Вкладчики Фондовского потеряли надежду: дело закрыто за сроком давности

До половины шестого вечера 22 мая во Дворце спорта продолжалось предварительное судебное слушание по уголовному делу в отношении директора Иркутского фондового центра Алексея Решетникова и его зама Андрея Кузнецова, обвиняемых в мошенничестве в особо крупном размере и легализации (отмывании) денежных средств.

Несмотря на ожесточенные протесты 630 потерпевших, суд удовлетворил ходатайство обвиняемых о прекращении уголовного преследования в связи с истечением срока давности. В многолетней эпопее «вкладчики против Фондовского» поставлена точка. Увы, не в пользу вкладчиков. Миллионы вложенных в финансовую пирамиду рублей пошли прахом.

Иркутский фондовый центр был создан в 2002 году молодым бизнесменом Алексеем Решетниковым. Компания принимала средства граждан под довольно высокие проценты. 29 февраля 2008 года выплаты прекратились. В марте того же года (запомним эту дату!) в отношении директора компании Алексея Решетникова и его заместителя по правовым вопросам Андрея Кузнецова было возбуждено уголовное дело. Расследованием занимались следователи по особо важным делам следственной части ГСУ ГУ МВД России по Иркутской области. К февралю 2011 года уголовное дело насчитывало больше двух тысяч томов, потерпевшими по делу были признаны около двух с половиной тысяч человек. Сумма похищенных средств составила 700 млн рублей. А теперь внимание — весной 2011 года (!) следователи публично заявили, что расследование завершено и осенью того же года будет направлено в суд. Однако в суд оно не поступило ни в 2011-м, ни в 2012-м, ни в 2013-м. И только 18 апреля нынешнего года, то есть спустя три (!) года, дело было направлено в Кировский районный суд Иркутска для рассмотрения по существу. По словам следователей, так получилось из-за того, что по закону с делом должны были ознакомиться обе стороны: потерпевшие и обвиняемые. И если две тысячи потерпевших сумели ознакомиться с документами в течение одного года, то двум фигурантам для этого потребовалось целых два. Таким образом, с момента возбуждения уголовного дела и до его передачи в суд прошло ровно шесть лет и еще несколько дней.

И вот тут начинается самое интересное.

В официальном релизе суда говорилось, что ходатайство о проведении предварительного заседания было заявлено самими обвиняемыми, в том числе для решения вопроса о прекращении уголовного преследования в связи с истечением срока давности.

Возможно ли такое? С этим вопросом накануне предварительного слушания «Пятница» обратилась в пресс-службу Прокуратуры Иркутской области, но получила отказ с формулировкой «пока нет решения суда, комментировать нечего». Владимир Елисеев, адвокат Алексея Решетникова, сообщил, что, согласно закону, срок давности действительно истек, однако воздержался давать прогнозы.

Для понимания ситуации «Пятница» обратилась к нашему постоянному эксперту, члену Совета адвокатской палаты Иркутской области Владимиру Козыдло.

— Владимир Борисович, что можете сказать о сроке давности?

— Да, существует норма закона, подразумевающая освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. Насколько мне известно, по тем статьям, в которых обвиняют фигурантов, срок давности составляет шесть лет.

— А что может заставить суд отклонить ходатайство?

— По закону суд не имеет права его отклонить.

— Как так?

— Я все понимаю: народ воспримет решение суда с возмущением, но закон есть закон. Хотим мы или не хотим, такая возможность у обвиняемых есть, и суд не может отказать, поскольку, согласно статье 78 УК, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли сроки
давности.

— Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления?

— Именно.

— А как же потерпевшие? Разве они не могут опротестовать это ходатайство?

— Давайте сначала рассуждать, а потом — эмоции. Да, закон не предусматривает учета мнения потерпевших. За это надо сказать спасибо
нашим депутатам.

— Как? Неужели нет никаких оснований для отклонения ходатайства?

— Только если лицо, совершившее преступление, уклонялось от следствия или суда. В данном случае обвиняемые не пытались скрыться, они исправно ходили к следователю, не нарушали подписку о невыезде. Значит, срок давности в силе. Также в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования в связи с истечением сроков давности не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. Насколько я понял, Решетников и Кузнецов сами же и направили ходатайство о прекращении преследования. Так что и этот пункт отпадает.

— Это очень печально?

— Людей очень жаль, но ведь они сами пришли к такому результату. Не надо было поддаваться на всякие аферы. Конечно, они теперь могут подавать иски в суд о взыскании материального ущерба, и суды эти иски удовлетворят. Но с кого будут взыскивать ущерб? У Решетникова денег нет, и взыскивать с него нечего. Сколько мы знаем таких историй, когда официально по документам у человека ничего нет, а все, что есть, так надежно спрятано, что никому не найти?

Предварительное заседание суда по делу Иркутского фондового центра проходило в закрытом режиме, пресса на него не допускалась. Поэтому журналистам «Пятницы» пришлось довольствоваться возможностью поговорить с вкладчиками перед входом во Дворец спорта. В само здание приставы пускали только по паспортам, сверяясь с официальным списком лиц, признанных потерпевшими. Напомним, что таковых насчитывается более двух с половиной тысяч человек. Из них пришло 630 человек. В основном это были пожилые и очень пожилые граждане, скорее даже преклонного возраста. По внешнему виду было понятно, что живут они очень скромно. При этом они называли суммы потерянных вкладов, от которых волосы вставали дыбом: один миллион, два миллиона, два с половиной. Некоторые шли группами по три-четыре человека — видимо, в процессе мытарств они успели перезнакомиться и подружиться. В их разговорах слышались обрывки фраз, из которых было понятно, что кого-то из общих знакомых уже похоронили. Да, за шесть лет многие ушли в лучший мир.

— Я ни на что не надеюсь, — рассказала 82-летняя Светлана Михайловна. — Первые два года верила Решетникову, он обещал вернуть и до сих пор обещает. Но я знаю — не отдаст.

Самым удивительным было то, что почти ни один из опрошенных не верит в вероятность судебного процесса и справедливого наказания.

Все говорили, что, скорее всего, заседание закончится ничем. Все были хорошо осведомлены о сроках давности и утверждали, что расследование дела намеренно затягивалось.

— Ни в какое возмездие я не верю, — говорит пенсионер Виталий Борисович. — Скорее всего, отпустят, и все. Решетников все время обещает отдать деньги, он мне сам сказал, что какую-то новую контору собрался открыть, что-то новое замутить. Но я ему больше не верю. Я ему за полтора года 260 раз звонил, и каждый раз он только обещает, я уже стал записывать за ним, да что толку. Не видать нам наших денег.

Слушание продлилось с 11.00 до 17.30. Мы так и не дождались официального релиза пресс-службы Кировского суда. О том, что судья вынесла решение прекратить уголовное преследование в отношении фигурантов в связи с истечением сроков давности, нам сообщили сами вкладчики, выходившие из здания Дворца спорта. Одни выходили молча, едва сдерживая ярость, другие смеялись, называя прошедшее слушание фарсом и цирком.

— Все, дело закрыто! — говорили они. — Фантастика: шесть лет ходили, боролись, чтобы его наказали, и остались в дураках. Забыть все скорее как страшный сон. Сами виноваты…

Да, люди сами виноваты. Но все равно их очень жаль. Не все обладают критическим мышлением и способностью анализировать. Нельзя обвинять человека в том, что он не в состоянии просчитать все риски. Люди по определению не могут быть все умными и образованными. Хотя и образованные тоже попадались на эту удочку. Другое страшно. Шесть лет работала государственная машина: следователи, суды, прокуратура. И работала исправно, в соответствии с многочисленными законами и постановлениями. Две тысячи томов дела, масса постановлений, заявлений, ходатайств, командировки, статьи, телевизионные репортажи. Во всю эту процедурную круговерть были вовлечены немалые силы. И ради чего? Ради того, чтобы в итоге дело закончилось ничем? И никто не может объяснить одну простую вещь: зачем передавать дело в суд, когда уже истекли все сроки давности? Ведь результат заранее известен. Недоумение? Никакими разумными доводами это объяснить невозможно. Вспоминается только фраза из известного стихотворения: «И в желтых окнах засмеются, что этих нищих провели».

Иллюстрации: 

Уже на входе во Дворец спорта вкладчики (давно перезнакомившиеся в ходе процесса, здоровались и обменивались эмоциями. Надо сказать, все были уверены, что Решетников выйдет сухим из воды. Некоторые высказывали надежду, что есть Божий суд и основателю ИФЦ будет трудно существовать в негативном энергетическом поле
Уже на входе во Дворец спорта вкладчики (давно перезнакомившиеся в ходе процесса, здоровались и обменивались эмоциями. Надо сказать, все были уверены, что Решетников выйдет сухим из воды. Некоторые высказывали надежду, что есть Божий суд и основателю ИФЦ будет трудно существовать в негативном энергетическом поле
Власти заранее позаботились о возможных эксцессах. Рядом со стадионом дежурили автомобили полиции, скорой помощи и даже пожарная машина. Для чего она понадобилась? Неужели для того, чтобы тушить гнев вкладчиков с помощью водомета, на тот случай если они вдруг начнут бунтовать?
Власти заранее позаботились о возможных эксцессах. Рядом со стадионом дежурили автомобили полиции, скорой помощи и даже пожарная машина. Для чего она понадобилась? Неужели для того, чтобы тушить гнев вкладчиков с помощью водомета, на тот случай если они вдруг начнут бунтовать?
Евгения Забеевна, одна из вкладчиков Иркутского фондового центра, не могла скрыть слез. Много лет она откладывала деньги из своей мизерной пенсии для того, чтобы внучка смогла учиться. 180 тысяч, не такая уж большая сумма, но для нее это больше, чем потеря денег, это крушение всех надежд
Евгения Забеевна, одна из вкладчиков Иркутского фондового центра, не могла скрыть слез. Много лет она откладывала деньги из своей мизерной пенсии для того, чтобы внучка смогла учиться. 180 тысяч, не такая уж большая сумма, но для нее это больше, чем потеря денег, это крушение всех надежд
Ирина пришла, чтобы «просто послушать и посмеяться над собой». По ее словам, все, что было связано с ИФЦ, давно уже «перегорело внутри»: «Бог судья этому Решетникову. Мы сами во всем виноваты»
Ирина пришла, чтобы «просто послушать и посмеяться над собой». По ее словам, все, что было связано с ИФЦ, давно уже «перегорело внутри»: «Бог судья этому Решетникову. Мы сами во всем виноваты»
Материалы в тему: 

Недовольные качеством пищи и медобслуживанием заключенные одной из колоний Иркутска устроили акцию протеста

Осужденные одного из отрядов ИК-3 Иркутска вечером 23 июня 2013 года собрались на плацу учреждения и выдвинули ряд претензий в адрес администрации исправительной колонии, они не довольны качеством приготовляемой пищи, медицинским обслуживанием и механизмом условно-досрочного освобождения. В сети Ин...
baikalpress_id:  94 589