«Я думал, меня убьют»

Избит известный в Братске журналист Денис Кучменко

На прошлой неделе в одном из жилых домов Братска на известного журналиста, главу медиахолдинга «Город» Дениса Кучменко было совершено нападение: 36-летнего мужчину избили, раздробили ему локоть правой руки. Сейчас журналист находится в отделении травматологии. Корреспондент «СМ Номер один» встретился с Денисом, выяснил подробности нападения, рассмотрел возможные причины произошедшего и узнал о планах журналиста на будущее.

Почувствовал неладное

Утро среды 25 мая не предвещало ничего особенного. Денис Кучменко вышел из своей скромной квартиры на ул. Муханова, чтобы отправиться на любимую работу, которой он в буквальном смысле живет — без выходных и отпусков.

— Я сразу почувствовал что-то неладное. Внизу в электрощите копались двое мужчин в спецодежде — огромным гаечным ключом что-то там пытались делать… Это показалось мне странным. Но рядом проходила соседка — старенькая бабушка. Это как-то меня успокоило. Я не думал, что они при ней на что-то решатся, — рассказывает Денис.

Решились. Мужчины, высокие и крепкого телосложения, были в медицинских масках. Они попытались повалить Дениса на бетонный пол. Тот оказывал сопротивление, но тут последовал сильный разряд тока…

— У них был электрошокер. Я сразу обмяк, сопротивление было совершенно невозможно, — вспоминает журналист.

Следом нападавшие попытались бить руками и ногами лежачего, однако это оказалось не так-то и просто — двум бугаям негде было развернуться на узкой лестничной клетке. Тогда один из них навалился на Дениса, второй ударил в височно-лобную долю, затем достал электрошокер и замахнулся над его головой.

— В этот момент я подумал, что меня убьют. Просто размозжат голову, и все. Я едва успел прикрыться локтем. Удар пришелся на него. Боль почувствовал адскую. Представьте, каково вам бывает, когда ударяете локоть. Только это в 10 раз больнее, ведь в итоге перелом оказался открытым.

Год реабилитации

Самое печальное в этой истории — это то, что соседи не оказали никакой помощи Денису, который истошно кричал и звал на помощь. Они выглядывали из квартир, видели происходившее — и тут же закрывали двери.

В итоге, когда нападавшие скрылись, на помощь пришел водитель Дениса — Игорь. Он вызвал скорую помощь и полицию.

— В больнице мне сразу поставили обезболивающее, прооперировали: вставили штифты в руку и наложили сетку, чтобы суставы локтя срастались. Врач сказал, что меня ждет длительная реабилитация, не меньше полугода-года, — говорит Денис Кучменко.

Он часто курит, пытается шутить и не показывает страха. Но чувствуется, что наряду с физическим дискомфортом он сильно пострадал психологически. Парня, вероятно, здорово напугали, притом что совершенно неясно, кто мог такое сделать и с какой целью.

— Я живу очень скромной жизнью: дом — работа — дом. Недавно женился. Ребенку 4 месяца. Вся моя жизнь вращается вокруг жены и сына. Супруга, как и родители, в шоке от произошедшего. И больше всего я переживаю сейчас за семью. Они страшно напуганы. Жена спрашивает, как мы будем жить дальше в этом городе. А я не знаю, что сказать.

Журналистика без цензуры

Он не склонен делать громких заявлений и кого-то тут же обвинять, но исключает личные мотивы избивавших и склоняется к тому, что нападение связано напрямую с его профессиональной деятельностью.

Здесь стоит немного рассказать о работе Дениса Кучменко и его сайта «Город», а также газеты «Горожанин». Эти медиаресурсы появились в Братске примерно 5 лет назад на волне событий, связанных со скандалом о взятке, данной местным бизнесменом и политиком Александром Гаськовым бывшему, осужденному ныне мэру города Александру Серову. Гаськов недавно заявил на собственной пресс-конференции, что является основным инвестором «Города». Поэтому неудивительно, что в СМИ периодически появляются материалы, так или иначе направленные на защиту его интересов. Так случилось, что последний год сайт и газета ведут непримиримую борьбу с городской администрацией, которая в свою очередь, по версии главы города, пытается урезонить разыгравшиеся бизнес-аппетиты Александра Гаськова.

Объективности ради скажу, что некоторые оппозиционные материалы «Города» балансируют буквально на грани фола — с переходом на личности и транслированием лишь одной, как правило авторской, точки зрения. Журналисты портала могут обсудить физическую форму мэра или его усы, автомобиль председателя думы или стихотворчество сотрудника городской администрации.

— Я скажу так: нам никто не диктует, как и что писать. Мы чувствуем в этом плане свободу. Мы по-настоящему не зависящее от власти СМИ. В основе всех жестких публикаций лежат проверенные факты, документы. Когда мы видим, что в городе происходят злоупотребления, мы об этом пишем. Мы так понимаем свою журналистскую задачу. В Братске действительно много проблем, которые могла бы решать власть, и мы на это указываем.

Однако было бы несправедливо заявлять, что «Город» занимается только подобной, больше похожей на блог журналистикой. Медиахолдинг обращал свое внимание и на обычные «бытовые» темы — например, на организацию полулегального морга на территории одной из городских больниц; указывал на проблемы детской городской больницы, после чего главврача уволили... За сравнительно небольшую историю компании она четырежды побывала в суде в качестве ответчика, и все процессы выиграла.

Как бы там ни было, сам Денис отвергает различные предположения о том, что избиение заказала местная власть, которой попросту неудобен оппозиционный журналист. Кстати, в городе он такой не один. Есть еще известный блогер Андрей Антоненков, который вообще в выражениях в адрес власти не стесняется. Но его не тронули. Одним словом, мотивов у различных сторон для подобного преступления может быть предостаточно, и с ходу обвинить кого-то одного было бы верхом непрофессионализма.

— У меня есть подозрения насчет того, кто это мог сделать. Но без доказательств я даже предполагать ничего не буду. Однако больше всего сейчас хочу, чтобы этих людей все-таки нашли и наказали, — говорит Денис.

Дошло до губернатора и ОБСЕ

Об этом же желании заявили многие представители власти, общественности и правозащитных организаций, в том числе губернатор Иркутской области, члены Общественной палаты Приангарья, регионального союза журналистов и даже ОБСЕ. Возбуждено уголовное дело. Абсолютно все, в том числе и коллеги Дениса, высказавшиеся публично о произошедшем в социальных сетях, отмечали: какими бы ни были публикации в СМИ, рукоприкладство — недопустимая мера в борьбе с неугодными журналистами.

Разумеется, я не мог не спросить Дениса о его планах на будущее — с оговоркой, что его избивают уже не в первый раз. В 2013 году журналист также получил серьезные увечья, но виновных так и не нашли. Ведь как бы ужасно это ни звучало, в следующий раз могут действительно убить.

— Я понимаю, что по большому счету нужно уезжать из города. Но мне некуда ехать. Я люблю свой город, свою компанию, и все, чего я хочу, — это развивать ее дальше. У нас очень много планов и идей, не связанных с политикой. Хочу сейчас сосредоточиться на этом. Просто так все не бросишь. У меня семья, которую я содержу, плачу ипотеку. Бизнес не приносит мне баснословных доходов, но он нас кормит. В холдинге работают 20 человек. Я не могу выгнать их на улицу, — говорит журналист.

Иллюстрации: 

Братский журналист Денис Кучменко до и после нападения. В больнице его прооперировали: вставили штифты в руку и наложили сетку, чтобы суставы локтя срастались.
Братский журналист Денис Кучменко до и после нападения. В больнице его прооперировали: вставили штифты в руку и наложили сетку, чтобы суставы локтя срастались.
Загрузка...