Задолжали по-крупному

У иркутянки за просроченную ипотеку арестовали два дома в центре города

Два участка земли с домами оценены в 14,5 миллиона рублей и скоро будут выставлены на торги. В шок ввергает даже не сама сумма, а то, как спокойно на происходящее реагируют должники, вся семья которых вот-вот должна оказаться на улице, — на контакт с властями они не идут, приставов не пускают, любую информацию игнорируют.

Супруги Барановы (фамилия изменена. — Прим. авт.) уже немолоды: ему — за 60, ей — за 40. В феврале 2007 года они взяли в банке кредит под ипотеку — 12 млн рублей. Согласно графику погашения платежей, иркутяне должны были ежемесячно до 2027 года платить по 40 тысяч рублей. Однако уже через пару лет возникла проблема с оплатой, и сумма просроченной задолженности стала расти как снежный ком. Тогда банк обратился в Иркутский городской суд, который решил арестовать залоговое имущество должника и реализовать на торгах, чтобы вернуть деньги кредитной организации. Но исполнить это решение не получилось по простой причине — в документах была допущена ошибка в цифрах.

— Тогда залоговое имущество — один земельный участок площадью 379 кв. м, второй площадью 600 кв. м и жилой дом 30 кв. м — было оценено в 6 миллионов рублей, по 2 миллиона каждый, — поясняет судебный пристав-исполнитель Правобережного отдела судебных приставов Иркутска УФССП России по Иркутской области Екатерина Осипова. — Но в документы закралась ошибка: напротив одной из позиций значилась стоимость 200 тысяч рублей.

На судебные тяжбы и устранение ошибки ушло пять лет. За это время должники построили на участке еще один коттедж — трехэтажный, общей площадью 360 кв. м, который сейчас оценивается в 8 миллионов рублей. Правда, найти в своем бюджете 6 миллионов, чтобы отдать долг банку, так и не смогли. Поэтому осенью этого года приставы вновь занялись их случаем.

— В октябре к нам повторно поступил исполнительный лист на 6 миллионов 352 тысячи рублей, — рассказала Екатерина Осипова. — Эту сумму задолженности перед банком, а также 446,5 тысячи исполнительного сбора в доход государства (7% от общей суммы долга) мы должны взыскать с должников в ближайшее время. Кстати, кроме этого долга за женщиной числятся другие исполнительные листы — на 2 и 6 миллионов рублей, ну и неоплаченные налоги на имущество «по мелочам» — 73 и 54 тысячи.

Когда приставы выехали по адресу проблемных должников, в дом их не пустили — пришлось описывать и арестовывать имущество снаружи. На сегодня его оценили в 14 миллионов 887 тысяч рублей.

В ближайшее время недвижимость будет выставлена на торги.

Летом «Пятница» рассказывала, как приставы за долги в 3 миллиона рублей арестовали и вывезли из особняка зажиточной иркутской семьи всю мебель. В описи изъятого имущества значилось 37 позиций: спальня, несколько кожаных диванов, огромные плательные шкафы, кресло с массажером, бронзовые люстры, кухонный гарнитур, плетеная мебель из ротанга, комоды и даже пустой сейф… В доме осталась только мебель для детей. К слову, каждый месяц должник платил за съем трехэтажного коттеджа 120 тысяч рублей, что само по себе говорит о том, что деньги в семье имеются

Иллюстрации: 

Судебный пристав-исполнитель Правобережного отдела судебных приставов Иркутска УФССП России по Иркутской области Екатерина Осипова: «Проблемный должник — не тот, у кого нет денег, а тот, кто не хочет сотрудничать с органами власти, и законным путем взыскать их задолженность не представляется возможным — нет никаких официальных начислений: заработной платы, пенсии или пособия, да и счетов в банке, которые можно было бы арестовать. Фактически они могут погасить задолженность, но не делают это мирным, законным путем»
Судебный пристав-исполнитель Правобережного отдела судебных приставов Иркутска УФССП России по Иркутской области Екатерина Осипова: «Проблемный должник — не тот, у кого нет денег, а тот, кто не хочет сотрудничать с органами власти, и законным путем взыскать их задолженность не представляется возможным — нет никаких официальных начислений: заработной платы, пенсии или пособия, да и счетов в банке, которые можно было бы арестовать. Фактически они могут погасить задолженность, но не делают это мирным, законным путем»
У иркутских приставов есть отдельная категория дел о миллионщиках, которые привыкли жить на широкую ногу, а возвращать долги своим заемщикам не научились. Они неохотно идут на контакт, уведомления от суда и службы судебных приставов игнорируют, двери приставам-исполнителям не открывают. При этом понятно, что средства у них есть, а совести — нет
У иркутских приставов есть отдельная категория дел о миллионщиках, которые привыкли жить на широкую ногу, а возвращать долги своим заемщикам не научились. Они неохотно идут на контакт, уведомления от суда и службы судебных приставов игнорируют, двери приставам-исполнителям не открывают. При этом понятно, что средства у них есть, а совести — нет