Все было не зря

Юбилей возрождения  Сагаалгана отметили в Бурятии

Зал полон, ложи блещут — все было именно так, как у классика: в оперный театр съезжались нарядно одетые люди в праздничном настроении, радостно встречали друг друга. Так начинались торжественное собрание общественности и концерт мастеров искусств, посвященные 25-летию придания национальному празднику «Сагаалган» статуса народного праздника в Бурятии. Известно, что Указ Президиума Верховного Совета Бурятской АССР был подписан 24 января 1990 года. С тех пор Сагаалган стал официальным выходным днем в республике, а несколько позднее и во всей этнической Бурятии. Вряд ли в этом регионе сейчас есть люди, которые не слышали об этом славном празднике, — за эти четверть века он приобрел и популярность, и истинно народный характер, и романтический ореол Белого месяца.

Торжественное собрание общественности в зале Бурятского государственного академического театра оперы и балета в Улан-Удэ состоялось 19 февраля. Перед собравшимися выступили глава РБ Вячеслав Наговицын, председатель Народного хурала Матвей Гершевич, мэр Улан-Удэ Александр Голков, другие официальные лица. Поздравительные речи содержали краткую историю праздника, историю его официального возвращения бурятскому народу. В череде выступавших больше всего запомнилось, пожалуй, выступление Матвея Гершевича. Спикер вышел на сцену в праздничном бурятском халате, голову его венчал роскошный меховой малгай. Подумалось, что пару десятков лет назад такой выход было невозможно представить, а теперь глаз радовался обилию национальной одежды на сцене, в зале, на улицах города. Медленно, но верно входит в обыденную жизнь бурят привычка носить национальный костюм. Правда, в отличие от великолепного вида, речь спикера не вызвала одобрения присутствовавших в зале — после первых же двух-трех слов на бурятском языке Матвей Гершевич сбился и тут же заглянул в шпаргалку, которую предусмотрительно держал в руке. По залу прошел шумок неодобрения — если уж спикер парламента не может сказать пару фраз, то в знании бурятского языка мы продвинулись слабо. Церемония награждения деятелей культуры и искусства за достижения 2014 года, концертные номера солистов и творческих коллективов вполне соответствовали моменту, все было ярко, эффектно, празднично. Мне вспоминались события четвертьвековой давности, когда в этом же зале, на этой же сцене происходили события иного плана.

Тогда, через год после придания нового статуса празднику «Сагаалган», был созван всебурятский съезд. Иногда это важное событие называют первым всебурятским съездом, но это не совсем корректно — в те дни стараниями нескольких общественно активных и известных людей просто была возрождена старая традиция всебурятских съездов, по понятным причинам «забытая» в советские годы.

Надо было присутствовать тогда в этом зале, чувствовать ту атмосферу, которую привнес в эти стены съезд представителей бурят из разных уголков страны! Я помню, какое это было замечательное чувство единения, новизны, ожидания добрых перемен в жизни нашего народа. Большую делегацию Усть-Ордынского Бурятского автономного округа возглавлял Леонид Александрович Хутанов, тогда председатель окрисполкома. Делегаты на съезд, люди разных возрастов и национальностей, избирались во всех территориях округа, представляли разные сферы: ветераны войны и труда, учителя, врачи, работники культуры, труженики сельского хозяйства, партийно-хозяйственные руководители, участники творческих коллективов и т. д. — все чувствовали свою причастность к историческому событию, свою ответственность перед земляками. Не менее представительны были делегации Бурятской АССР, города Улан-Удэ, Агинского Бурятского автономного округа, Москвы, Ленинграда, Иркутска, Читы, Киева, Томска и т. д. Впервые всех объединило празднование Сагаалгана после перерыва длиной в десятки лет, и это был настоящий праздник!

Надо иметь в виду, что тогда в стране уже сам воздух был напоен ветром перемен, свободы, преобразований… Эта атмосфера чувствовалась и в зале оперного театра — практически не было дежурных речей, все выступали ярко, смело, аргументированно, неформально. Руководили работой съезда поочередно то первое лицо Бурятии Леонид Потапов, то глава Агинского выборного органа Гуродарма Цэдашиев, то наш Леонид Хутанов. Поскольку в зале не было людей случайных, равнодушных, то и темы выступления были подобраны так, чтобы было интересно каждому: проведение общебурятских культурно-спортивных мероприятий, создание единого информационного поля, придание статуса государственного бурятскому языку, сохранение физического здоровья нации через запрет алкоголя и т. д. Свободный микрофон в зале раскалялся от страстности речей, к трибуне стояла очередь из желавших выступить. Одно выступление было ярче другого, зал то взрывался аплодисментами, то вовлекался в дискуссию, накал эмоций и острота поднимаемых проблем зашкаливали. Особый резонанс имели выступления, затрагивающие вопросы политики, в том числе о воссоздании Бурят-Монгольской республики в границах до 1937 года, придания бурятам статуса репрессированного народа, другие темы. Надо знать таких страстных ораторов, как, например, наши земляки Тарас Михайлов, Гавриил Богданов, Владимир Хамутаев, Лариса Бартле, чтобы представить себе уровень и накал выступлений! Реакция на многие выступления была неоднозначной, порой бурной, требования иных выступающих — резкими и даже обвинительными в адрес властей. Временами зал становился почти неуправляемым, президиум испытывал замешательство. Именно в этот момент очередь председательствовать на съезде дошла до Леонида Хутанова. Полагаю, что большинство участников съезда до сих пор хорошо помнят, как Леонид Александрович встал за столом президиума, взял микрофон и повел съезд так, что в зале в считанные минуты восстановились порядок и очередность, атмосфера стала спокойной и деловой. Значительность его внешности, спокойный голос и манера речи подействовали на сидевших в зале отрезвляюще. Опытный руководитель и публичный человек, Леонид Александрович мастерски увел съезд от неуправляемости, под его председательством были выслушаны разные точки зрения, достигнуты компромиссы, приняты важные решения, имеющие значение до сих пор. Это уже позднее будут говорить, что, мол, Хутанов в тот момент все спустил на тормозах, дал только выпустить пар, а настоящих решений так и не было принято. Но тогда было важно не допустить скоропалительных решений в политической сфере, избежать национального радикализма, «ломания дров» и т. д. И с этим возрожденный всебурятский съезд 1991 года, проходивший в первые дни официального празднования Сагаалгана, справился. Эта и другие заслуги Леонида Александровича Хутанова не только перед Усть-Ордынским округом, но и перед бурятским сообществом нашей страны в годы его дальнейшей работы, в том числе в верхней палате парламента России, в Республике Бурятия, несомненны. Добрая ему память!

Сегодня, четверть века спустя, многие события тех лет видятся уже иначе, есть понимание побед и ошибок, видение достижений и упущений, есть и чувство неоправданных надежд, горечи разочарований. Очевидно и другое — это были годы коренных изменений, важнейших решений, большинство из которых оказались необратимыми, как необратим сам праздник Белого месяца, объединяющий сегодня народы и города, страны и континенты, каждый год дарящий радость общения, тепло воспоминаний и надежду на лучшее!

Иллюстрации: 

Сагаалган стал любимым праздником во всей этнической Бурятии
Сагаалган стал любимым праздником во всей этнической Бурятии
baikalpress_id:  102 902