Вокруг Иркутска горит земля

На борьбу с горящим торфом брошены усольские, иркутские и ангарские пожарные

Пока одни с трудом отогревают замерзшие конечности, пробежавшись от гаража до дома, другие целыми днями работают в чистом поле на морозе и на холод не жалуются. Поле, правда, не совсем чистое, над ним висит дым. Нынешний год в Приангарье ознаменован невероятными по своему количеству и площади торфяными пожарами.  Крупные очаги есть на территории Ушаковского МО, по Голоустненскому тракту, вблизи Хомутово и Карлука. Наиболее острая ситуация сложилась в Усольском районе. С наступлением холодов торфяной дым начал смешиваться с туманом, который идет с Ангары. Туманно-дымная завеса застилает федеральную дорогу, что приводит к авариям — не так давно на трассе столкнулось сразу 10 машин. Опрокидывается грузовой транспорт. На борьбу с горящей землей брошены силы пожарных частей трех городов. 

Важный пожар

На федеральной трассе Усольского района мы побывали во вторник. В этот раз нам повезло — прихотливый ветер гнал дым в направлении, противоположном дороге. В прошлую поездку густой дымный туман окутал трассу так плотно, что инспекторы ГИБДД разворачивали все машины, и в итоге пришлось делать 15-километровый крюк. На федеральной трассе появился знак «Внимание, горят торфяники! Видимость ограничена. Соблюдайте дистанцию и скорость». Чуть подальше от знака, как беспомощный кит, выброшенный на берег, в кювете валяется огромная фура. Она опрокинулась еще вчера. Водитель соблюдал дистанцию и скорость, но дымка, спрятавшая дорожную разметку, сыграла с ним злую шутку.

На торфяном поле беспрестанное движение. Чтобы потушить маленький очаг, требуется огромное количество воды, на одну лунку уходит 10 тонн.  Цистерны пожарных машин опорожняются в считанные минуты, поэтому пожарки друг за другом идут к Ангаре, там работает мотопомпа. Раньше воду на тушение пожаров брали в Биликтуйке, но в нынешний засушливый год речка пересохла.

Морозы корректировок в технологию тушения не внесли.

— Трактор прошел, часть верхнего слоя снял. Сейчас работаем лопатами, обкапываем очаги,  проливаем водой по кромке, — говорят пожарные усольской пожарной части № 57. — Хорошо бы грунтовые воды поднялись, но они уже не поднимутся. От этого все проблемы, болота все высохли.

— Говорят, что тут горят два гектара?

— Да больше, — Виктор, пожарный усольской пожарной части № 56, с сомнением осматривает бескрайнее поле. — Горит от виадука до объездной.  

На пожаре работают три машины усольского гарнизона и восемь человек. Работают с сентября, недавно стало понятно — для таких масштабов слишком мало людей. В итоге были привлечены помощники из Ангарска. Пожарные работают, по сути, во внерабочее время. От обычного графика — сутки через трое — пришлось отказаться. Теперь на отдых даются только одни сутки.

— Вон, смотрите, открытый огонь, — Виктор показывает на языки пламени, которые вырываются прямо из-под снега. — Температура горения очень большая; чем ниже температура на улице, тем больше торф воспламеняется.

До пожарных дошли новости, что поле хотят топить, т. е. заливать большим количеством воды.

— Получится ли что из этого, не знаю. По идее, здесь надо бурить скважину, — говорит Виктор. — Ставить насос и заливать поле. А сейчас на тушение уходит колоссальное количество сил и средств. Этот торф пусть бы горел, если б никому не мешал, а тут рядом федеральная трасса, аварий много. Вон через лес отсюда култукское торфяное поле. В прошлом году мы там тушили, но нынче нас туда даже не посылают —  пожар возле трассы федерального значения важнее.  Хорошо, люди бесплатно работают, можно сказать на чистом энтузиазме. Самое большее, что мы за вне­урочную работу получим, так это отгулы.  

Пока беседуем с пожарными, замечаем установленный прямо на снегу столик с термосами.

— А питание у вас тут как организовано?

— Сами, все сами, из дома термос с чаем взяли, колбаски порезали, сальца — вот и все питание.   

«Греемся у костра только в обед»

Питание второй группы огнеборцев, прибывших из Иркутска, организовано несколько иначе. Мы приехали на поле в обеденный перерыв и застали группу греющейся у костра. Как признаются борцы с подземным пожаром, возможность погреться у огня предоставляется исключительно во время обеда.  Рядом с греющейся группой стоит большой котел, совершенно пустой.

— Вы немного опоздали, — смеются пожарные, — а то угостили бы вас рассольником.  

Рассольник приготовили коллеги в Тельме. Там в сельском клубе у пожарных временное место дислокации, где они готовят себе еду и ночуют. Пока производится тушение, в Иркутск, чтобы не тратить время и средства на дорогу, никто не ездит.

Иркутские пожарные работают на усольских торфяниках с 5 ноября. Сергей, старший группы специализированной пожарной части г. Иркутска, немного не согласен со своим усольским  коллегой. Он уверен, что если бы морозы ниже 28 градусов постояли подольше, земля промерзла бы как следует и торфяные пожары утихли бы.

— Роспотребнадзор сообщил, что в Усольском районе в два с половиной раза превышено содержание оксида углерода в воздухе. Вы  дышите дымом каждый день. На здоровье не сказывается?

— Да вроде нет, дискомфорта не ощущаем, на здоровье никто не жалуется, — говорят пожарные. — Единственное, у некоторых изжога, да и то, наверное, больше от того, что еда другая, не привычная, домашняя.

Трактор окопал большое поле по периметру, создал минерализованную полосу, за которую огонь не выйдет. Теперь надо бороться с горящими очагами. Глубина торфа на усольском участке один метр, дальше идет песок. Но даже с такой небольшой глубиной работать сложно. Промерзшая земля становится каменной и с большим трудом поддается лопате.

Сражаться с ледяными кочками людям приходится в течение восьми часов. Поле пожарные покидают в 6 часов вечера, когда наступает темнота. Работать на горящей земле опасно.

Иллюстрации: 

Там, где не справляется техника, становится незаменимым ручной труд.
Там, где не справляется техника, становится незаменимым ручной труд.
Шанс погреться у костра представляется пожарным раз в день —  во время обеденного перерыва, но люди не жалуются, перекапывание обледеневшей земли замерзнуть им не дает.
Шанс погреться у костра представляется пожарным раз в день — во время обеденного перерыва, но люди не жалуются, перекапывание обледеневшей земли замерзнуть им не дает.