Время строкой ТАСС

Вышла в свет новая книга журналиста Владимира Ходия

Владимир Ходий более 30 лет был собственным корреспондентом в Иркутской области самого известного (и к тому же единственного) информационного агентства Советского Союза — ТАСС. Работать в ТАСС было престижно: корреспонденты и фотографы этого агентства считались элитой журналистики. Для них были открыты все двери — как областной власти, так и городской, а также были доступны администрации всех городов и районов. Автор книги «Время строкой ТАСС» собрал воедино 600 коротких репортерских заметок, которые день за днем отражают жизнь области за три десятка лет начиная с 1981 года. Книга прекрасно оформлена художником-дизайнером Дарьей Запольской.

— Каждая коротенькая заметка отвечает на четыре вопроса, — рассказывает Владимир Ходий. — Что, где, когда и при каких обстоятельствах произошло? Есть события, которые растянуты во времени. Например, сообщение: под Иркутском упал самолет. В следующих заметках пойдет речь о подробностях трагедии, которые поступают по мере расшифровки черных ящиков... Я проработал в ТАСС тридцать лет, это целая эпоха в жизни нашей страны. В отличие от многих других летописцев, я сам был участником многих событий, я сам жил в том времени, которое описывал.

Летопись Ходия снабжена указателями — именным, географических названий и предметным. Это делает книгу еще более интересной и доступной для чтения.

Но лично мне читать эту летопись трудно, несмотря на то что состоит она из коротких газетных заметок, написанных репортерским языком. Трудно — потому что это реальная жизнь моего города, моей области, моей страны. Буквально каждая страница заставляет остановиться и перечитать заново какую-нибудь совсем коротенькую новость. Ну, например, вот эту: 

«3 ноября 1988 года. Группа творческих работников Иркутска, в том числе писатель Валентин Распутин, академик Академии художеств СССР Анатолий Алексеев, народный артист России Виталий Венгер обратились к председателю исполкома областного Совета народных депутатов Юрию Ножикову с открытым письмом по поводу продолжающейся добычи песчано-гравийной смеси в акватории реки Ангары — на этот раз на ее островах. «Река без островов, отмелей, перекатов, проток, релок и заводей — все равно что человек без органов чувств», — говорится в письме.

Или эту:

«26 декабря 1982 года. Сдан в эксплуатацию новый корпус телецентра в Иркутске. Это событие совпало с 25-летием начала телевизионного вещания в области. Сегодня более 80 процентов ее населения смотрят две общесоюзные и местную программы. С окончанием реконструкции Иркутского телецентра все передачи будут вестись в цветном изображении».

Или вот знаковое для перестроечных времен, богатых «лечебными» сеансами Алана Чумака и Кашпировского, сообщение:

«12 октября 1991 года. Праздник под необычным названием «Аура Иркутска» пройдет сегодня в городе на Ангаре. Его организатор — научно-оздоровительный центр экстрасенсорики и изучения аномальных явлений «Биополе-Иркутск». По мнению руководителя этого центра Александра Позднякова, «район Прибайкалья является сгустком явлений, которые пока не поддаются разгадке». Однако особый интерес у сотрудников центра вызывает состояние биополя самого глубоководного озера Байкал. Цель вполне земная — выявить места, благоприятные для здоровья населения».

У Ходия можно найти и сообщения, достойные пера Зощенко:

«18 октября 1991 года. Воровство сельхозпродукции приобрело нынешней осенью широкие масштабы. Как рассказала газета «Восточно-Сибирская правда», работники Иркутского совхоза-техникума увидели, как на овощное поле заехала частная машина. Подошли ближе и в водителе, укладывавшем в багажник куль морковки, узнали майора милиции из Ленинского РОВД областного центра, с которым хозяйство как раз и заключило договор об охране урожая. На просьбу вернуть урожай офицер извлек из кобуры пистолет и с криком «Всех перестреляю!» потребовал оставить его в покое. По рации был вызван сельский участковый, который двумя предупредительными выстрелами заставил вора в милицейском мундире сдать морковку и оружие».

А вот настоящая сенсация: северное сияние в Байкальске:

«23 октября. Вечером 22 октября жители многих населенных пунктов Иркутской области наблюдали редкое природное явление — яркое свечение неба в его северной и северо-восточной части. Даже в городе Байкальске на южном берегу сибирского озера-моря — а это широта Саратова, Воронежа, Курска — между 20 и 22 часами местного времени взору людей предстало зарево, окраска которого менялась от красного до зелено-желтого. Это было мощное полярное сияние, рассказали в территориальном управлении по гидрометеорологии и контролю природной среды. Такой вывод подтверждают и данные магнитной обсерватории Восточно-Сибирского филиала СО АН СССР».

И подобных заметок — серьезных, веселых, проблемных — в книге Владимира Ходия «Время строкой ТАСС. Летопись Иркутской области. 1981—2011 годы» сотни. Это новейшая история нашей области, чтение увлекательное и познавательное. И главное его преимущество — абсолютная документальность происходящего, без навязывания идей и мнений. Выводы делайте сами.

  • Где купить?

Книгу можно приобрести, позвонив по телефону 955-232.

  • История из жизни

Еще одно достоинство летописи Владимира Ходия — подлинные фотографии. Здесь можно увидеть приезд Александра Исаевича Солженицына в Иркутск (и молодого Ходия рядом с ним), олимпийскую чемпионку гимнастку Оксану Костину, глубоководный аппарат «Пайсис», опускающийся на дно Байкала…

Но для меня самой шокирующей стала ничем не примечательная, на первый взгляд, фотография — шасси самолета на обгорелой земле. И подпись: «Катастрофа в Мамонах».

Так начался 1994 год. Это была моя личная трагедия. В то время я работала преподавателем русского языка и литературы в школе № 21. 6 «В» — это было наказание божье. Шесть второгодников, у всех тройки по русскому и литературе, нежелание учиться. В этот класс угодила замечательная девочка — отличница Оля Подлесная. Девочку нещадно травили в классе.

— Подлесная! Ты где такой свитерок откопала? На помойке? Или мама связала? А когда ты его стирала? Недели две назад? — одноклассницы завидовали ее пятеркам.

Я перед каждым уроком разговаривала с классом, угрожала выгнать раз и навсегда и не пустить на свой урок даже с родителями всех обидчиков. Но это не помогало. И тогда я попросила Олю остаться после уроков:

— Оля, ты понимаешь, что тебе здесь учиться не дадут? Давай-ка переходи в другой класс. В шестой «Д» — тебе там будет очень интересно учиться, там такие хорошие ребята!

— Оксана Бенедиктовна, я хочу в тот класс, где вы классный руководитель.

Я ее отговаривала идти в мой 6 «Е», потому что на моих уроках была такая тишина, что даже я каждый раз боролась со сном. Но переубедить Олю я не смогла. Девочка взяла свою маму, привела к директору школы, и они вдвоем убедили Лилию Михайловну Чеджемову перевести Олю в шестой «Е». Так сияющая от счастья Оля на следующий день появилась в моем классе. Ей было хорошо, легко и радостно: она все время улыбалась и училась на одни пятерки.

Незадолго до Нового года мы с Олей простились: мама взяла дочку с собой в Ригу на каникулы, летели через Москву. 11 января мы всей школой хоронили Олю Подлесную и ее маму.

Владимир Ходий проработал собственным корреспондентом Телеграфного агентства Советского Союза более тридцати лет (с 1981 года). До этого был журналистом «Восточно-Сибирской правды». Кстати, прежним собкором ТАСС был Александр Иович Гайдай — родной брат режиссера Леонида Гайдая. Он ушел на пенсию, и на освободившееся место пригласили Владимира Ходия
Владимир Ходий проработал собственным корреспондентом Телеграфного агентства Советского Союза более тридцати лет (с 1981 года). До этого был журналистом «Восточно-Сибирской правды». Кстати, прежним собкором ТАСС был Александр Иович Гайдай — родной брат режиссера Леонида Гайдая. Он ушел на пенсию, и на освободившееся место пригласили Владимира Ходия
Загрузка...