Выгнал слепую сестру на улицу

Если бы не помощь добрых людей, девушка могла бы погибнуть

«Прошу оказать помощь — пристроить бездомную девушку-инвалида. На помойке живет Люба. Ей 28 лет, она полупарализованная, слепая, говорить не может. Жила вместе с братом, но после того, как девушка заболела, он выгнал ее из дома. Ее кормят неравнодушные соседи, так как сама она не может есть. Нигде ее не возьмут без документов, даже скорая помощь отказалась ее взять! Если кто-то может чем-то помочь — пожалуйста, помогите, человек просто может очень скоро умереть!» — такой крик души появился в специализированной группе в соцсетях. Мы связались с человеком, который проникся судьбой несчастной, и выяснили, что некоторая помощь Любе уже оказана.

Сейчас Любе помогают неравнодушные иркутянки — Анастасия Шаповалова и Елена Пермякова. Люба практически не разговаривает, небольшие подробности ее жизни Анастасии и Елене удалось узнать из наводящих вопросов.

Родители Любы умерли, когда девочке было 12 лет. Жизнь в квартире с братом была невыносима, он бил сестру, и она сбежала из дома. Жизнь девочки-подростка у чужих неблагополучных людей радостной назвать нельзя — мужчины, ранняя беременность (ребенка Люба отдала в детский дом), условный срок за кражу. Кроме как к брату, идти ей было некуда, но и там она оказалась не нужна.

Брат утверждал, что пытался ей помочь, но так это или нет, сейчас проверить сложно. Судя по всему, Люба жила на улице не один год и заработала за это время целый букет заболеваний — ВИЧ, менингит, двустороннюю пневмонию. Она отморозила руку, ей ампутировали палец. Из-за болезней девушка ослепла.

— В сентябре этого года я встретила Любу на мусорке. Она сидела на голой земле полуодетая, ночевала вот в этом сарае, — Анастасия показывает на полуподвальное сооружение с деревянной дверью. Внутри батареи и куча тряпок. — Я ее с земли подняла и повела к себе домой, отмыла, одела. На следующий день она сбежала — скорее всего, испугалась. Вернулась на мусорку. Видимо, ее часто обижали.

Анастасия начала ухаживать за Любой как за ребенком, переодевала, кормила с ложечки. Больная бездомная девушка, у которой действовала, и то плохо, одна рука, не могла сходить по нужде не испачкавшись и есть сама тоже практически не могла.

Анастасия купила мази, антибиотики и стала лечить Любу. Обратилась в социальную защиту — оттуда приехала специалист. Сфотографировала бездомную, место ее обитания, сказала, что поставила Любу на очередь в Ангарский центр социальной адаптации, там ей помогут восстановить паспорт и направят в дом инвалидов.

Людей, которые ухаживали за Любой, поражает, как ее брат каждый день прогуливался мимо нее с собакой, но его сердце ни разу не дрогнуло. Он живет с женой и двумя детьми. Супруга брата наговорила про Любу много нелестного — про ее далеко не праведный образ жизни, про то, что по ней тюрьма плачет. Елена и Анастасия этим словам не поверили.

— К ней приходил ее бывший парень, который недавно освободился из тюрьмы. Он Любу не узнал, говорил, что несколько лет назад она была совсем другая — очень красивая, — рассказывает Анастасия. — Потом этот парень в компании друзей приходил, принес Любе торт, говорил, что у нее день рождения. Она этот тортик немножко поклевала, потом он исчез. Видимо, бомжи съели.  

Очередь в центр адаптации все не подходила, и, когда грянули морозы, Елена и Анастасия поняли, что, если Люба еще задержится на улице, она умрет от переохлаждения.

— В тот день на улице было минус 17, — говорит Елена. — Люба обычно бодренькая меня встречала, а тут вышла ни живая ни мертвая, дрожит как осиновый лист, плачет  и приговаривает: «Холодно, холодно». Я  написала и с помощью внучки разослала по социальным сетям письмо о том, в каком положении находится Люба. Много добрых людей откликнулось с советами. С нами связался Константин Никонович, юрист из приемной регионального отделения «Единой России». В итоге удалось определить Любу в инфекционную больницу.

— Большинство общественных организаций занимаются людьми, которых можно вернуть в нормальную жизнь, — говорит Анастасия. — Любу уже не восстановить, она умирает. Если она исцелится — это будет чудо. Ей только в хоспис или в дом инвалидов. У Константина был разговор по поводу Любы  с заместителем министра соцразвития, опеки и попечительства Иркутской области, который пообещал, что девушку возьмут в центр социальной адаптации для граждан без определенного места жительства. Там ей помогут восстановить паспорт,  ну а дальше нужно будет решать, где она будет жить.

Редакция нашей газеты будет следить за продолжением этой истории.

В этой бетонной коробке всю осень и прожила Люба. Внутри коробки есть батареи, но в промозглые ночи они дают недостаточно тепла.
В этой бетонной коробке всю осень и прожила Люба. Внутри коробки есть батареи, но в промозглые ночи они дают недостаточно тепла.
Анастасия Шаповалова и Елена Пермякова не могли равнодушно смотреть, как на их глазах погибает девушка. Обращались к ее родным и в разные инстанции, но спасать Любу никто не торопился.
Анастасия Шаповалова и Елена Пермякова не могли равнодушно смотреть, как на их глазах погибает девушка. Обращались к ее родным и в разные инстанции, но спасать Любу никто не торопился.
Загрузка...