъявление народа, желающего быть в составе России. Разумеется, Прилепин относит себя ко вторым.

Тут автор «Саньки» с неодобрением заметил, что в современной Украине очень сильны русофобские настроения. Они отказались от преподавания русского языка в школе, проявляют демонстративное неприятие всего русского. Считают москалей главными врагами прогрессивного украинского народа.

Впрочем, антиукраинскую пропаганду на российском телевидении Прилепин тоже всерьез не воспринимает: все эти разговоры про бандерофашистов и майданонацистов, по его словам, не соответствуют действительности.

Естественно, были вопросы о творчестве коллег. Надо отдать должное, Захар говорил язвительно, но корректно. О прозе Гришковца, считающего себя наследником Чехова, Прилепин сказал, что она сделана механически, и автор немножко переигрывает в своей искренности: «Много отличных деталей, но в целом ничего не остается в памяти. Как сахарная вата».

Интересно высказался о культовой в определенных кругах книге Венедикта Ерофеева «Москва — Петушки»:

— Для меня она не является одной из важных книг. Я другие книги люблю. У меня с Веничкой нет родственников, я там никого не узнаю. Хотя это замечательная повесть, но никаких чувств во мне она не вызывает. «Человек в пейзаже» Андрея Битова мне нравится гораздо больше. Ровно на ту же тему, о том, как мужчина весь день пьянствует, философствуя и рефлексируя. Наверное, Ерофеев — это хорошо, но культ этой книги остался в стороне от меня.

На вопрос «Что могло бы стать национальной идеей России?» Прилепин ответил очень просто: «Дети».

— Мы должны вложить сверхсредства в воспитание детей, учить их словесности, языку, наукам, заниматься спортом и мы получим через 20 лет сверхдержаву, способную решить любые задачи, и это бы устроило всех: левых и правых, либералов и консерваторов.

Дмитрий Быков о Прилепине:

Здоровый человек, любящий жизнь, абсолютно не отравленный столичными понтами, человек, продолжающий лучшие традиции советского социума с установкой на культуру, образование, на любовь к жизни. Это человек, который поверил всему хорошему, что говорилось, и не успевший застать того ужасного, что делалось. Прилепин представляет поколение писателей, вернувших в русскую литературу критерии традиционные: гуманистические и демократические.

Захар Прилепин известен своими романами «Патологии», «Грех», «Санькя», «Восьмерка», «Черная обезьяна». Писателю 39 лет.  В прошлом он командир подразделения ОМОНа, участник чеченских кампаний 1996-го и 1999-го годов. Родился в 1975 году  в Рязанской деревне в семье учителя и медсестры. Окончил Нижегородский государственный университет. По книгам Прилепина снимают фильмы и ставят спектакли, буквально на днях выходит фильм режиссера Алексея Учителя по повести «Восьмерка». Прилепин занимается музыкой, создал группу «Элефанк», записал несколько альбомов, кроме того, он снимается в кино. Но самым большим своим достижением считает своих четверых детей от одной жены
Захар Прилепин известен своими романами «Патологии», «Грех», «Санькя», «Восьмерка», «Черная обезьяна». Писателю 39 лет. В прошлом он командир подразделения ОМОНа, участник чеченских кампаний 1996-го и 1999-го годов. Родился в 1975 году в Рязанской деревне в семье учителя и медсестры. Окончил Нижегородский государственный университет. По книгам Прилепина снимают фильмы и ставят спектакли, буквально на днях выходит фильм режиссера Алексея Учителя по повести «Восьмерка». Прилепин занимается музыкой, создал группу «Элефанк», записал несколько альбомов, кроме того, он снимается в кино. Но самым большим своим достижением считает своих четверых детей от одной жены
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments