Высвобожденные работники БЦБК требуют работы

Инициативная группа написала уже второе письмо президенту. Люди терпеливо ждут ответа.

Вокруг Байкальска кипит жизнь. Вокруг, но только не в самом Байкальске. Жители города говорят, что после закрытия комбината «все упало».

Среди громадья планов, о которых громко трубят на всю Россию, к сожалению, плохо слышен голос тех, ради которых это громадье затевается. Бывшие работники БЦБК считают, что никому нет до них дела, вся деятельность властей сводится к обсуждению проблемы и развертыванию серьезных проектов, которые в ближайшее время не воплотятся. А как и на что жить людям сейчас? В Байкальске высвобожденными работниками была создана инициативная группа, которая пытается достучаться до президента. А если эти люди будут проигнорированы, то они вполне готовы объявить голодовку.

— Молчать уже больше нельзя. У нас нет сил…

Инициативная группа бывших работников БЦБК встретилась с нами в самом оживленном месте Байкальска, на площади перед торговым центром. Очень скоро к инициативной группе присоединились уволенные и уволившиеся, а также пенсионеры — жизнь всего моногорода была накрепко связана с комбинатом. В один голос горожане рассказывают, что в городе все упало, город в убитом состоянии, даже торговля простыми товарами сбавила обороты.

— Раньше было так: продавцы спрашивали нас, когда аванс или зарплата на комбинате. Все знали, что у людей будут деньги, они придут и будут покупать. Сейчас — нет, — рассказывает одна из местных жительниц.

Хозяева магазинов, павильонов и торговых точек больше не нанимают продавцов, многие торгуют сами. Прибыль заметно снизилась после того, как БЦБК был закрыт.

В городе нет работы, уверяют байкальчане. Бывшие работницы показывают бумагу, которая доказывает, что самостоятельный поиск работы ни к чему не привел.

— ООО «Байкальские макароны», «Байкал-Инком», ООО «Балтбир», ИП Бабученко, «Мегафон Ритейл», ЗАО «Иркутскнефтепродукт» — мы все их обошли, и нам везде ответили, что вакансий нет, — говорит Людмила Кондратенко, одна из лидеров инициативной группы, и показывает другую бумагу — из Министерства экономического развития Иркутской области, где сказано, что в 2010—2013 годах был реализован ряд проектов, которые дали городу 969 постоянных рабочих мест. В списке проектов — те же «Байкальские макароны» и завод по розливу воды — «Байкал-Инком».

— На предприятии «Байкал-Инком» сказали, что вторую линию установили автоматическую, там люди не нужны. В «Байкальских макаронах» ответили, что мы зря пришли, так как неизвестно, что будет с теплом в городе. ТЭЦ БЦБК выставили на продажу, и ее судьба пока неясна. Но очевидно: горячей воды летом в городе не будет. А если не будет отопления, не будет пара, то не на чем будет макароны сушить. И на фабрике, вероятно, сократят персонал. Во всяком случае, новый набирать точно не будут. Ну, и где наша работа?..

А вот поучительный случай, который как иллюстрацию городских дел и отношения к «высвобожденным работникам» приводят члены инициативной группы. Нанятая муниципальным предприятием бригада строителей БЦБК — сокращенных, понятное дело, строителей — возводила дома. С января людям не платили зарплату, и они попробовали возмутиться — начали бастовать.

В итоге их уволили и набрали гастарбайтеров.

Бригада встала на учет в центр занятости.

Центр занятости — с недавних пор место вынужденного паломничества байкальчан. Притом что, как говорят те, кто совершает эти «паломничества», в центре занятости никому из них ничего дельного не предложили. Есть вакансии врачей, учителей, но это не по профилю. Людям предлагают переучиваться на другую специальность, правда, как выясняется, без дальнейшего трудоустройства.

Вот как звучат обычные по теперешним временам жалобы: «Мне сорок шесть лет будет. Предложили переобучиться на менеджера — без последующего трудо­устройства. Скажите мне, кому нужен будет возрастной менеджер без опыта работы? Без стажа никого не возьмут», «Я пришла на биржу. Мне порекомендовали пойти на общественные работы продавцом. Это значит, что служба занятости будет платить мне чуть больше пяти тысяч и работодатель — шесть тысяч. Но это временная подработка, на срок не больше трех месяцев. А что делать дальше?».

Мужчинам предлагают переобучиться на водителей тяжелой техники и отправиться на вахту. Но вахта — это тяжело и накладно.

Женщины говорят, что первые байкальчане уже вернулись с вахты — по семь тысяч рублей за два месяца заработали…

Вариант переезда в другой город бывшие работники не рассматривают. Они говорят: «Почему мы, люди в возрасте, отдавшие полжизни этому городу, должны бросать квартиры и ехать неизвестно куда без предоставления жилья, на койко-место?»

9 июня будет последнее сокращение — на ТЭЦ. Еще 480 человек будут поставлены на биржу труда. А в сентябре центр занятости начнет снимать с учета первую партию работников БЦБК — по истечении полугода. Лишиться пособия для многих означает только одно: полная нищета. Особенно учитывая то, что на сегодня в Байкальске 37 семей, где оба родителя попали под сокращение…

На альтернативные способы заработка, о которых много говорят, в Байкальске смотрят с большим недоверием.

— Пристали к нам с этим туризмом! У нас только «Гора Соболиная» работает — и сезон закончен. Теперь и те, кто там работал, на несколько месяцев встанут на биржу как безработные. Но и зарплаты-то там не сравнить с комбинатскими — 5—6 тысяч люди получают. Зарплаты еще понизили, когда закрыли БЦБК. Альтернативы ведь у людей нет, и работодатель это знает. Дикоросы? Да какие дикоросы?! С одной стороны — Байкал, с другой — горы! Клубника? Один месяц, да и то только для тех, у кого дачи. Да и тут сложная ситуация…

Оказывается, в Байкальске появился новый вид преступного промысла.

Преступники заходят на дачные участки и даже при хозяевах, ничуть их не стесняясь, собирают чужой урожай, а то и обчистят дачный дом. Если хозяева возмущаются, то угрожают. Дачники говорят, что дачные поселки поделены на участки между любителями ворованной клубники.

Пока мы беседовали, кто-то позвонил в полицию и сообщил, что на площади митинг. Однако признаков митинга не обнаружилось, поэтому полиция удалилась. Но этот — чей-то — звонок в полицию засвидетельствовал, что страсти в Байкальске накалились очень сильно. Их накалили в этом году еще и два суицида: покончил с собой 47-летний уволенный с комбината работник, который не смог выплачивать кредит, взятый на обучение детей, а также пенсионер, которого уволили.

— Ветеран труда, награды имеет, а его вышвырнули как ненужную тряпку. У него была депрессия, он звонил в профсоюз. Там его пытались успокоить, но бесполезно. Мы уже знакомы с суицидами — в 2009 году после первого закрытия комбината у нас уже был всплеск, — рассказывает бывшая работница сушильного цеха, Татьяна.

Инициативная группа, решившая бороться за свои права на жизнь и работу в родном городе, написала открытое письмо президенту. Но вместо ответа президента получила ответ от региональных властей — о том, что запущены проекты, что территория будет развиваться как особая экономическая зона, что откроется индустриальный парк. Но это не удовлетворило жителей — им нужна работа, а не проекты, ряд из которых может оказаться прожектами.

— Мы дважды написали Путину, собрали 365 подписей. Написали о том, что все плохо, что государство обязано нести ответственность за людей, которых лишило работы, закрыв комбинат. Написали о том, что областные власти рассматривают вопрос о развитии территории. Но реализация проектов произойдет в 2016—2018 годах. Но никто не говорит, что нам делать сейчас. Мы написали, что Байкальск находится на грани социального взрыва и ситуация будет зависеть от прямого ответа президента на наше обращение. Люди уже сегодня готовы пойти на крайние меры: перекрытия дорог, объявить массовую голодовку, прекратить платить кредиты и оплачивать ЖКХ. Мэр узнал о том, что мы отправили письма, и посчитал, что мы на него клевещем. И на него, и на губернатора. Но мы только стараемся привлечь внимание к тому, что работа нам нужна сейчас, немедленно. И можно было позаботиться об этом раньше, ведь не вчера же заговорили о закрытии комбината. А у нас то Олимпиада, то теперь Крым. И всем не до нас. Может, нам тоже провести референдум и попроситься в состав России?

Инициативная группа, а вместе с ней и прочие «высвобожденные», отправившие второе письмо в Москву через одного из депутатов, находятся в ожидании.

Если через обещанный срок они не получат ответа, то готовы будут пойти на крайние меры — например, на голодовку.

Иллюстрации: 

Татьяна, бывшая работница сушильного цеха, очень надеется, что с 1 ноября, когда ее снимут с учета по безработице, ей не придется идти с протянутой рукой.
Татьяна, бывшая работница сушильного цеха, очень надеется, что с 1 ноября, когда ее снимут с учета по безработице, ей не придется идти с протянутой рукой.
Бумаги с печатями красноречиво свидетельствуют: работу в Байкальске найти трудно. Или вообще невозможно.
Бумаги с печатями красноречиво свидетельствуют: работу в Байкальске найти трудно. Или вообще невозможно.
Сергей, 47-летний байкальчанин,  был возмущен предложением  властей уехать из родного города.
Сергей, 47-летний байкальчанин, был возмущен предложением властей уехать из родного города.
baikalpress_id:  93 152