Задержано руководство интерната в Черемхово

В четверг вечером, 18 августа, сотрудники Следственного комитета по Иркутской области задержали трех человек: директора и  заместителя директора черемховского психоневрологического интерната, а также начальника территориального отдела управления Роспотребнадзора Иркутской области в Черемховском и Аларском районах

По версии следователей, руководство интерната и Роспотребнадзора допустило массовое заражение детей острой кишечной инфекцией. Решается вопрос о предъявлении этим людям обвинения по статье 293 УК РФ часть 3 «Халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух или более лиц» и часть 1 «Халатность». Напомним, первый ребенок из черемховского дома-интерната был госпитализирован в местную горбольницу 10 июля. К 3 августа в больнице оказались 23 ребенка. 5 августа скончалась одна из заболевших девочек. 10 августа Роспотребнадзор сообщил, что острая кишечная инфекция обнаружена у 42 человек, из которых 11 — взрослые сотрудники интерната. 11 августа стало известно о смерти второй воспитанницы, 13 августа умерла третья девочка, и в ночь на 14 августа — четвертая. 13 августа всех детей из Черемхово (32 воспитанника) было решено перевести в Иркутскую областную клиническую инфекционную больницу. Главврач черемховской больницы уволен за систематическое нарушение служебных обязанностей.

Улица Дударского, 9а 

Репортерская группа «Пятницы» побывала в черемховском интернате накануне задержания его руководства — директора Натальи Полатовой и ее заместителя Дарьи Зиминой.

Сотрудники интерната — те, с кем довелось пообщаться журналисту «Пятницы», выглядят подавленными. Никто не может ответить на вопрос «Как случилось, что заболели дети?». Часть персонала в отпуске, часть не владеет информацией, строить догадки и высказывать версии не берется никто. Наталья Полатова, директор учреждения (на момент общения с журналистом она была отстранена от работы, но еще не задержана следователями. — Ред.) не могла сдержать слез. Ранее она возглавляла социально-реабилитационный центр для детей-сирот, который находился в этих стенах: «Двадцать лет мы работали, и никогда никаких вспышек инфекции не было. Полгода мы работали с новой категорией детей, и все было хорошо. Непонятно, откуда, почему… Мне плохо, я не могу говорить».

Раньше в этом здании действительно находился социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних Черемховского района. Он был создан по инициативе экс-депутата ЗС Татьяны Семейкиной в конце 90-х годов, когда Россию захлестнула волна детской беспризорности. Спустя двадцать лет министерство социальной защиты, опеки и попечительства Иркутской области приняло решение о создании на базе центра интерната для детей с пороками физического и психического развития. Но что стоит за этими словами, пожалуй, мало кто представляет.

Речь идет о детях, которые по большей части страдают тяжелейшими врожденными физическими и психическими патологиями и у которых полностью отсутствуют мышление и речь.

Детей собирали по всей области — из саянского и иркутского № 2 детских домов-интернатов для умственно отсталых детей и семи домов ребенка из Братска, Слюдянки, Усолья-Сибирского, Ангарска, Иркутска.

Дарья Сергеевна Зимина, заместитель директора интерната, предупреждает: «В учреждении карантин, пришлось убрать ковры, шторы, поэтому сейчас здесь не очень уютно». (Дарью Сергеевну задержали в четверг вечером одновременно с ее руководителем Натальей Полатовой. — Авт.).

Знакомимся с логопедом Любовью Владимировной Аксаментовой:

— У нас дети с системным недоразвитием речи тяжелой и средней степени, — рассказывает она. — Причем детей со средней степенью очень мало. Большинство имеют очень грубые патологии на фоне глубокой умственной отсталости плюс речевые нарушения.

Однако, несмотря на тяжелые диагнозы, со всеми воспитанниками ведется коррекционно-развивающая работа. Для каждого составляется индивидуальная программа развития и реабилитации.

— Мы должны дать шанс каждому ребенку, — говорит Любовь Владимировна. — Если у него сохранена речь, мы проводим занятия, чтобы он научился улыбаться, это самое главное средство коммуникации. Если есть возможность научить такого ребенка поднимать руку и фиксировать взгляд, то мы ее используем. И даже если ребенок с глубокой умственной отсталостью проявляет какую-то ответную реакцию, для нас это огромная радость.

Есть детки, которые могут немного передвигаться, ползать, садиться и — главное — понимать обращенную к ним речь. С ними активно работают психолог, логопед, воспитатель. Все усилия направлены на то, чтобы обучить их простым бытовым навыкам: держать кружку, пользоваться платком.

Прогресс очевиден: допустим, если при поступлении ребенок был абсолютно беспомощным — мог только лежать, то благодаря занятиям, массажу, ЛФК он научился приседать, передвигаться за руку. Но самое главное — некоторые дети благодаря упорному труду делают успехи в интеллектуальном развитии.

В 90-е годы мне довелось побывать с иностранными благотворителями в учреждении, где содержались такие же дети с тяжелейшими врожденными патологиями.

Невыносимо тягостное зрелище — огромные палаты, тяжелый запах. Несчастные дети лежали в кроватках и на полу в позе эмбриона. Страшно.

В черемховском интернате условия максимально приближены к домашним. Сами сотрудники называют детские группы «квартирами». И действительно каждая группа живет как семья, в каждой есть спальня, санузел и комната для игр.

Девочка лет семи с красивыми черными ресницами ощупывает тоненькими пальчиками пуговицы на униформе воспитателя Оксаны Борисовны.

— Это Саша, она незрячая, и мы с ней так общаемся. Она чувствует, что бояться нечего.
У Саши тяжелая история. Поступив в интернат, первое время она проявляла аутоагрессию — рвала на себе одежду, била себя по лицу, кричала. Сейчас она стала спокойнее и уравновешеннее, с удовольствием занимается, научилась чувствовать предметы, отличать фактуры, любит играть с кубиками, нанизывать шарики. И главное — она откликается, идет на контакт.

Другую девочку зовут Люда, она увлеченно разглядывает незнакомые предметы: фотоаппарат журналиста, его сумку, очки. В глазах сверкает любопытство, а это верный признак, что у ребенка есть потенциал для развития интеллекта. Люда знает наизусть стихи, отвечает на вопросы и сама их задает.

В интернате есть все, что необходимо для работы с особыми детьми: мягкие модульные системы, специальный стол с цветным песком и подсветкой, на песке можно рисовать. Столик для развития сенсорной моторики, чтобы ребенок учился держать предметы, перекладывать, удерживать, вращать. Множество всевозможных тактильных систем, кубиков, шариков, шнуровочных систем для развития мелкой моторики. Вообще много наглядного материала. Интересные панели с образцами разных фактур, чтобы дети могли их трогать ручками и чувствовать разницу.

— Здесь они занимаются с огромным желанием, — поясняет Любовь Владимировна. — Некоторые уже научились различать цвета, отличать шар от куба, пытаются строить из кубиков башни. Вы не представляете, какое счастье видеть, как ребенок, который вначале не мог даже удержать в руке кубик, теперь научился правильно собирать пирамидку!

Для детей оборудована специальная комната для релаксации — с пузырьковыми колоннами и водопадами, светодиодными светильниками и зеркальным шаром. Играет приятная нежная мелодия, зеркальный шар вращается, отбрасывая световые зайчики. Любовь Владимировна говорит, что детям очень нравится, они здесь наслаждаются музыкой и игрой света. Одна девочка всегда по окончании сеанса говорит: «Мало!»

Также есть зал для занятий лечебной физкультурой с сухим бассейном, различными устройствами для того, чтобы помочь лежачему ребенку изменить положение тела, развивать и укреплять ручки и ножки. Плюс всевозможные массажные коврики и дорожки, вибромассажеры и т. д.

Во дворе интерната построена беседка. В теплое время детей выносят на свежий воздух, чтобы они увидели живую зелень, облака, услышали пение птиц. Дарья Зимина рассказала, что некоторые дети вообще ни разу в жизни не бывали на улице и первое время закрывали глаза — настолько для них был непривычен солнечный свет.

В штате интерната более ста человек. Никто из них не снимает с себя ответственности за случившееся. Мы не знаем, что это было: преступная халатность, несоблюдение санитарно-гигиенического режима, профессиональная некомпетентность или совокупность причин. Но ясно одно — все несут за это ответственность, и в первую очередь руководство интерната, местного Роспотребнадзора и черемховской больницы. Возможно, если бы источник заражения был своевременно выявлен и нейтрализован, таких тяжких последствий, как смерть четверых детей, можно было избежать. Да, мы должны требовать тщательного расследования и наказания виновных, но мы также должны думать и о детях, которые идут на поправку. Что будет с ними? Кто их ждет? Кому они нужны?

Что говорят специалисты?

Людмила Владимировна Брегель, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой педиатрии ГИУВ, отмечает особую сложность при лечении воспитанников черемховского психоневрологического интерната:

— Это дети с врожденными тяжелейшими пороками развития нервной системы. Эти пороки и наследственные заболевания обусловили резкое недоразвитие либо отсутствие у части детей ментальных (мыслительных) функций и нарушение двигательных функций. 90% этих детей не могут самостоятельно передвигаться. Такой ребенок не может перевернуться со спины на бок, не может протянуть руку, взять игрушку. Он не может практически ничего. Их кормят через зонд или соску независимо от возраста.

Людмила Брегель опровергла распространенное некоторыми СМИ утверждение, что дети умерли от дизентерии:

— Да они переболели дизентерией, и от дизентерии их благополучно вылечили. Лечили их интенсивно, но большинство детей страдают тяжелыми поражениями нервной системы, плюс в силу перенесенных инфекционных заболеваний в течение своей жизни они получали лечение антибиотиками многократно. В результате они стали носителями так называемой условно-патогенной флоры, которая при нормальной иммунной системе не вызывает патологического инфекционного процесса. Но у пациентов такой категории она активизируется и может привести к гибели. Так вот после того, как дети были вылечены от дизентерии, на фоне антибиотиков возник так называемый дисбиоз (дисбактериоз), который привел к вторичным процессам и летальным исходам.

Главный детский специалист-невролог Иркутской области Сергей Петрович Пак рассказал «Пятнице», что многие из заболевших в интернате детей страдают эпилептическими приступами, и любая инфекция, любое стрессовое воздействие приводит к мгновенной декомпенсации невралгических нарушений:

— В результате инфекции происходят метаболические изменения, в том числе и головного мозга. Процессы торможения не работают — возбуждение продвигается по всем отделам мозга, возникает эпилептический приступ, который невозможно купировать. Происходит мгновенный отек головного мозга и смерть.

Специально приехавший в Иркутск в качестве эксперта главный врач-эпидемиолог Ставропольского края Николай Палех сообщил, что сам очаг кишечной инфекции в интернате локализован, но не ликвидирован:

— О ликвидации очага при благополучном стечении обстоятельств мы будем говорить не раньше чем через семь дней. Сейчас выполняется все, что необходимо.

По словам Елены Голенецкой, заместителя министра здравоохранения Иркутской области, в настоящее время в областной инфекционной клинической больнице находится 36 детей из черемховского дома-интерната. Часть из них не переболели, но имели контакт с инфекцией. Пятеро находятся в отделении интенсивной терапии, еще пять переведены в обычные палаты. «Сегодня (информация на среду, 17 августа. — Авт.) поступят еще шесть детей, у них нет яркой клиники инфекции, но они являются ее носителями. Оставить их в интернате невозможно, потому что необходимо прервать цепочку».

Так выглядит интернат сегодня. Вопреки слухам, распространенным в некоторых сетевых изданиях, он не похож на сарай. И снаружи и внутри очень чисто, свежий ремонт, кругом цветы
Так выглядит интернат сегодня. Вопреки слухам, распространенным в некоторых сетевых изданиях, он не похож на сарай. И снаружи и внутри очень чисто, свежий ремонт, кругом цветы
Воспитатель Оксана Борисовна занимается с незрячей Сашей. Девочка не умеет разговаривать, но вступает в тактильный контакт. Она очень привязана к воспитателю
Воспитатель Оксана Борисовна занимается с незрячей Сашей. Девочка не умеет разговаривать, но вступает в тактильный контакт. Она очень привязана к воспитателю
Логопед Любовь Аксаментова показывает комнату для развивающих занятий. Она убеждена:  с каждым, даже самым безнадежным ребенком необходимо работать
Логопед Любовь Аксаментова показывает комнату для развивающих занятий. Она убеждена: с каждым, даже самым безнадежным ребенком необходимо работать
У Люды есть хорошие шансы для социализации. Сейчас она не только раскладывает фигурки в правильном порядке, но и может отвечать на простые вопросы и даже заучивает наизусть стихи
У Люды есть хорошие шансы для социализации. Сейчас она не только раскладывает фигурки в правильном порядке, но и может отвечать на простые вопросы и даже заучивает наизусть стихи
Настя успешно справляется с задачей разложить зайчиков в соответствующие гнезда. Для ребенка с глубокой умственной отсталостью это огромный прогресс
Настя успешно справляется с задачей разложить зайчиков в соответствующие гнезда. Для ребенка с глубокой умственной отсталостью это огромный прогресс
Загрузка...