«Я вам привез Победу...»

Будучи мальчишкой, Николай Шушаков получил особое задание — сообщить работникам колхозов об окончании войны с фашистской Германией.

Тот день, 9 мая 1945 года, запомнился Николаю Гигорьевичу Шушакову на всю жизнь. На Урале, в городе Лысьве, собрался большой митинг. Ликующие толпы народа заполнили городскую площадь.

Моросил холодный дождик, но люди не замечали его: все плакали от счастья, целовались, обнимали друг друга.

«Николай, — обратился председатель райисполкома к пятнадцатилетнему мальчишке, служившему в исполкоме курьером — вот тебе правительственное задание: доставить листовки о победе по колхозам».

Надо сказать, что связь с районными селами осуществлялась только через курьера. Телефонные аппараты были всего в двух населенных пунктах. А вот в другие деревни и почту, и различные приказы властей привозил на коне подросток Коля Шушаков.

Николай поспешил на конный двор. Всего пару лет назад его привел сюда сам председатель райисполкома. Председатель привез тогда на лошадях дрова в районное село Велижево, а у повозки, на которой он приехал, отвалилось колесо.

Коля увидел, что городской человек в кожаной куртке пытается приладить его, но ничего у него не выходит, и предложил свою помощь: «Дяденька, давайте я помогу!» «А-а, ты-то вот как раз мне и нужен!» — обрадовался взмокший председатель, который долго возился с тяжелым возком.

Когда все же колесо удалось водрузить на ось, человек внимательно посмотрел на подростка: «Я вижу, ты лошадей любишь?» — «Люблю». — «Тогда поехали со мной в Лысьву, я найду тебе работу».

Так Колю привели на конный двор.

«Возьми пацана, — легонько подтолкнул его председатель исполкома к широкоплечему мужику с окладистой бородой. — Он тебе пригодится, толковый малый»!
Начальником конного двора оказался старовер Андрей Никифорович Зырянов, награжденный за храбрость Георгиевским крестом в Первую мировую войну. Он содержал конный двор в образцовом порядке. Андрей Никифорович никому не доверял ни кормить, ни поить, ни чистить лошадей — все делал сам. А вот Николая стал сразу называть Коленькой — за его доброту и уважительное отношение к себе и к лошадям.

Внимательно присмотревшись к новенькому, он постепенно ввел его в свой дом: у Зырянова было два взрослых сына, но их не взяли на фронт, потому что они слыли очень хорошими специалистами и нужнее были на чугунолитейном заводе. Они помогали отцу убирать навоз, распахивать и засевать овсом поле, выделенное конному двору. Потом и Коля стал помогать им в этом...

«Вот тебе, Коленька, новое седло, листовки уже упаковали», — вывел под уздцы Андрей Никифорович серого в яблоках коня.
Коля просто ахнул: такого седла он раньше никогда не видел! Оно было кожаное, остро пахнущее кожей, с мягкой кожаной подушкой, по бокам к нему были приторочены две большие кожаные сумки.

Коля осторожно сел в седло. Андрей Никифорович перекрестил его и сказал: «Ну, с Богом! Да смотри, не загони коня!»

И маленький курьер поскакал развозить радостную весть о победе.

Конь резво бежал по мягкой проселочной дороге. Коня звали Малко, и он был очень привязан к своему седоку. Однажды им надо было перейти через широкий ручей. Объезжать — далеко. И Коля решил рискнуть. Через ручей был перекинут подвесной мост. Коля слез с коня и, осторожно ступая, пошел по шатающемуся мосту. Малко тоже ступил на мост. Трогая копытом каждую дощечку, он пробирался по мосту вслед за хозяином. Крестьяне, жившие на том берегу, вышли посмотреть на такую диковинную картину. Глядя, как осторожно, на дрожащих ногах ступает конь, они стали смеяться.  «Ну ты, малый, даешь! — наконец сказал один из мужиков, сурово глядя на Колю. — С ума сошел! Мы-то боимся по нему ходить — мост весь из стороны в строну ходит, а ты коня повел!»

Первой на пути была деревня Олени. Шла посевная, и колхозницы вместе с председателем колхоза имени Молотова заправляли зерном четыре сеялки. Председатель Лазарь Назарович Рожков первым увидел курьера.  «Что привез?» — настороженно спросил парнишку. «Победу!» — улыбаясь, крикнул Коля.

Мальчишку сняли с коня, стали наперебой расспрашивать. Когда поняли, расплакались. Тут же решили собрать всю деревню на митинг.

Оставляли и Колю попить чаю, но он заторопился: «Мне еще два села надо объехать!»

Через 12 километров на пути показались крестьяне из деревни Валюшино. Оказалось, они перегоняли трактор в деревню Бабеныши, а он сломался. Две девушки-трактористки и бригадир сурово смотрели на конного.

Коля радостно сказал им: «Наши Гитлера победили! Победа!!»!

Когда крестьяне поняли, в чем дело, девушки расплакались, бросились обнимать его, а бригадир стал читать листовку. Попрощавшись, Коля поехал дальше. Деревня Валюшино была километрах в двадцати пяти от Оленей, поэтому к ней мальчишка подъезжал уже в сумерках.

Председатель колхоза по фамилии Масленников сначала настороженно встретил курьера: «С какими вестями, Николай?» «Победа!» — радостно выкрикнул порядком уставший Коля.

Председатель, рассмотрев листовку, стал собирать народ в колхозный клуб. Радостная весть о победе над фашистской Германией передавалась из уст в уста. Кто-то пришел с гармошкой, женщины накинули нарядные шали…

«Все, мои дорогие, закончилась война…» — не скрывая слез, обратился к людям председатель.

Все закричали «Ура!», стали петь частушки, плясать под гармошку, качать курьера, доставившего такую ценную весть.

Вечером председатель отвел уставшего Колю к себе домой. Дверь открыл старый дедушка, отец председателя. «Этот парень привез нам добрые вести: мы войну выиграли!» — сказал Масленников.

Старик заплакал и обнял мальчишку.

А председатель обратился к подростку: «Отдыхай, Коленька, празднуй победу, а я с нарочным отправлю твои листовки в Новорождественское...»

***

— …Меня увели в светлую горницу для дорогих гостей, — вспоминает Николай Григорьевич. — Я такую никогда не видел. Дом был двухэтажный, стоял на самом берегу реки. Дед показал мне свой нож, с которым ходил на охоту, ружье, весь вечер рассказывал мне, как он охотился на медведя. Он был так рад, что не знал, куда меня посадить, чем получше накормить. Утром меня напоили чаем с медом, и я отправился в обратный путь.

…Вот уже почти семьдесят лет прошло с того майского дня. А помнится все так, как будто это было вчера. Поздравить Николая Григорьевича Шушакова пришли шестиклассники 39-й иркутской школы. Они по возрасту почти такие же, каким был Коля Шушаков в 1945 году. Дети пили чай с конфетами и слушали. А Николай Григорьевич вспоминал дорогие его сердцу дни. Наверное, такой и должна быть дружба двух поколений. И георгиевские ленточки никогда не будут втоптаны в грязь. Ведь память — это самое дорогое, что у нас есть.

baikalpress_id:  93 999
Загрузка...