Выселение или новый кредит?

«Пятница» продолжает следить за историей иркутянки, взявшей несколько лет назад валютную ипотеку

«Пятница» уже писала о перипетиях иркутянки Татьяны Нефедьевой в июне и августе прошлого года. Хочется надеяться, что в следующей публикации мы расскажем о благополучном разрешении ситуации. «Пятница» будет и дальше следить за развитием событий

В 2007 году Татьяне Нефедьевой банк предложил ипотеку в швейцарских франках. В декабре 2014 года иркутянка прекратила платежи — скачки в стоимости валюты сделали взносы по кредиту неподъемными для многодетной матери-одиночки, находящейся в декретном отпуске. В прошлом году состоялся суд, постановивший передать банку ее двухкомнатную квартиру в Ново-Ленино. В ближайшее время пройдут торги по продаже жилплощади, но семья пока не покидает дом. На прошлой неделе Банк Москвы сделал предложение должнице, которого она очень ждала. Подробности — сегодня в «Пятнице».

За этой историей мы следим уже давно, и постоянные читатели «Пятницы» знают, что взять валютную ипотеку Татьяне Нефедьевой пришлось по нескольким причинам. После развода в 2001 году иркутянка с дочкой (тогда у нее был только один ребенок) вернулась к родителям в трехкомнатную малогабаритку. Кроме матери и отца там уже жили младшая сестра и средняя с мужем и ребенком — 8 человек на 60 квадратных метрах. Естественно, Татьяна мечтала об отдельном жилье, узнавала про ипотечные варианты, но во всех банках получала отказ — поручителей нет, первоначального взноса тоже. В итоге Банк Москвы предложил выход — взять ипотеку в валюте.

Татьяна оценила рост курса швейцарского франка — 15% за 7 лет, прикинула все за и против и согласилась взять эквивалент стоимости двухкомнатной квартиры за 2 300 000 рублей в швейцарских франках под 7,9% годовых на 22 года. И жизнь сразу обрела новый цвет — отдельное жилье на улице Ярославского, своя комната у дочери, ремонт, покупка мебели и полное счастье. Каждый месяц 9-го числа Татьяна вносила очередной платеж — почти 900 швейцарских франков. Первое время в рублях это было около 18 тысяч, но сумма постоянно росла и уже через 2 года составила 30 тысяч. Заемщица вносила плату аккуратно, без задержек. 

В 2013 году в жизни Татьяны произошли перемены — она встретила мужчину и родила девочек-погодок, однако вскоре ей пришлось растить детей одной. А кредит никто не отменял.

Даже несколько подработок не спасали положение молодой матери — платежи выросли до 55 тысяч рублей в месяц, а в январе 2015-го скачок курса валют привел к тому, что внести нужно было уже 70 тысяч. Тогда Татьяна и прекратила платежи — заработать нужную сумму, сидя в декрете, оказалось нереальным. А ведь еще обязательное ежегодное страхование и жизни, и квартиры, плюс коммунальные платежи и житейские расходы. 

— Я мела дворы, работала ночами через Интернет, продала все золото, кроме последних сережек, — рассказывает Татьяна Нефедьева. — Но 55 и 70 тысяч для меня были уже неподъемной суммой, и уже через пару месяцев просрочки банк обратился в суд. 12 августа 2015 года было вынесено решение об отчуждении квартиры банку в пользу погашения кредита. Недостающую сумму никто не списывал, конечно, она по-прежнему будет числиться на мне долгом.

За 7 лет честных платежей Татьяна вернула банку 2 380 000 рублей. Долг составил 99 000 швейцарских франков. В переводе на рубли по сегодняшнему курсу это около 8 миллионов. 

Все время, пока шли судебные разбирательства, женщина обращалась в Банк Москвы — просила найти компромисс, но те варианты, на которые готов был пойти банк, оказывались непосильными для матери-одиночки. Одно из последних предложений — разделить остаток долга на 13—14 лет, но зафиксировать курс. Это значит, что ежемесячный платеж составил бы 48—52 тысячи рублей. 

— Еще предлагали такую схему: написать отказ от квартиры с правом жить в ней 2—3 года, оплачивать аренду и коммунальные платежи, а потом получить право выкупа этой квартиры за наличные или снова в ипотеку, — продолжает Татьяна. — Конечно, я отказалась. Кто про договоры со мной вспомнит через годы?

Поводы для сомнения у Татьяны появились не случайно — Банк Москвы реорганизуется. К маю 2016 года он будет полностью присоединен к ВТБ. Иркутский филиал уже закрыт — переговоры с иркутянкой ведут москвичи.

На прошлой неделе иркутянка получила предложение, которое изначально было наиболее реальным для нее: «Мне предложили оформить новый кредитный договор на квартиру, в которой мы живем. В рублях на 13 лет под 11% годовых. Рыночная стоимость ее примерно 2 300 000, как и в 2007 году. Это значит, что ежемесячный платеж составит 28 000 рублей. Это единственный из предложенных вариантов, который я могу поддержать. Старый кредитный договор предполагается аннулировать».

Сейчас Татьяна ждет ответа — одобрят ли ей займ? Ведь она по-прежнему декретница без официального дохода: «Там, где я зарабатываю на жизнь, мне выдали справку о вознаграждении. Ее я и предоставила банку. С учетом того, что банкиры знают мою ситуацию, надеюсь, она будет принята, кредит одобрят, и эта история с выселением завершится». 

Стоит отметить, что Банк Москвы сделал такое же предложение как минимум 200 валютным заемщикам — Татьяна состоит с ними в одной группе в соцсетях. 

— Банкиры сказали, что нужно успеть все оформить до 1 апреля, видимо, чтобы к вступлению в ВТБ все было решено с такими, как я. Во время заключения нового договора, как объяснили представители банка, мне будет выдана справка о списании валютного долга, — говорит Татьяна. — Посмотрим, как все сложится в реальности.

  • Бывает и так

На днях братчанка лишилась квартиры из-за долга по ипотеке в миллион рублей. Клиентка банка перестала вносить платежи, и после судебного заседания ее выселили, а квартиру передали банку в счет погашения долга. Исполнительное производство исполнено.

Метки: Жизнь, Иркутск