Я не согласен с экспертом ЖКХ

От редакции

Как только появляется хоть какое-то нововведение в болезненной для нас теме оплаты жилищно-коммунальных услуг, мы стараемся разобраться в происходящем и тщательно объяснить читателям, что, собственно, происходит. Для этого привлекаем экспертов, разбирающихся в вопросе. Жаль, что профессиональное мнение на страницах еженедельника каждый воспринимает по-своему.

Как только в свежей «Пятнице» вижу эксперта по экономическим вопросам ЖКХ О.Устьянцева, сразу портится настроение. Его руководители выпускают для того, чтобы успокоить начинающую закипать толпу по причине очередного и безосновательного повышения квартплаты (рост тарифов, «повышение качества услуг», на долгожданный капремонт, оплата и т. п.). Его интервью «Пятнице», в статье «Что происходит в ЖКХ», он, как обычно, начинает с «выхода из-за печки». Объясняет известные вещи и вдруг: «Проценты за сбор средств... включались в квартплату автоматически, работники банков просто не предупреждали плательщиков о том, что они вносят процент за перевод денег». Но, во-первых, не процент, а проценты, а во-вторых, как это автоматически? Не поставив плательщика в известность? Не включены ли автоматически в нашу квартплату суммы ваших премий? Дескать, законодатели решили изменить схему расчетов. В каком нормативном акте это отражено? Допускаю, что законодатели, проживающие в подавляющем большинстве в коттеджах, тех самых ТСЖ, где тоже надо платить за тепло и воду и где с этими вопросами надо разбираться досконально, решили снять с себя часть расходов на содержание жилья и рассеять по безголосым и бесправным квартироплательщикам. Теперь банки, чтобы избежать перерасчетов с управляющими компаниями, решили обозначить свою маржу и стали отдельно взимать плату за перевод наших платежей. Я сравнил платежки за ноябрь и декабрь 2013 года и понял, что это грязный блеф. Они различаются лишь на сумму банковского процента. Нас опять «обули», и если мы будем мертвецки пассивны, то ЖКХ нас вообще разденет. В заключение о вывозе и хранении твердых бытовых отходов. Точнее сказать, захоронении, поскольку наши отходы на городском так называемом полигоне реанимировать во вторичные материальные ресурсы не будет никто и никогда. А раз захоронили, то и плата должна быть ниже, т. к. никаких специальных условий для хранения не создается, кроме воздействий на ландшафт, как это бывает при захоронении безопасных и малоопасных отходов. Речь следует вести еще и о том, что многие предприниматели и юридические лица, а это, сами понимаете, в нашем непролетарском городе в основном торговые точки, пополняют наши мусорные баки своим неоплаченным вторсырьем. С ними надо разбираться. В Иркутске пять лет назад было шестьдесят тысяч зарегистрированных торговых работников. Куда же они девают отходы своего «производства»?

Олег Степанов

Метки:
baikalpress_id:  79 469