Все тайное становится явным

Тех, кто получает субсидии от государства незаконно, ждет уголовная ответственность

В декабре в нашем еженедельнике вышла статья «Пройти без очереди». Речь в ней шла о государственной программе «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014—2017 годы и на период до 2020 года». Согласно условиям этой федеральной программы, люди могут получить 70% средств на строительство дома. Работники социальной сферы Осинского района пожаловались, что, хотя они и имеют право на получение субсидий, очередь до них не доходит. Списки фамилий очередников, которым будет выделены деньги, все время меняются, и медиков ежегодно передвигают на следующий год. Почему так происходит? На этот вопрос отвечает начальник отдела развития сельских территорий министерства сельского хозяйства Иркутской области Олеся Хомкалова.

— Олеся Александровна, расскажите, кто определяет очередность выплат.

— Программа «Социальное развитие села» работала с 2006-го по 2013 год. Со временем изменилось законодательство, к программе стали предъявляться другие требования. Ряд условий был изменен. С 2014 года действует программа «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014—2017 годы и на период до 2020 года». Основное отличие от предыдущей программы состоит в том, что если раньше вопрос, кто и в какой очередности получит средства, решали специалисты в районе, то теперь субсидии распределяет Минсельхоз России. Правила и очередность предоставления денег строго определены Федерацией.

В программе закреплено, что в первую очередь деньги получают работники агропромышленного комплекса, за ними следуют те, кто трудится в социальной сфере, и только потом идет категория «иные». Это пожарные, полицейские, продавцы — в общем все те, кто проживает в сельской местности.

— А что входит в полномочия минсельхоза области?

— С 2014 года на реализацию программы из областного бюджета предусмотрено около100 млн рублей ежегодно. Примерно столько же выделяется из федерального бюджета. Это немалая сумма. Но в наши полномочия не входит решать, кто получит эти деньги. Мы только проверяем документы, которые приходят из районов. Кроме того, за минсельхозом области закреплена обязанность утверждать стоимость квадратного метра. В прошлом году один квадратный метр строящегося жилья стоил 20 тысяч 400 рублей, в этом году, с учетом инфляции, цена поднялась до 20 тысяч 700 рублей. Мы рассчитываем, сколько квадратов может получить семья. 33 квадрата на одного, 42 — на двоих,  далее по 18 на каждого члена семьи.

Что касается распределения финансовых средств, то у нас по указу президента из этих 200 млн 70% должно доставаться молодежи. Поэтому по категории «молодые работники агропромышленного комплекса» людей проходит в два раза больше. На них предусмотрено в два раза больше средств, плюс у молодых еще нет таких больших семей, а значит, им положено меньше метров и очередь по их категории движется быстрее.

— Вы сказали, что списки формирует район. Каким критериям должен соответствовать человек, чтобы попасть в эти списки?

— Человек должен постоянно жить в сельской местности, иметь там постоянное место работы, быть признанным нуждающимся в жилье и иметь 30% средств на строительство. Все эти условия должны быть подтверждены документально.

Граждане круглый год сдают документы в своем районе. На местах этим занимаются соответствующие специалисты: где-то это отделы сельского хозяйства, где-то эту функцию выполняют работники отдела архитектуры и строительства. В районах все документы складывают по дате их подачи в той очередности, про которую я уже рассказывала. 1 сентября нам привозят пачку документов. Мы их проверяем и делим по сферам занятости. Если в деле нет замечаний, то оно принимается. Мы заносим данные в компьютер и формируем список. Когда он выстроен по дате подачи заявления, мы поднимаем вверх многодетные семьи. Проблема в том, что Федерация обязывает нас формировать списки на три года. А учитывая лимит средств, до категории «иные» просто не доходит очередь, мало людей попадает и из социальной сферы. Кроме того, списки для запроса субсидии в Минсельхоз РФ формируются на большую сумму, а когда весной сумма уменьшается, многие люди видят, что их опять передвинули на следующий год.

— Много ли документов приходит с ошибками?

— Министерство сельского хозяйства области не имеет права поправить в документах даже запятую. Это исключает коррупцию. Был, например, случай, когда человеку 4 рубля не хватило до того, чтобы было 30% своих средств на строительство. Расчет сделан неверно. Но мы не имеем права эти 4 рубля ему приписать, пересчитать средства. Поэтому на местах большое значение имеет человеческий фактор. Кому-то могут помочь, а кому-то могут и специально не подсказать в нужный момент.

— Как я понимаю, на местах определяют и нуждающихся. А если выяснится, что деньги дали людям, которые уже имеют жилье?

— Это уголовная ответственность. Люди, получая субсидию, должны помнить, что живут не в чистом поле. Их знают, и если они обманули, то это станет известно в любом случае. Такие случаи уже были, и людям приходилось возвращать средства государству в полном размере.

— Что же делать работникам социальной сферы? Ведь без них на селе не выжить. Нет ли тенденции к пересмотру условий программы?

— Там, где есть возможность получить деньги, многим всегда будет казаться, что кому-то они достались несправедливо. В рамках вышеупомянутой программы есть еще мероприятие по строительству жилья по договору найма жилого помещения. Но эти мероприятия реализуются только там, где работодатель — а это зачастую муниципалитет — готов взять на себя 30% расходов. Первопроходцем был Ольхонский район. Там в 2014 году дома получили 4 семьи. Сейчас дома построены в Осинском, Заларинском районах, а в Боханском и Нукутском районах идет строительство. Это говорит о том, что в этих территориях мэры заинтересованы в том, чтобы задержать у себя молодых перспективных специалистов.

Иллюстрации: 

Построить дом — мечта многих. Помочь этой мечте исполниться призваны государственные программы
Построить дом — мечта многих. Помочь этой мечте исполниться призваны государственные программы