Виновата бедность

Российские ученые установили связь между социальным статусом подсудимого и шансом получить обвинительный приговор в суде.

Группа социологов Института проблем правоприменения провела анализ статистики судебных решений по уголовным делам. Ученые установили, что россияне с невысоким экономическим и социальным статусом чаще оказываются на скамье подсудимых, чем белые воротнички и госслужащие. Россия имеет уникальную базу данных о ходе уголовных дел в судах. Кроме сведений о самом уголовном деле там есть подробная информация о подсудимом: его положении в обществе, профессии, семье. Весь этот объем данных стал полем для исследования социологов.

В ходе работы социологи обнаружили, что в одинаковых уголовных делах и при равных условиях люди разного пола, профессии и национальности могут получить разные приговоры. Суровость наказания может зависеть даже от региона, в котором проходит суд. Так, Иркутская область входит в число субъектов Российской Федерации, в которых средний срок, который судьи присуждают обвиняемым в уголовных преступлениях, один из самых высоких по стране. Если в соседнем Красноярском крае судьи в среднем сажают на три-четыре года, то у нас, в Приангарье, — на четыре-шесть лет. Еще факт — преступники в Сибири в среднем моложе, чем в европейской части РФ.

Статистика показывает и связь между судебным решением и социально-экономическим статусом подсудимого. Чаще всех в России в этой незавидной роли оказываются рабочие, граждане без определенных занятий (до 85% процентов от общего числа обвиняемых). Помимо того что наши статусные сограждане реже попадают на скамью подсудимых, они имеют больше шансов получить оправдательный приговор, чем люди с более низким социально-экономическим статусом. Наказание также распределяется между этими группами неравномерно — у белых воротничков и госслужащих меньше шансов получить реальный срок, чем у тех же рабочих.

Как утверждают ученые, при равных условиях вероятность оправдания государственного служащего по статье частного обвинения на 8% выше, чем рабочего.

Шанс получить реальный срок у госслужащего на 22% меньше, чем у безработного, а вероятность условного срока выше на 4%. По той же статье государственный служащий получит примерно на 2,5 месяца меньший тюремный срок, а рабочий получит на 9 месяцев больший.

Эта разница заметнее всего на примере насильственных и экономических преступлений. По этой статье предприниматели имеют на 6% более низкую вероятность получить условный срок, чем безработные, и на 2,4 месяца больший срок лишения свободы. По этой же статье сотрудник правоохранительных структур получит срок, который на полгода меньше, а госслужащий — на 4,8 месяца меньше, чем безработный. За такие насильственные преступления, как средние и тяжкие телесные повреждения без смертельного исхода, правоохранитель получит срок реального лишения свободы, который меньше на 1 год, а заключенный — на 11 месяцев больше, чем безработный.

Вопрос о том, почему существует такая практика, весьма интересен, однако юристы считают, что однозначного ответа на него быть не может. Известный иркутский юрист Сергей Шишкин предположил, что зависимость приговора и статуса может быть связана с тем, что человек состоятельный может позволить себе квалифицированную юридическую помощь:

— Бомж не сможет нанять себе известного адвоката, который в силу богатого опыта и высокой квалификации сможет, к примеру, найти ошибки в работе следователей, что может серьезно повлиять на приговор. Опытный адвокат лучше построит защиту и аргументирует свою позицию в суде, но и стоимость его услуг будет высока.

Второй причиной, по словам эксперта, может быть явление, давно привычное для российской судебной системы — так называемое телефонное право.

Человек, обладающий высоким статусом может воздействовать на органы власти, действуя по неофициальным каналам. Сергей Шишкин отметил, что не стоит забывать и о том, что некоторые категории российских граждан «равнее» все остальных. Речь идет о судьях, прокурорах, сотрудниках правоохранительных структур, депутатском корпусе. Круг этих людей не очень широк, но тем не менее в их отношении судебная система может быть более лояльной.

Роман Кравцов, заведующий кафедрой уголовного права Юридического института ИГУ, кандидат юридических наук, доцент, адвокат Адвокатской палаты Иркутской области считает, что однозначно ответить на вопрос о том, почему статистика показывает зависимость приговора от социального положения подсудимого, не сможет ни один здравомыслящий юрист. Слишком много факторов влияет на решение судьи по каждому конкретному делу.

— У суда нет никаких правовых оснований назначать более серьезные наказания небогатым людям, нет таких правовых норм. При этом закон обязывает судью учитывать при вынесении каждого приговора личность подсудимого, его социальные качества. Что касается возможности властей предержащих необоснованно уйти от ответственности, то это вопрос совести и чести каждого отдельного правоприменителя, — говорит эксперт.

Роман Кравцов подчеркнул, что органы предварительного расследования заинтересованы в вынесении обвинительного приговора, поскольку это их работа — обвинять. Во-первых, это влияет на оценку деятельности следователей. Во-вторых, если суд оправдывает человека, возникает вопрос о реабилитации подсудимого. Очевидно, что при возникновении сомнений в обоснованности предъявленного обвинения сторона гособвинения уже в суде пытается найти некий компромисс, не допуская оправдательного приговора по делу. Последний же может нанести очень серьезный удар по дальнейшей карьере следователя и гособвинителя. В таких условиях судьба человека действительно может зависеть от того, сколько он может заплатить за качественные услуги адвоката.

Шанс получить реальный срок у госслужащего на 22% меньше, чем у безработного, а вероятность условного срока выше на 4%.

По той же статье государственный служащий получит примерно на 2,5 месяца меньший тюремный срок, а рабочий — на 9 месяцев больший.

Иллюстрации: 

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации Сергей Шишкин убежден, что «субъективное мнение судьи не может не влиять на приговор. Сегодня само понятие независимого суда трактуется несколько вульгарно. Если в начале советской истории суд оперативно вершили представители победившего класса, опираясь на право сильного, после перестройки получилась другая крайность. Мы объявили верховенство закона и наделили судей иммунитетом и социальными гарантиями, которые и не снились простым смертным. Из-за чего некоторые судьи, как бы это мягче выразиться, возомнили о себе, порой не видя разницы между законом и субъективным мнением»
Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации Сергей Шишкин убежден, что «субъективное мнение судьи не может не влиять на приговор. Сегодня само понятие независимого суда трактуется несколько вульгарно. Если в начале советской истории суд оперативно вершили представители победившего класса, опираясь на право сильного, после перестройки получилась другая крайность. Мы объявили верховенство закона и наделили судей иммунитетом и социальными гарантиями, которые и не снились простым смертным. Из-за чего некоторые судьи, как бы это мягче выразиться, возомнили о себе, порой не видя разницы между законом и субъективным мнением»
Роман Кравцов, заведующий кафедрой уголовного права Юридического института ИГУ, кандидат юридических наук, доцент, адвокат Адвокатской палаты Иркутской области: «Шанс быть признанным виновным в совершении преступления зависит в том числе от того, доступна ли гражданину квалифицированная (но в то же время высокооплачиваемая) юридическая помощь. Государственная юридическая поддержка для несостоятельных россиян существует, однако, чтобы ее получить, необходимо пройти множество бюрократических процедур. В этом свете неудивительным кажется тот факт, что российские суды выносят оправдательный приговор лишь в одном случае из ста»
Роман Кравцов, заведующий кафедрой уголовного права Юридического института ИГУ, кандидат юридических наук, доцент, адвокат Адвокатской палаты Иркутской области: «Шанс быть признанным виновным в совершении преступления зависит в том числе от того, доступна ли гражданину квалифицированная (но в то же время высокооплачиваемая) юридическая помощь. Государственная юридическая поддержка для несостоятельных россиян существует, однако, чтобы ее получить, необходимо пройти множество бюрократических процедур. В этом свете неудивительным кажется тот факт, что российские суды выносят оправдательный приговор лишь в одном случае из ста»
baikalpress_id:  95 721