Вокруг «Сибири»

О квартале в самом центре Иркутска словно позабыли

Судьба уникального памятника советского конструктивизма давным-давно решается в Иркутске, да все никак не решится. «Сибирь» сгорела еще в середине девяностых, но и по сей день на месте сгоревшей части вопиющий пустырь, который время от времени зарастает деревцами. В глубине квартала, прямиком за «Сибирью», старый каменный дом и несколько деревянных, которые доведены временем до состояния рухляди. Маленький квартал зажат забором, огораживающим примыкающий к «Сибири» пустырь, и гостиницей «Ретро», где останавливаются гости города.

Пустырю исполнился 21 год

Пустующему участку в самом центре города не впервой быть послепожарным пустырем. До большого иркутского пожара в 1879 году на месте гостиницы стояли две деревянные усадьбы. Одну из них, на пересечении улиц Баснинской и Амурской, ныне Свердлова и Ленина, строил купец Самсонов. Вторую, на углу Пирожковского переулка и Амурской (Канадзавы и Ленина), возвел горожанин по фамилии Бузолин. После пожара эти участки перешли соответственно городскому общественному управлению и министерству юстиции и оставались неосвоенными долгие десятилетия. На огромном пустыре в 1930 году решено было возвести современное здание коммунальной гостиницы.

Проект разрабатывал прогрессивный иркутский архитектор Казимир Миталь, один из учредителей Иркутского отделения Союза архитекторов СССР, член архитектурной секции по благоустройству Иркутска. Здания, построенные по проектам Миталя в стиле конструктивизма, весьма узнаваемы — дом для сотрудников НКВД на углу Литвинова и переулка Пионерского, дом партактива на Свердлова, жилой дом на углу Байкальской и Тимирязева. Миталь участвовал в надстройке здания горсовета — администрации города.

Неудивительно, что именно Миталю, с его передовыми взглядами на архитектуру, поручили запроектировать первую в Иркутске коммунальную гостиницу. Стройке сразу присвоили название «Ценральная». Возведено здание было за три года. Горожане восприняли его не слишком позитивно: как плохо построенную коробку, до того неприглядную на вид, что безобразит не только улицу, но центр города. Хотели даже украсить его строгий фасад в соответствии со вкусом тогдашних иркутян, но украшательство не состоялось.

«Центральная» стала единственной благоустроенной гостиницей на всю Восточную Сибирь на долгие годы. Естественно, здесь размещали самых почетных гостей города. Во время войны большую часть «Центральной» занимал хирургический госпиталь, меньшую — эвакуированные артисты Киевского театра оперы и балета.

С 1955 года гостиницу планировали реконструировать. Реконструкция была проведена. Изменилось и название — гостиницу переименовали в «Сибирь». Это произошло в семидесятые годы, когда строилась гостиница «Ангара», более крупная и современная.

С 1985 года здание числилось как объект в стиле конструктивизма, представлявший историко-культурную ценность, а в феврале 1995 года попало в «Сводный список вновь выявленных объектов г. Иркутска, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность».

Но менее чем через месяц центральная и левая части «Сибири» сгорели. Пожар не удалось остановить — внутри гостиница была деревянной, с большими пустотами. Выгоревшую часть, проанализировав результаты экспертизы, решили снести.

Пожар в «Сибири» не затронул рядом стоящих домов, жители которых со страхом наблюдали за буйством стихии.

Вторая жизнь не состоялась

— Мы жили в доме за «Сибирью». Бабушка наша — в деревянном доме неподалеку, в этом же квартале. Так что пожар наблюдали, — говорит иркутянка Любовь Савельева.

Ее дети выросли в этом маленьком квартале. Сегодня она держит здесь небольшой бизнес — кафе «У бабушки». Кафе расположилось в однокомнатной квартире той самой бабушки. Семейство же Любови Геннадьевны перебралось на жительство в другие районы города. И с той поры, как горела «Сибирь», как обнесли забором место пожара, ничего в окрестностях не поменялось, говорит Любовь Геннадьевна. Жизнь здесь как будто замерла.

Между тем «Сибири», что называется, при свидетелях — через газеты — прочили вторую жизнь. Если быть точнее, то ее в 1999 году обещал «Классик-банк», который до сих пор занимает целое, не горевшее крыло бывшей гостиницы — теперь бизнес-центра. Банк предложил тогдашней администрации области идею восстановления исторического облика здания, его реконструкцию. Предполагалось, что здесь будут деловой центр и гостиница.

И вот уже двадцать лет собственники «Сибири» планируют начать работы, но все никак не начнут. Даже несмотря на то, что давным-давно Иркутскгражданпроектом разработан проект реконструкции и сделаны рабочие чертежи. Заказчики хотели расширить здание внутрь квартала. Там разместились бы гостиничные службы, подземная парковка, спортзал. Но собственник не торопился, проект в службу по охране объектов культурного наследия занес только через 12 лет.

Но и теперь немногое на участке поменялось.

— За забором деревья нарастут — их срубят. Они опять вырастают. Вот и все изменения, — констатирует горожанка Любовь Савельева.

Мы обратились в мэрию с вопросом о том, как планируется использовать участок. Нам ответили, что участок — частная собственность, в 2004 году продан «Классик-банку» и ООО «Ручей» за 590 983 рублей. Право собственности на 2012 год записано за ООО «Иркутск Плаза». Собственник в Москве, и, вероятно, особого дела до пустующего участка ему нет. Прежние собственники были бы не против вложиться в строительство 16-этажного бизнес-центра и расширить стройплощадку за счет памятника архитектуры федерального значения — того самого дома, в котором проживала когда-то Любовь Савельева. Но этот проект не пропустил, как не соответствующий законодательству.

У мэрии в связи с фактом частной собственности руки связаны. Но, как нам сообщили, администрация города рассматривает вопрос о передаче земельного участка в муниципальную собственность. Может быть, новому мэру удастся быть более настойчивым, чем его предшественники.

Зеленый домик

Двухэтажный кирпичный домик, стоявший за «Сибирью», во время пожара уцелел, но потом был расселен. Прежние владельцы участка планировали построить здесь 16-этажный бизнес-центр, и это здание им явно мешало. Но проект не прошел экспертизу, и домик сегодня стоит разоренный, без окон и без дверей. Шесть лет назад его покинули все прописанные жильцы. Непрописанные — бомжи — еще года полтора проживали здесь в сносных условиях.

— Представляете, дом без жильцов стоял, а вода и электричество были. Вот бомжи там и проживали, — вспоминает Любовь Савельева.

Она рассказывает, что они с мужем купили в доме квартиру и десять лет сидели на чемоданах — ожидали, что дом снесут. И покупали с тем расчетом, чтобы снесли да людей в приличное жилье расселили. Квартиры в доме — всего 12—15 — были все маленькие, однокомнатные. Так в советское время переделывали под коммунальное жилье купеческие особнячки или доходные дома с большими квартирами.

— В доме грибок страшный был. Конечно, дом сам по себе добротный, но вот грибок черный его разъедал так, что кирпичи крошились, в песок превращались. Собственник участка домик расселял, давал людям квартиры, и хорошие. Нам досталась в Юбилейном, большая по площади. Но потом собственник расселение забросил, не получилось, видимо, что-то. Городская администрация расселять заканчивала. А потом дом вроде хотели реставрировать. А потом он горел два раза — бомжи пожары устраивали…

Судьба памятника архитектуры по адресу Канадзавы, 17, так же как и пустыря за забором, неясна. Любовь Геннадьевна считает, что использовать их бывший дом можно, только вытравив страшный грибок и протравив почву вокруг.

Сегодня в зеленом доме, который завешен сеткой, демонстрирующей, что хозяева у здания все же есть, не живут даже бомжи, внутри свалка. Бездомные в теплое время года ставят палатку в защищенной забором зоне — на территории бывшей «Сибири». Особенно удобно было это делать, когда нарос после пожара лесок. Но и сейчас новые деревья подрастают.

Судьба «деревяшек» покрыта мраком

В самой глубине квартала, зажатые между забором «Сибири» и гостиницей «Ретро», стоят еще три домика. В одноэтажном, выходящем фасадом на ул. Марата, Любовь Геннадьевна готовит вкусные обеды в своем кафе. Здесь три собственника, двое из которых стараются поддерживать здание в хорошем состоянии.

— Мы хотели под кафе арендовать помещение в уцелевшей части «Сибири». Но условия там страшные, все ходуном ходит, все еще той, советской краской покрашено, зато арендная плата заоблачная. Так что от идеи этой отказались. Работаем здесь.

Любовь Геннадьевна говорит, что ходила в уравление архитектуры и градостроительства, чтобы разузнать о будущем квартальчика.

— Но они толком ничего не говорят. Говорят только, что сносить ничего не будут, потому что дома — памятники. Да уж, памятники, аварийные насквозь. Все бежит, все течет, подполье топит…

Информация о том, что околоток будет потревожен властями, очень волнует его обитателей. Время от времени возникают слухи, что всю улицу Марата будут разрушать и строить новые современные дома. В двух деревянных двухэтажных домах в глубине квартала проживают в том числе глубокие пенсионеры, инвалиды, которые боятся переезда и хотели бы завершить свой жизненный путь в родных пенатах. Но во многих квартирах здесь проживают квартиросъемщики. Видимо, хозяева больше не могут выносить таких суровых условий жизни.

Например, к состоянию дома 19б даже слово «аварийный» применить сложно — дом разваливается, жить в таких условиях опасно. Но, судя по тому, что из почтовых ящиков торчат квитанции на оплату коммунальных услуг, считается, что он все еще пригоден к эксплуатации.

Метки: Жизнь, Иркутск
Загрузка...